Андреас везалий

Расхититель могил

   Андреасу Везалию на роду было написано стать врачом. Прадед и дед его были придворными медиками и одновременно учеными, составившими комментарии к классическим трудам Авиценны и Рази. Отец, продолжая династию, служил врачом и аптекарем при дворе императоров Священной Римской империи Максимилиана I и Карла V.   31 декабря 1514 года в Брюсселе супруга родила ему сына, которому дали имя Андреас. Мальчик воспитывался и рос во врачебной среде. Его отец, возвратившись со службы или из очередной военной кампании, по вечерам собирал своих друзей-врачей и охотно рассказывал им занимательные истории о пациентах и жизни императорского двора. Для маленького Андреаса поначалу многое в этих рассказах было непонятным, но мудреные врачебные термины, вплетенные в захватывающие сюжеты, прибавляли историям манящей таинственности. Когда отец уходил в очередной победоносный поход с императором, воспитанием сына занималась мать – Изабель Краббе. Видя растущий интерес мальчика к медицине, она разрешала ему листать труды великих врачей из домашней библиотеки и, бывало, зачитывала из них избранные места по просьбе юного Андреаса. Мальчик на удивление быстро запоминал имена и термины. Еще ребенком он нашел себе не вполне обычное занятие: находя тела погибших животных – собак, мышей, птиц, он, подражая авторам старинных трактатов, изучал по ним строение и расположение внутренних органов. Окончив школу и колледж, Андреас в 16 лет поступил в Лувенский университет, где усиленно изучал греческий, латинский и арабский языки. Позднее это помогло ему в изучении толстых фолиантов, что пылились на книжных полках в родовом гнезде.   После получения степени магистра, в 1533 году, Андреас по совету друга отца врача Николая Флорена отправляется изучать медицину в Парижский университет. Медицинская школа этого учебного заведения была чуть ли не самой консервативной в Европе. Занятия по анатомии состояли из заунывного зачитывания трудов Галена, сопровождаемого небрежным препарированием трупов нанятыми для этого цирюльниками. Такая учеба, кроме зевоты, у студентов не вызывала ничего, посему среди них быстро сформировалась небольшая группа крайне недовольных таким преподаванием молодых людей, которые предпочли самообразование. Естественно, студентам необходима была исследовательская деятельность, и материал для нее они зачастую раздобывали на парижском Кладбище Невинных, роясь в могилах. Нередко во время «этих раскопок» на студентов нападали местные бродячие собаки. Андреасу, как предводителю шайки расхитителей могил, иногда удавалось умаслить сторожа кладбища и получить в свое распоряжение более или менее пригодный для изучения труп.   В университете светилом анатомии считался профессор Яков Сильвий, блестящий лектор, автор ряда не слишком заметных анатомических трудов. Первым широко внедрив вскрытие трупов в практику обучения, он ни разу не посмел усомниться в анатомических постулатах Галена, сформулированных за 13 веков до этого. Любое выявленное несоответствие догмам Сильвий воспринимал лишь как некую индивидуальную аномалию. Истово интересующийся анатомией, Андреас закономерно стал любимцем профессора. Сильвий через некоторое время доверил ему препарирование трупов на демонстрационных занятиях. Овладев анатомированием, в 20-летнем возрасте Везалий делает свое первое открытие: доказывает, что нижняя челюсть состоит из одной, а не из двух костей, как учил Гален. Перед сокурсниками он может на спор с завязанными глазами определить любую кость человеческого скелета на ощупь.   В Парижском университете Андреас провел три года, за которые его критический взгляд на галеновскую анатомию только укрепился. Когда в 1536 году воинственный император и король Испании Карл V вторгся во Францию, о продолжении научной работы в Париже пришлось забыть, и Андреас вернулся в Лувен.   Там Везалий стал инициатором первых публичных анатомических лекций, сопровождаемых вскрытием мертвого тела. По городу ползут слухи, что Везалий тайно покупает трупы висельников. Как и предполагалось, со стороны местного духовенства нарастают подозрение и неприязнь к врачу. Тем временем ученый пишет свою первую научную работу – комментарии к книге античного ученого Рази, за что получает звание бакалавра медицины. Не боясь отстаивать свою точку зрения, Везалий вступает в спор с профессурой Лувенского университета по вопросу кровопускания. Дискуссия незаметно перерастает в серьезный конфликт, что заставляет Везалия задуматься об отъезде.

Парижская медицинская школа

Андрей Везалий начал свое медицинское образование в 1533 году, в возрасте 19 лет. Большое влияние на талантливого студента оказали работы древнегреческого врача Клавдия Галена, написанные за 1300 лет до того, как он с ними познакомился. Эти учения считались абсолютной и безупречной истиной. Большинство анатомических наблюдений Галена были сделаны при вскрытии животных, главным образом приматов, так как в ту эпоху препарировать людей было запрещено.

Андрей Везалий как анатом многим обязан своему преподавателю анатомии Иоганну Гуинтеру фон Андернаху, который занимался переводами древнегреческих текстов Галена на латынь. Как и древнегреческий врач, он считал личный опыт и наблюдения лучшим способом получения анатомических знаний. Большинство вскрытий человека в то время проводилось исключительно с целью заверить студентов в том, что все написанное Галеном и Гиппократом было правдой.

Во время типичной демонстрации мясник или хирург делали необходимые разрезы, а преподаватель, сидя высоко над телом, зачитывал соответствующие отрывки из древних произведений вслух. Ассистент помогал студентам, указывая на обсуждаемые органы. Так как древние тексты не могли содержать каких-либо ошибок, учащимся не разрешалось задавать вопросы или обсуждать рассечение. Академические споры, как правило, касались правильности перевода древних произведений, а не анатомии.

Гуинтер фон Андернах был редким типом преподавателя в те времена. Он разрешал своим ученикам препарировать самим. Хотя такая практика осуждалась большинством университетов. Как правило, производилось вскрытие казненных преступников, и считалось унизительным для образованных людей иметь дело с этими презренными образцами.

Таланты Везалия настолько впечатлили Гуинтера, что он попросил его помочь с книгой о Галеновой анатомии Institutiones anatomicae. Работа была издана в 1536 году. В ней Гуинтер хвалил своего 21-летнего ученика: «Этот перспективный молодой человек обладает выдающимися познаниями в медицине, в совершенстве владеет латинским и греческим и очень опытен в анатомировании».

Лувенская медицинская школа

Андрей Везалий был вынужден покинуть Париж в 1536 году, так как между Францией и Священной Римской империей разразилась война. Для завершения своих медицинских исследований он вернулся в Лувенский университет. Его опыт в анатомии был быстро признан. Вскоре Везалию было поручено наблюдать и комментировать вскрытие скоропостижно скончавшейся 18-летней дворянки. Анатомирование молодых женщин в то время было редкостью. Везалий был возмущен неопытностью хирурга и взял вскрытие на себя.

Несмотря на острое осознание своего растущего опыта, он все еще был недоволен своими познаниями в анатомии человека. Везалий понял, что тексты больше ничему его научить не смогут. Теперь Андрею предстояло сломать барьеры на пути к знаниям, возведенные старыми профессорами медицины, которые были счастливы поклоняться Галену и Гиппократу. Для исследований ему нужны были человеческие тела.

Вскоре после возвращения в Лувен Андрей Везалий и его друг нашли почти полный труп казненного преступника, оставленный под открытым небом. Представившаяся возможность была слишком хороша, чтобы ее упустить. В ту ночь Везалий тайком пробрался к телу, похитил и препарировал его, сделав из него скелет, который затем использовал в роли наглядного пособия. Чтобы не вызвать подозрений, он придумал историю о том, что привез его из Парижа. Проводя демонстрационные вскрытия для студентов, Везалий в Лувене фактически стал неформальным преподавателем анатомии. В 1537 году, в 22 года, он получил степень бакалавра в области медицины.

Везалий — основоположник анатомии

Везалий (Vesalius) Андреас (1514-1564) — естествоиспытатель, основоположник анатомии. Деятельность Везалия проходила во многих европейских странах. Одним из первых стал изучать человеческий организм путем вскрытий. В основном труде «О строении человеческого тела» (кн. 1—7, 1543) дал научное описание строения всех органов и систем, указал на многие ошибки своих предшественников, в том числе Галена. 

Андреас Везалий родился в 1514 г. в Брюсселе в семье потомственных медиков. Учился Андреас сначала в школе, а затем в университете г. Лувена, где получил разностороннее образование, изучил греческий и латинский языки, благодаря чему мог знакомиться с трудами ученых уже в юные годы. Очевидно, он прочел о медицине немало книг древних и современных ему ученых, так как труды его говорят о глубоких знаниях. Везалий самостоятельно из костей казненного собрал полный скелет человека.

В возрасте семнадцати лет направился в университет Монпелье, а в 1533 г. впервые появился на медицинском факультете Парижского университета, чтобы слушать лекции анатома Сильвия. Юный Везалий уже мог критически подойти к методу преподавания анатомии.

Ученый справедливо считал анатомию основой медицинских знаний, и целью его жизни стало стремление возродить опыт далекого прошлого, развить и усовершенствовать метод изучения анатомии человека. Однако церковь, препятствовавшая развитию естественных наук, запрещала вскрытие трупов человека, считая это кощунством.

После получения в 1537 г. докторской степени Везалий стал преподавать анатомию и хирургию в Падуанском университете. Он читал лекции и продолжал свои исследования. Чем глубже изучал он внутреннее строение организма, тем больше укреплялся в мысли, что в учении Галена немало весьма значительных ошибок, которых просто не замечали те, кто находился под влиянием галеновского авторитета. Несколько лет изучал, переводил и переиздавал труды ученых-медиков прошлого, своих предшественников-анатомов. Он поставил целью решить великую задачу — правильно описать расположение, формы и функции органов человеческого тела.

Результатом труда ученого явился знаменитый трактат «О строении человеческого тела» в семи книгах, появившийся в 1543 г. Смелость его научной мысли была настолько необычна, что наряду с оценившими его открытия последователями у него появилось много врагов. Знаменитый Сильвий, учитель Везалия, назвал Везалия «Везанус», что означает — безумный.

Вскрыв десятки трупов, тщательно изучив скелет человека, Везалий пришел к убеждению, что мнение, будто у мужчин на одно ребро меньше, чем у женщин, совершенно неверно. Но такое убеждение выходило за рамки медицинской науки. Оно затрагивало церковное вероучение.

Ученый продолжал преподавать в Падуанском университете, но с каждым днем атмосфера вокруг него накалялась все больше. В это время он получил приглашение испанского императора Карла У занять место придворного лекаря. Двор императора находился в то время в Брюсселе. Карлу служил еще отец Везалия, и молодой профессор принял предложение императора.

Все свободное время Везалий отдавал трактату «О строении человеческого тела». Вносил поправки, дополнения, уточнял то, что казалось ему не совсем убедительным. Используя любую возможность, он занимался анатомированием.

При Филиппе II суровые запреты церкви анатомировать трупы вновь коснулись Везалия. Ему было предъявлено обвинение в том, что он анатомировал живого человека. Приговор церкви был категоричен: придворный медик Андрей Везалий «должен во искупление грехов своих отправиться на поклонение в святые места к Гробу Господню».

В 1564 г., оставив семью в Брюсселе, он отправился в далекий путь. На обратном пути из Иерусалима при кораблекрушении больной Везалий был выброшен на остров Занте (Греция), где в 1564 г. и умер.

Из биографии Андреаса Везалия

Основоположник научной анатомии появился на свет 31 декабря 1514 года в Брюсселе. Отец его был аптекарем, а дед занимался врачеванием. Это во многом определило жизненный путь Везалия. Он получил добротное медицинское образование, обучаясь наукам сначала в Париже, потом в Нидерландах.

В те времена вскрытия находились под запретом. Знания по анатомии медики черпали из трудов Галена и Аристотеля. Андреас Везалий первым сломал эту традицию. Еще в студенческие годы он сумел раздобыть труп повешенного преступника, из которого он целиком препарировал скелет.

В 1537 году Везалий, получивший к тому времени докторскую степень, начал карьеру, приступив к преподаванию хирургии и анатомии в университете Падуи. Проводить исследования без анатомического материала было трудно. Время от времени Везалий ухитрялся получать в свое распоряжение трупы казненных преступников. Нередко ему с учениками приходилось выкрадывать тела с кладбища в Падуе.

Делая вскрытия, Везалий сопровождал работу зарисовками, одновременно разрабатывая методы препарирования умерших. Через несколько лет упорных трудов Везалий завершил объемный трактат по анатомии. Книга «О строении человеческого тела» вышла в 1543 году в Базеле. В ней автор утверждал, что анатомия в изложении Галена ошибочна, поскольку составлялась на основании изучения животных, а не людей. Андреас Везалий исправил более двухсот ошибок Галена, касавшихся строения внутренних органов человека. Иллюстрировал издание С. Калькар, друг Везалия В 1955 году свет увидело второе издание книги, которое на протяжении двухсот лет было единственным пособием для студентов-медиков.

Везалий – не только знаменитый теоретик, но и практик в области медицины. Он служил придворным врачом у императоров Филиппа II и Карла V. Однако близость к царственным особам не уберегла Везалий от преследований со стороны инквизиции. Его ожидало сожжение на костре, но потом наказание было заменено принуждением к паломничеству в Святую землю. В 1564 году Везалий возвращался из Иерусалима. В результате кораблекрушения ученый оказался на острове Занте. Здесь он и закончил свои дни 15 октября того же года.

Отверженный профессор

   Везалий выбирает город, где бы он смог продолжить анатомические опыты, не опасаясь за свою свободу и жизнь, и в 1537 году переезжает в венецианскую Падую. В Падуанском университете он удостаивается звания доктора медицины и в 23 года становится профессором кафедры хирургии и анатомии. Здесь Везалий в корне меняет методику преподавания: отныне сам лектор проводит анатомирование и демонстрирует студентам предмет изучения. Для плодотворной педагогической деятельности ему необходим учебный материал, который не содержал бы ошибок, допущенных Галеном. В 1538 году при содействии художника Стефана Калькара, своего друга и ученика Тициана, Везалий издает шесть анатомических таблиц. Они стали первым в истории иллюстрированным учебником по анатомии. Следующие четыре года Везалий посвятит работе над бессмертным трудом «О строении человеческого тела». Книга была издана в 1543 году в Базеле в типографии бывшего ученика Парацельса книгоиздателя Иоганна Опорина и представляла собой внушительного объема семитомник, снабженный п большими гравюрами и 250 иллюстрациями Калькара. Художник не захотел подходить к работе чисто технически и изобразил анатомированные тела в патетических позах на фоне прекрасных пейзажей, что в дополнение ко всему производило сильное эстетическое впечатление. Для студентов, которых мог отпугнуть грандиозный объем труда, Везалий подготовил сокращенное издание, озаглавленное «Эпитоме» («извлечение», «конспект»).   Несмотря на искреннее преклонение перед наследием Галена, Везалий подвергает сомнению анатомические постулаты античного ученого. Если великий римлянин формировал представления о строении человеческого организма во многом на основании вскрытий трупов животных, то Везалий ориентировался исключительно на собственный опыт препарирования человеческих тел, что и позволило ему выявить у Галена более 200 ошибок, на которые в трактате было указано со всей прямотой. И это фактически означало полное опровержение вековых догм в медицине.   Везалий, несомненно, ожидал, что его труд всколыхнет тихое болотце, в которое за века стагнации превратилась медицинская наука, но такого шквала упреков и ненависти в свой адрес он предвидеть не мог даже в страшном сне. Его бывший парижский наставник, профессор Сильвий, тут же выступил с обличающим памфлетом «Защита против клеветы на анатомические работы Гиппократа и Галена со стороны некоего безумца», в котором призвал императора сурово наказать «чудовище, отравляющее Европу своим дыханием». Если беспримерная злоба старого анатома могла быть объяснена его завистью к опередившему его 29-летнему ученику, то большинство светил медицины охотно встало под знамена негодующего Сильвия, потому как учение Галена изначально было для них единственно верным и не подлежащим критике. Ситуация усугублялась тем, что анатомия Галена полностью соответствовала религиозной доктрине, а Везалий, к примеру, обнаружил, что у мужчин и женщин, оказывается, имеется одинаковое число ребер и никакой таинственной косточки, из которой перед Страшным судом воскреснет тело, в организме нет и в помине. Публикация книги и резонанс, вызванный памфлетом Сильвия, мгновенно поставили Везалия в ряд еретиков и изгоев. Ученый мужественно и сдержанно отбивал очередные атаки критиков и вызывал Сильвия на научный поединок у анатомируемого трупа, но тот не изъявил встречного желания. От Везалия отвернулась даже часть учеников, еще вчера как один боготворивших своего профессора. Один из их, Реальдо Коломбо, не только фантастически быстро переменил свое мнение о профессоре, в исследованиях которого зачастую был его правой рукой, но и стал одним из активнейших его хулителей. Расчет Коломбо оказался верным – через год он возглавит кафедру анатомии и хирургии.   А как был счастлив Везалий, когда написание его книги подходило к концу! Как не терпелось ему поделиться своими открытиями с собратьями по врачебному искусству! Теперь же, сломленный и оклеветанный, он в порыве отчаяния сжигает свои рукописи и обреченно откликается на первое предложение уехать из Падуи, когда император Карл V позовет его в Брюссель. В душе Везалия еще теплится малая искорка надежды, что, находясь под защитой монарха, ему будет легче продолжить свои исследования и удастся избежать травли со стороны недоброжелателей. Так, Андреас становится четвертым в роду придворным врачом правителей Священной Римской империи.

Паломничество в Палестину, смерть

Везалия начала нещадно преследовать испанская Инквизиция. Он был обвинен в том, что во время препарации трупа зарезал живого человека. Андреас Везалий, вклад в медицину которого был огромным, был приговорен к смертной казни. Лишь благодаря заступничеству короля она была заменена другим наказанием – паломничеством в Палестину. Везалий должен был отправиться к Гробу Господню. В то время это было трудное и опасное путешествие.

Уже при возвращении домой корабль Андреаса на входе в Коринфский пролив потерпел крушение. Ученый был выброшен на о. Занте. Здесь он тяжело заболел. 2 октября 1564 г., в возрасте 50 лет, знаменитый врач умер. На этом покрытом соснами уединенном острове был похоронен Андреас Везалий.

Вклад в медицину этого ученого трудно переоценить. Для своего времени его достижения были просто революционными. К счастью, не пропали даром труды такого ученого, как Андреас Везалий. Основные открытия его были развиты и дополнены многочисленными последователями, которых после его смерти появлялось все больше.

Желание наказывать, а не помогать

Анатомия Везалия была впервые напечатана с учетом реальных исследований и вскрытий человеческого тела. Выводы ученого легко подтверждались новыми разрезами и новыми исследованиями, но разрушали авторитет Галена и католической церкви, его поддерживала. Произведение Везалия стал явлением в среде ученых и богословов, вызвал как поддержку, так и осуждение и зависть. Против ученого, опередившего оскорбительных университетских профессоров, выступил и парижский анатом, профессор Сильвий. В полемическом пафосе Сильвий пишет 1551 памфлет, в котором обидно называет Везалия — «сумасшедшим дурачком, что собственным зловонные отравляет воздух в Европе». По просьбе к Сильвия высказаться относительно издания, тот ответил ругательствами и требованием публичного раскаяния Везалия за посягательство на авторитет Галена и указания на ошибки последнего. Везалий вызвал Сильвия в своеобразную анатомическую «дуэль» у стола для вскрытий. Он писал Сильвию:

Мне нечего отрекаться. Я не научился врать (в досидженнях). Никто более меня не ценит так высоко, что есть полезного в Галена, но когда он ошибается, я только исправляю ошибки. Я требую зстричи с Сильвией возле трупа, чтобы он убедился, на какой стороне — правда.

Злой критический отзыв пришел и из Рима виз анатома Евстахия. Чтобы доказать свою научную правду, Везалий прибегнул к публичных анатомических вскрытий в университетах Болоньи, Пизы, Падуе, оказались его способности полемиста. Общество раскололось на сторонников и противников выводов ученого. Но противники начали кампанию и против самого Везалия, которых деятельно поддержала католическая церковь.

Дальнейшая судьба кафедры Андреаса

Смертельную рану Везалию нанес памфлет Сильвия. От этого удара не смог уже оправиться Андреас Везалий, биография которого с этого момента отмечена множеством трудностей, с которыми пришлось столкнуться нашему герою.

В Падуе появилась оппозиция взглядам Андреаса. Одним из самых активных противников его стал Реальд Коломбо, ученик Везалия и заместитель его по кафедре. Коломбо после опубликования инсинуации Сильвия резко изменил отношение к Андреасу. Он начал критиковать его, пытаясь дискредитировать ученого перед студентами.

Везалий покинул Падую в 1544 году. После этого на кафедру анатомии был назначен Коломбо. Однако он только год проработал ее профессором. В 1545 г. Коломбо перебрался в университет Пизы. А в 1551 г. он занял кафедру в Риме и до самой смерти работал в этом городе. Габриель Фаллопий сменил Коломбо на падуанской кафедре. Он объявил себя учеником и наследником Везалия и с честью продолжил его традиции.

Злополучный памфлет Сильвия

Давно назревавшая буря разразилась после издания этого великого труда Андреаса Везалия. Учитель его, Сильвий, всегда считал непререкаемым авторитет Галена. Он полагал, что все, что не согласовалось со взглядом или описанием великого римлянина, является ошибочным. По этой причине Сильвий отвергал открытия, сделанные своим учеником. Он называл Андреаса «клеветником», «гордецом», «чудовищем», дыхание которого заражает всю Европу. Ученики Сильвия поддержали своего учителя. Они также выступили против Андреаса, называя его святотатцем и неучем. Однако Сильвий одними оскорблениями не ограничился. Он написал в 1555 году резкий памфлет под названием «Опровержение клеветы некоего безумца…». В 28 главах Сильвий остроумно высмеивает бывшего своего друга и ученика и отрекается от него.

Роковую роль сыграл этот памфлет в судьбе великого ученого, которым был Андреас Везалий. Биография его, вероятно, была бы дополнена множеством дальнейших интересных открытий в области анатомии, если бы не этот документ, проникнутый ревнивой завистью и злобой. Он объединил его врагов и создал вокруг имени Везалия атмосферу общественного презрения. Андреас был обвинен в том, что он непочтительно относится к учениям Галена и Гиппократа. Эти ученые не были канонизированы формально католической Церковью, всемогущей в то время. Однако авторитет их и суждения были приняты как истины Священного писания. Поэтому возражение против них приравнивалось к неприятию последнего. Везалий, кроме того, был учеником Сильвия. Поэтому, если Сильвий упрекал своего подопечного в клевете, обвинение, инкриминированное им, казалось правдоподобным.

Отметим, что учитель Андреаса отстаивал авторитет Галена вовсе не бескорыстно. Возмущение ученого было связано с тем, что Везалий, подрывая репутацию Галена, уничтожал и самого Сильвия, поскольку его знания покоились на текстах классиков медицины, тщательно изученных и передаваемых ученикам.

Жизнеописание. Ранние годы

Родился в Брюсселе. Происходит из медицинской семьи. Медицинские книги, которые были в частной библиотеке семьи, малому Андреасу читала еще иметь. 1528 Везалия пристроили на обучение в коллегиум города Левен, где изучал философию и языки — латынь, греческий, арабский, древнюю еврейскую. На студента большое влияние имел медик и филолог Гунтер из Андернаха, перебравшийся на преподавательскую работу в Париж. На обучение в Парижский университет перебрался и Андреас. Гунтер с Андернаха (1487-1574) сделал собственный вклад в славу Паризьского университета, где создал перевод книги Галена по анатомии. Именно профессору Гунтеру мы обязаны введением в научную терминологию слов «физиология» и «патология». Смелый Андреас помогал на аутопсии. По заключению поздних биографов, аутопсии Везалий начал еще в 20 лет и убедительно доказал, что нижняя челюсть человека — нечетная кость.

Споры с Дривером

Андреас Везалий спорил с Дривером, преподавателем Лувенского университета, о том, как следует производить кровопускание. Два противоположных мнения сложились по этому вопросу. Гален и Гиппократ учили, что кровопускание следует осуществлять со стороны больного органа. Авиценна и арабы считали, что это нужно делать с противоположной стороны. Дривер поддерживал Авицену, а Андреас — Галена и Гиппократа. Дривер был возмущен дерзостью юного врача. Однако тот резко ответил ему. После этого Дривер стал относиться к Везалию с неприязнью. Андреас почувствовал, что ему трудно будет продолжать работать в Лувене.

Везалий поступает на королевскую службу

Андреас Везалий, основоположник научной анатомии, был доведен до отчаяния злобными измышлениями Сильвия. Ему пришлось прекратить исследовательскую работу. Кроме того, Везалий сжег часть материалов и рукописей, собранных для будущих его трудов. В 1544 году он вынужденно перешел к врачебной деятельности, поступив на службу к Карлу V, который воевал в то время с Францией. В качестве военного хирурга Везалий должен был отправиться вместе с ним на театр боевых действий.

В сентябре 1544 г. закончилась война. Андреас отправился в Брюссель. Здесь вскоре умер отец Везалия. Ученому после смерти отца досталось наследство, и он обзавелся семьей. В Брюссель в январе 1545 г. прибыл Карл V. Андреас должен был стать его лечащим врачом. Карл мучился подагрой. Питался он очень неумеренно. Врач Андреас Везалий прикладывал большие усилия, для того чтобы облегчить его страдания.

В 1555 году Карл V отрекся от престола. Везалий стал служить у Филиппа II, его сына. Последний в 1559 г. переехал из Брюсселя в Мадрид вместе со своим двором, и Андреас с семьей отправился за ним.

Медицинская карьера Андреаса Везалия

Помимо руководства кафедрой хирургии и анатомии в Падуе, Везалий читал лекции в Пизе, Болонье. В Венеции познакомился со своим будущим иллюстратором Яном ван Калькаром – учеником Тициана. С ним Везалий опубликовал первый анатомический атлас, опровергнув многие заключения Галена. Врач признает вскрытие приоритетным инструментом обучения, призывая студентов к непосредственному наблюдению за руками хирурга, считая анатомический театр единственным правильным источником знаний. Он создал подробные анатомические иллюстрации для учащихся в виде шести больших гравюр/плакатов. Когда же обнаружил, что их часто копируют, объединил рисунки в анатомический атлас. В 1539 году Везалий выпустил обновленную версию анатомического справочника и опубликовал труд по кровопусканию. Метод был популярен при терапии практически любой патологии, но медики расходились в суждениях насчет места взятия крови. Стандартная процедура, за которую выступал Гален, предусматривала забор возле места заболевания. Средневековые практики допускали кровопускание незначительного объема крови из удаленного места. В брошюре Везалий, поддержав мнение Галена, признал правоту средневековых медиков.

В 1541 году, будучи в Болонье, Везалий заявил: «Все исследования Галена зиждутся на анатомии животного. Поскольку вскрытие в Древнем Риме было запрещено, Гален препарировал макак, утверждая, что они анатомически похожи на людей». Везалий внес корректировки при издании собрания трудов Галена, начав параллельно писать свои анатомические тексты. Ученый опроверг утверждения Галена о строении нижней челюсти, доказав, что у человека она состоит лишь из одной кости, никак не из двух.
В 1543 году Везалий провел публичное вскрытие тела известного уголовника. Собранный скелет анатом пожертвовал Базельскому университету. Экспонат «Базельский скелет» хорошо сохранился и считается старейшим наглядным пособием. Он по-прежнему находится в анатомическом музее университета.

Трудности, связанные со вскрытием трупов

Для анатомических исследований Везалию были нужны трупы умерших. Однако с этим вопросом всегда были связаны большие трудности. Как известно, это занятие никогда не считалось богоугодным делом. Церковь традиционно восставала против него. Наверное, Герофил был единственным врачом, вскрывавшим трупы и не подвергавшимся преследованиям за это. Везалий, увлеченный научным интересом, ходил на кладбище Невинных. Приходил он и на место казни Вильяра де Монфокона, где у бездомных собак оспаривал труп этого аббата.

В 1376 году в университете Монпелье, где профилирующим предметом являлась анатомия, врачи получили разрешение ежегодно вскрывать труп казненного преступника. Это разрешение дал им брат Карла V, Людовик Анжуйский, который был правителем Лангедокским. Оно было очень важным для развития медицины и анатомии. Впоследствии это разрешение подтверждалось и Карлом VI, французским королем, а затем и Карлом VIII. В 1496 году последний подтвердил его грамотой.

Андрей Везалий: краткая биография

Везалий родился 31 декабря 1514 г. в Брюсселе. В то время город был частью Священной Римской империи. Сегодня он является столицей Бельгии. Андрей был одним из четырех детей – у него было два брата и сестра. Его отец, Андерс ван Везеле, служил придворным аптекарем у Маргариты Австрийской. Мать, Изабель Крабб, воспитывала детей в богатом доме, расположенном в респектабельном районе недалеко от дворца Коуденберг, где работал папа мальчика.

Везалий пошел в школу в шесть лет. Вероятно, это было учебное заведение католического братства в Брюсселе. За 9 лет он освоил арифметику, латынь и другие языки, а также основательно изучил принципы католической религии. Его отец часто отсутствовал по долгу службы. И мальчик, поощряемый матерью пойти по стопам папы, в полной мере пользовался хорошо укомплектованный семейной библиотекой.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий