Блез паскаль: мысли

[править] Юный нерд

Этьен Паскаль застукивает Блеза за дрочкой математикой

Блез Паскаль уже с пелёнок был не таким как все, поражая всех своими умственными способностями, и это при том, что он никогда не посещал школу. Его воспитанием занимался отец Этьен, математик, открывший и исследовавший улитку Паскаля. Он решил не ебать сынуле мозги до поры до времени, для чего фундаментально огораживал его от всего, связанного с математикой. Несмотря на это, мелкий засранец как-то спросил его, что это за НЁХ такая, геометрия? Батя ответил, что это наука, связанная с черчением фигур и нахождением отношений между ними.

Пацан задумался и, выкроив свободную минутку, решил порисовать угольком. Он чертил геометрические фигуры, затем искал пропорции между ними и их частями, составляя свои теоремы и аксиомы. Во время этих увлекательных занятий в комнату ВНЕЗАПНО вошёл ничего не подозревавший papа́. Сынишка же так увлёкся, что даже ухом не повёл. Papа́ фалломорфировал, когда юный нерд привёл доказательства, объяснил все открытые им свойства «палок и колец», а также свои определения и аксиомы. Подобрав отвисшую челюсть, батя дал вундеркинду евклидовы «Начала». Блез прочёл всё самостоятельно, и мало того, что ни разу не попросил объяснения, так ещё дополнял и сочинял, фактически вторично изобретя геометрию. Ему было всего лишь двенадцать лет.

[править] Изобретение калькулятора

«Паскали́на» — калькулятор Паскаля

В восемнадцать лет Паскаль сконструировал меметичную счётную машину для своего бати, получившего должность финансиста. Сей калькулятор был довольно хитровыебенным быдлодевайсом, требовавшим значительного скилла для юзанья, а потому так и не выпущенным в массовое производство. Блез три года работал над апгрейдом, перепробовав свыше пятидесяти версий. Канонiчный вариант до сих пор хранится в Парижской палате мер и весов и имеет вид полуметрового латунного ящика, о котором математик Бине отозвался следующим образом.

Впоследствии нерды пытались модернизировать изобретение Блеза, свои «калькуляторы», например, создали Лейбниц и Бэббидж.

А Паскаль скромно постарался оповестить о своём изобретении всех, кого мог, например, отправил СМС шведской королеве Кристине, шликавшей на науки, и позднее пригласившей к себе Декарта. Последний уже пару лет как присматривался к интересной личности, особенно после ознакомления с трактатом Блеза о конических сечениях. Прочитав несколько страниц, Декарт сказал: «Я так и думал, этот юноша учился у Дезарга; у него есть способности, но отсюда ещё далеко до тех чудес, которые о нём рассказывают». Отзыв дядюшки Рене наверняка вызвал бомбалейло у вьюноша, ещё большую НЕНАВИСТЬ испытали учёные кореша Паскаля-старшего, с тех пор не упускавшие ни одного случая поднасрать Декарту.

[править] Первое «обращение», теория вероятностей и треугольник Паскаля

Однажды папаша Паскаля неудачно упал и чуть было не принял истинную веру. Блез был настолько потрясён, что с того момента малость «поехал», чрезмерно ударившись в религию. Сам он называл это своим первым «обращением», став отныне усердно молиться, поститься и слушать радио «Радонеж». Опиум для народа настолько одурманил Блеза, что он пытался привить ХГМ своим близким и даже настрочил донос на человека, излагавшего «новую философию» и казавшегося ему опасным в религиозном отношении.

К счастью, вскоре этот дурман прошёл, и Паскаль начал жить как нормальные люди, в кои-то веки даже стал оказывать знаки внимания противоположному полу. Какое-то время Блез ухаживал за одной весьма хорошенькой тян, затем приударил за сестрой герцога Роанне. Сей персонаж, познакомившись с Паскалем, так привязался к нему, что поселил его у себя, и с тех пор их постоянно видели вместе. Паскаль имел на герцога огромное влияние, что нравилось далеко не всем, и однажды чуть было не получил перо под ребро от консьержки герцога, приревновавшей его к своему хозяину.

Паскаль на пальцах объясняет де Мере вероятность выигрыша

Среди светских людей, тусовавшихся возле герцога, был некий кавалер де Мере, очень любивший игру в кости и интересовавшийся следующими вопросами: как узнать, сколько раз надо бросать кости, чтобы выпало 12; как распределить выигрыш между двумя игроками в случае неоконченной партии? И если первая задача решалась довольно легко (вероятность равна отношению благоприятных случаев к числу всех возможных случаев), то решением второй мог быть разве что метод научного тыка. Тем не менее, обе задачи были решены одновременно Ферма и Паскалем, из-за чего они стали лучшими корешами. Ферма решил обе задачи с помощью придуманной им теории сочетаний, Паскаль же довольствовался чисто арифметическими соображениями.

Таким образом, благодаря Паскалю и Ферма появилась теория вероятностей, позволившая Паскалю сделать ещё одно открытие, арифметический треугольник, с помощью которого в теории вероятностей сложные алгебраические вычисления заменяются элементарной арифметикой. Исследование чисел треугольника навело Блеза на решение частного случая бинома Ньютона, позволившее возводить двучлен в целую положительную степень. Ньютон же обобщил этот результат, распространив его на любые степени и дав ему алгебраическую форму.

[править] Достижения в физике

«С хуя ли вода выше не поднимается, блеать!?»

Галилей

Срач между картезианцами и кружком Этьена Паскаля усилился после того, как Блез затеял ряд опытов, продолжавших исследования Торричелли и других учеников Галилея.

Последний как-то раз столкнулся с интересной загадкой. Однажды рабочие устанавливали фонтаны в саду флорентийского герцога Козимо Медичи, и, используя насос, с удивлением узрели, что вода поднялась лишь до высоты тридцати четырёх футов и не поднималась выше, хотя над ней ещё было пустое пространство. В то время одним из заблуждений было учение о так называемой «боязни пустоты». Ещё Аристотель считал, что абсолютно пустого пространства не существует, и в этом смысле природа «боится» пустоты. Позже комментаторы Аристотеля, как и положено, всё извратили и вообразили, что природу так и тянет заполнить любую пустоту, тем более замечали, что жидкие и газообразные вещества быстро заполняют пустое пространство, как только проникают в него.

За разъяснениями обратились к Галилею, придворному математику герцога. Тот спетросянил, что природа, конечно, боится пустоты, но боязнь эта, видимо, не превозмогает отметку выше тридцати четырёх футов. Хотя Галилей и отшутился, он настоятельно советовал своим ученикам исследовать сей феномен.

Декарт

Параллельно в то же время Декарт создавал свою модель мироздания, где решительно отверг наличие пустоты. Ранее он почти угадал истину, заметив, что «столб ртути может быть удержан как раз такой силой, какая необходима для того, чтобы поднять столб воздуха, простирающийся от этого столба ртути до пределов атмосферы». И нет бы остановиться на этой простой мысли и развить её, так Ренат вскоре погрузился в исследования своей «тончайшей материи», забив болт на вес и давление воздуха, на Галилея и его учеников смотрел как на говно, а явления, зависящие от веса воздуха, объяснял каким-то круговоротом материи, происходящим оттого, что в природе нет абсолютно пустого пространства.

Торричелли

Тем временем проводить опыты стал ученик Галилея Эванджелиста Торричелли. Он заметил, что ртуть в барометрической трубке, будучи примерно в четырнадцать раз плотнее дигидрогена монооксида, поднимается на высоту в четырнадцать раз меньшую, чем вода в насосе. Так изобрели барометр и выяснили, что всё дело в весе столба воздуха, давящего на открытую поверхность жидкости. Это знал ещё Галилей, но, подобно Декарту, и у него случилось полшестого при попытке объяснить наблюдаемые явления. Объяснение Торричелли также было неполным, поскольку ещё предстояло выяснить способ передачи давления воздуха и самое главное — как оно передаётся без всякой потери вверх и вниз, блджад!

Опыт Паскаля с бочкой

К теории Декарта Паскаль отнёсся настороженно, а вот опытами Торричелли весьма заинтересовался. Он уцепился за мысль о давлении столба воздуха на жидкости и прикинул: чем меньше будет столб воздуха, давящий на ртуть, тем ниже будет столб ртути в барометрической трубке. Значит, если подняться на высокую гору, барометр должен опуститься, поскольку находящийся над ним столб воздуха уменьшится.

Теория полностью подтвердилась на практике. По мере подъёма на гору ртуть понижалась в трубке, а при спуске — поднималась. Вскоре Блез догадался повторить опыт в другом месте, например, в городе. Везде получались одинаковые результаты, окончательно объяснившие явление подъёма жидкостей в насосах и трубках действием веса воздуха. А как передаётся давление воздуха? Тут Паскаль вспомнил Архимеда и решил сравнить давление воздуха с давлением внутри жидкостей. Ему также вспомнился голландец Стевин, утверждавший, что давление жидкости на дно сосуда зависит лишь от высоты её уровня над дном, и не зависит от формы сосуда. Паскаль наглядно подтвердил мысль Стевина, произведя свой знаменитый опыт с бочкой. Он взял прочную, наполненную водой и закрытую со всех сторон бочку, вставил в неё длинную тоненькую трубочку, затем поднялся на балкон второго этажа и влил в трубку воду. Бочку распидорасило к хуям, и выяснилось, что давление жидкости распространяется во все стороны равномерно. Затем Паскаль показал, что и давление воздуха распространяется точно также.

Исследования циклоиды

Огюстен Пажу (1730—1809). Паскаль, изучающий циклоиду. Лувр.

Отказавшись от систематических занятий наукой, Паскаль тем не менее изредка обсуждает математические вопросы с друзьями, но не собирается более заниматься научным творчеством. Единственным исключением стало фундаментальное исследование циклоиды (как рассказывали друзья, он занялся этой проблемой, чтобы отвлечься от зубной боли). За одну ночь Паскаль решает задачу Мерсенна о циклоиде и делает ряд открытий в её изучении. Сначала Паскаль не желал предавать полученные результаты гласности. Но его друг герцог де Роанне уговорил устроить конкурс на решение задач по определению площади и центра тяжести сегмента и объёмов и центров тяжести тел вращения циклоиды среди математиков Европы. В конкурсе участвовали многие прославленные учёные: Валлис, Гюйгенс, Рен и другие. Хотя не все участники решили поставленные задачи, в процессе работы над ними были сделаны важные открытия: Гюйгенс изобрёл циклоидальный маятник, а Рен определил длину циклоиды. Решения Паскаля жюри под председательством Каркави признало наилучшими, а использование им в работах метода бесконечно малых повлияло в дальнейшем на создание дифференциального и интегрального исчисления.

С 1658 года здоровье Паскаля быстро ухудшается. Согласно современным данным, в течение всей жизни Паскаль страдал от комплекса заболеваний: рака мозга, кишечного туберкулёза, ревматизма. Его одолевает физическая слабость, появляются ужасные головные боли. Гюйгенс, посетивший Паскаля в 1660 году, нашёл его глубоким стариком, хотя Паскалю было всего 37 лет. Не имея возможности ни читать, ни писать, ни размышлять, он занимается благотворительностью и изредка посещает старых друзей.

Осенью 1661 года Паскаль поделился с герцогом де Роанне идеей создания дешёвого и доступного всем способа передвижения в многоместных каретах. Герцог создал акционерное общество для реализации этого проекта и 18 марта 1662 года в Париже открылся первый маршрут общественного транспорта, названного впоследствии омнибусом.

19 августа 1662 года после мучительной продолжительной болезни Блез Паскаль скончался. Похоронен в приходской церкви Парижа Сен-Этьен-дю-Мон.

«Светский период» в биографии Паскаля

В 1651 году умирает отец Паскаля, а младшая сестра, Жаклин, уходит в монастырь Пор-Рояль. Блез, ранее поддерживавший сестру в её стремлении к монашеской жизни, боясь теперь потерять единственного друга и помощника, просил Жаклин не оставлять его. Однако она осталась непреклонна.

Привычная жизнь Паскаля закончилась, а в его биографии произошли серьезные изменения. Более того, ко всем бедам добавилось то, что состояние его здоровья существенно ухудшилось.

Именно тогда врачи предписывают ученому уменьшить умственную нагрузку и больше времени проводить в светском обществе.

Весной 1652 года в Малом Люксембургском дворце, у герцогини д’Эгийон Паскаль демонстрировал свою арифметическую машину и ставил физические опыты, заслужив всеобщее восхищение. В этот период биографии Блез завязывает светские отношения с выдающимися представителями французского общества. Все хотят быть поближе к гениальному ученому, слава которого разрослась уже далеко за пределы Франции.

Именно тогда Паскаль пережил возрождение интереса к исследованиям и стремление к славе, которые он подавлял в себе под влиянием учения янсенистов.

Самым близким из друзей-аристократов для учёного стал герцог де Роанне, увлекавшийся математикой. В доме герцога, где Паскаль подолгу жил, ему была отведена особая комната. Размышления, основанные на наблюдениях, сделанных Паскалем в светском обществе, позднее вошли в его уникальное философское произведение «Мысли».

Интересен факт, что популярные на то время азартные игры приводят к тому, что в переписке Паскаля с Ферма, закладываются основы теории вероятностей. Учёные, решая задачу о распределении ставок между игроками при прерванной серии партий, использовали каждый свой собственный аналитический метод подсчёта вероятностей, и пришли к одинаковому результату.

Именно тогда Паскаль создаёт «Трактат об арифметическом треугольнике», а в письме Парижской академии сообщает, что готовит фундаментальный труд под названием «Математика случая».

Автор книги: Паскаль Блез

Соавторы:

ФРАНЦУЗСКИЕ МОРАЛИСТЫ

В этой книге собраны сочинения трех великих французских моралистов XVII столетия – Ларошфуко, Паскаля, Лабрюйера, людей разной судьбы, разной социальной среды, разного мировоззрения.

Объединяет их прежде всего сам жанр афоризма, в котором они выразили свою жизненную философию, свои размышления над миром и человеком. Интерес к этому жанру, корни которого уходят в античность, возник-во французской литературе еще в середине XVI века. С 1550 по 1660 год было опубликовано свыше шестидесяти сборников моральных изречений. Но все сочинения этого типа еще не были большой литературой – они преследовали прежде всего нравоучительные цели, и только под пером Ларошфуко, Паскаля и Лабрюйера афоризм стал жанром, «в котором отразился век и современный человек»

В духовной жизни Франции он занимал, пожалуй, не менее важное место, чем театр. Что же такое «максима», афоризм как жанр? Первая важнейшая особенность афоризма – способность жить вне контекста, сохраняя при этом всю полноту– своего смыслового содержания

Но жить вне контекста – значит быть выключенным из временного потока речи, существовать вне связи с прошлым и будущим, выражать нечто вечно пребывающее. Эта присущая жанру афоризма черта оказалась близкой искусству французского классицизма, для которого эстетической ценностью обладало лишь устойчивое, незыблемое, вечное, то, над чем не властна разрушительная сила времени. При этом вечное и устойчивое мыслилось в классицизме как промежуток времени, изъятый из общего потока и словно бы заключенный в раму, как «остановленное мгновение», запечатлевающее жизнь в ее идеально-прекрасном облике. Такой рамой, останавливающей время, были те непременные двадцать четыре часа, на протяжении которых разыгрывалось действие в классицистской трагедии. Такой рамой был и афоризм.

Не менее важной особенностью афоризма является строгая отточенность стиля, способность в сжатой и изящной форме, в немногих словах сказать многое о многом. Здесь выразилась другая черта классической эстетики: взгляд на произведение искусства не как на естественно возникший организм, а как на нечто созданное человеком, несущее на себе печать его разума и воли

Источником прекрасного почиталась форма, а потому особое значение придавалось артистизму, виртуозному мастерству. Выражая общий взгляд классицизма, Вольтер позднее писал: «Никогда не существовало искусства, которое не ценилось бы сообразно его трудностям. Недаром греки поместили муз на вершину Парнаса,– чтобы добраться до них, надо преодолеть множество препятствий». Только в отточенной форме афоризма, в глазах человека XVII века, мысль становилась явлением искусства, более того —фактом культуры, ибо возвышалась над непосредственной хаотически-неорганизованной стихией жизни.

Паскаль Блез — Мысли (изд. 1994 г.)

Название:  Мысли

Автор Паскаль Блез

К: «REFL-book», 1994 —528 с.

ISBN 5-87983-013-6Формат: DJVU

Размер: 8,74 Mb

Качество: отсканированные страницы

Язык: Русский

В книге впервые на русском языке представлено практически полное собрание «Мыслей» выдающегося французского мыслителя и писателя Блеза Паскаля.В век нигилизма духовный опыт Паскаля может быть особенно значим. Поразительная честность мысли, стремление к максимальной ясности в исследовании трагического удела человека и в то же время бесконечная вера в его высшее предназначение — отличительная черта незаконченной работы мыслителя, вошедшей в сокровищницу не только французской, но и мировой культуры. Глубина мысли в соединении с лаконичностью и изысканностью стиля делают «Мысли» не только полезным, но и увлекательным чтением.Настоящее издание знакомит читателя с различными традициями переводов Паскаля, начиная с конца прошлого века и заканчивая концом нынешнего, что дает возможность наиболее объективного его прочтения.

Л. Брюнсвик. «Мысли»: история создания, структура, авторИстория1. Композиция2. Публикация3. ИзданиеЛогическая структураАвтор1. Писатель2. Мыслитель3. ХристианинРаздел ПервыйС. Долгов. Очерк жизни ПаскаляI. Общее понятие о человекеII. Величие человекаIII. Суетность человека, воображение, самолюбиеIV. Слабость человека, непрочность его естественных познанийV. Жалкое состояние человекаVI. Удивительные противоположности, встречающиеся в природе человека в отношении истины, счастья и многих других вещейVII. Против равнодушия атеистовVIII. Разумнее верить, чем не верить в то, чему учит христианская религияIX. Признаки истинной религииX Истинная религия доказывается заключающимися в человеке противоположностями и первородным грехомXI. Подчинение и власть разумаXII. Изображение человека, который, испытав тщетность усилий обрести Бога одним разумом, начал читать ПисаниеXIII. О евреяхXIV. Об образах; образный характер древнего законаXV. Об Иисусе ХристеXVI. Свидетельства об Иисусе Христе пророковXVII. Различные свидетельства об Иисусе ХристеXVIII. Для чего Бог, скрываясь от одних, обнаруживает Себя другимXIX. Ветхий и Новый Завет по существу одна религияXX Истинное, благотворное познание Бога достижимо только через Иисуса ХристаXXI. Мысли о чудесахXXII. Различные мысли о религииXXIII. Размышления о тайне ХристовойРаздел ВторойI. Мысли об Уме и СтилеII. Ничтожество человека, лишенного БогаIII. О необходимости париIV. Средства верыV Справедливость и Причина следствийVI. ФилософыVII. Мораль и УчениеVIII. Основания христианской религииIX. НепрерывностьX. ОбразностьXI. ПророчествоXII. Доказательства Иисуса Христа <как Мессии>XIII. ЧудесаXIV. Добавление: полемические фрагментыКомментарии и приложенияО. Хома. Феномен «Мыслей»: что такое «Философия Паскаля»? Раздел ПервыйРаздел Второй
Таблица соответствий нумерации Л.Брюнсвика русским переводамВажнейшие издание «Мыслей» на французском языке после доклада В. Кузена в 1842 годуИздания «Мыслей» на русском языкеИменной и предметный указатель

  • Назад

  • Вперёд

Светская жизнь. «Математика случая»

Привычная жизнь Паскаля закончилась. Ухудшается и состояние его здоровья: врачи предписывают уменьшить умственную нагрузку. Паскаль бывает в обществе, завязывает светские отношения. Весной 1652 года в Малом Люксембургском дворце, у герцогини д’Эгийон демонстрировал свою арифметическую машину и ставил физические опыты, заслужив всеобщее восхищение. Машина Паскаля вызвала интерес у шведской королевы Кристины — по просьбе аббата Бурдело учёный преподнёс ей один экземпляр своего изобретения. В этот период Паскаль пережил возрождение интереса к исследованиям, стремления к славе, которые он подавлял в себе под влиянием учения янсенистов.

Треугольник Паскаля

Кавалер де Мере, большой поклонник азартных игр, предложил Паскалю в 1654 году решить некоторые задачи, возникающие при определённых игровых условиях. Первая задача де Мере — о количестве бросков двух игральных костей, после которого вероятность выигрыша превышает вероятность проигрыша, — была решена им самим, Паскалем, Ферма и Робервалем. В ходе решения второй, гораздо более сложной задачи, в переписке Паскаля с Ферма, закладываются основы теории вероятностей. Учёные, решая задачу о распределении ставок между игроками при прерванной серии партий (ею занимался итальянский математик XV века Лука Пачоли), использовали каждый свой аналитический метод подсчёта вероятностей и пришли к одинаковому результату. Информация об изысканиях Паскаля и Ферма подтолкнула Гюйгенса к занятию проблемами вероятности, сформулировавшего в своём сочинении «О расчётах в азартных играх» (1657) определение математического ожидания. Паскаль создаёт «Трактат об арифметическом треугольнике» (издан в 1665 году), где исследует свойства «треугольника Паскаля» и его применение к подсчёту числа сочетаний, не прибегая к алгебраическим формулам. Одним из приложений к трактату была работа «О суммировании числовых степеней», где Паскаль предлагает метод подсчёта степеней чисел натурального ряда.

В ночь с 23 на 24 ноября 1654 года, «от десяти с половиною часов вечера до половины первого ночи», Паскаль, по его словам, пережил мистическое озарение свыше. Придя в себя, он тут же переписал мысли, набросанные на черновике на кусочек пергамента, который был зашит им в подкладку своей одежды. С этой реликвией, тем что его биографы назовут «Мемориалом» или «Амулетом Паскаля» он не расставался до самой смерти. Запись была обнаружена в доме его старшей сестры, когда вещи уже умершего Паскаля приводились в порядок.

Это событие коренным образом изменило его жизнь. Паскаль не рассказал о том, что произошло даже сестре Жаклин, но просит главу Пор-Рояля Антуана Сенглена стать его духовником, обрывает светские связи и принимает решение покинуть Париж.

Сначала он живёт в замке Вомюрье у герцога де Люина, потом, в поисках уединения, переселяется в загородный Пор-Рояль. Он совершенно прекращает занятия наукой. Несмотря на суровый режим, которого придерживались отшельники Пор-Рояля, Паскаль чувствует значительное улучшение своего здоровья и переживает духовный подъём. Отныне он становится апологетом янсенизма и отдаёт все силы литературе, направив своё перо на защиту «вечных ценностей». Совершает паломничество по парижским церквям (он обошёл их все). Готовит для «малых школ» янсенистов учебник «Элементы геометрии» с приложениями «О математическом уме» и «Искусство убеждать».

[править] Секты, письма, чудеса

Второе «обращение» толкнуло Паскаля в объятия янсенистов, учение которых Папа Римский признал ересью.
Блез ещё во время первого «обращения» завёл с ними контакты, а теперь и вовсе переселился в цитадель сектантов Пор-Рояль. Их главными врагами были иезуиты. Однажды один из лидеров янсенистов, Арно, написал «Письмо к знатной особе», где обсирал иезуита, отказавшего в отпущении грехов знатному герцогу де Лианкуру, симпатизировавшему янсенистам. В ответ иезуиты выпустили целый ряд памфлетов против Арно, ответившего им новым «Письмом к пэру Франции». Вскоре срач переместился в Сорбонну, где разразилось невиданное бурление говн. Арно осудили и ссаными тряпками изгнали из Сорбонны.

Паскаль обдумывает очередное письмо к провинциалу

Маргарита Перье, племянница Паскаля

Куда сложнее было увернуться от лучей любви, направленных против «Писем», которые по повелению государственного совета были публично изорваны и сожжены в столице. Некоторые провинциальные парламенты приняли аналогичные решения, но выполняли их весьма извращённо. Так, один провинциальный парламент постановил сжечь «Письма», но поскольку судьи сами с удовольствием читали их, то никто не решился принести в жертву свой экземпляр. Наконец один из судей догадался дать какой-то альманах, велев написать на нём заглавие «Писем». Эту невинную книжицу и сожгли публично.

В это время произошло ещё одно интересное событие, воспринятое Паскалем как знак Б-жий. У него была племянница Маргарита Перье, страдавшая некой пиздецомой, такой, что у неё выходил гной из глаза, носа и рта. Медики разводили руками и считали рану неизлечимой, надежда была только на чудо. В Пop-Рояле находился гвоздь, якобы взятый из тернового венца Иисуса и называвшийся «святым тернием». Говорят, что девушка была моментально исцелена после прикосновения к «святому тернию». Скорее всего, в глаз племянницы Паскаля попал кончик иглы, а чудо-гвоздь попросту обладал магнитными свойствами и смог извлечь её. Тем не менее, о «чуде» говорил весь Париж. Паскаль воспринял излившуюся на племянницу благодать и на свой счёт, тем более, что она одновременно приходилась ему крестницей. Блез даже изменил свою печать, избрав гербом глаз, окружённый терновым венцом. А его знаменитые «Мысли» во многом являются эхом этого чуда.

[править] Второе «обращение» и Амулет Паскаля

В один прекрасный день Паскаль проезжал в коляске по мосту без перил. ВНЕЗАПНО конины блядские закусили удила, затем рухнули в реку. Дышло же сломалось, и оторванный кузов коляски остановился на самом краю моста. Блез снова слегка «поехал», какое-то время мучился бессонницей и глюками, а закончилось всё вторым «обращением». Однажды ночью Паскаль испытал некий приход, под влиянием которого написал нечто вроде исповеди, или завещания. Сей документ он зашил в подкладку одежды и с тех пор всегда носил при себе.

Это завещание впервые опубликовал философ Кондорсе под названием «Амулет Паскаля».

Год милостью Божией 1654. Понедельник 23 ноября, в день св. Климента мученика и папы и других мучеников. Приблизительно с 10:30 вечера до 12:30.
Усопший.
Бог Авраама, Исаака, Иакова, но не Бог философов и учёных.
Достоверность. Чувство. Радость. Мир. Бог Иисуса Христа. Твой Бог будет моим Богом. Забвение мира и всего, кроме Бога. Его можно найти лишь путями, указанными в Евангелии. Величие человеческой души. Праведный отец, мир тебя не знал, но я тебя знал. Радость, радость, радость, слёзы радостей, я отделился от него: покинули меня источники живой воды. Боже мой, покинешь ли меня? Я не отделился от него навеки. Иисус Христос, Иисус Христос. Я от него отделился; я бежал от него, распял его, отрёкся. Да не отделюсь от него никогда. Он сохраняется лишь путями, преподанными в Евангелии. Отречение от мира полное и сладостное. Полное подчинение Христу и моему духовному начальнику. Вечная радость за один день труда на земле. Да не забуду твоих заповедей. Аминь.

То ли бред сумасшедшего, то ли какой-то талисман-оберег, то ли программа нравственно-религиозных убеждений Паскаля. Мнения учёных мужей разнятся до диаметрально противоположных.

Биография

Паскаль родился в городе Клермон-Ферран (французская провинция Овернь) в семье председателя налогового управления Этьена Паскаля и Антуанетты Бегон, дочери сенешаля Оверни. У Паскалей было трое детей — Блез и две его сестры: младшая — Жаклин и старшая — Жильберта. Мать умерла, когда Блезу было 3 года. В 1631 году семья переехала в Париж.

Блез рос одарённым ребёнком. Его отец Этьен самостоятельно занимался образованием мальчика; Этьен и сам неплохо разбирался в математике — дружил с Мерсенном и Дезаргом, открыл и исследовал неизвестную ранее алгебраическую кривую, с тех пор получившую название «улитка Паскаля», входил в комиссию по определению долготы, созданную Ришельё.

Паскаль-отец придерживался принципа соответствия сложности предмета умственным способностям ребёнка. По его плану древние языки Блез должен был изучать с 12-ти, а математику с 15-16-летнего возраста. Метод обучения состоял в объяснении общих понятий и правил и последующем переходе к изучению отдельных вопросов. Так, знакомя восьмилетнего мальчика с законами грамматики, общими для всех языков, отец преследовал цель научить его мыслить рационально.

В доме постоянно велись беседы по вопросам математики и Блез просил познакомить его с этим предметом. Отец, опасавшийся, что математика помешает сыну изучать латинский и греческий языки, обещал в будущем познакомить его с этим предметом. Как-то раз, на очередной вопрос сына о том, что такое геометрия, Этьен кратко ответил, что это способ чертить правильные фигуры и находить между ними пропорции, однако запретил ему всякие исследования в этой области. Однако Блез, оставаясь один, принялся углём чертить на полу различные фигуры и изучать их. Не зная геометрических терминов, он называл линию «палочкой», а окружность «колечком». Когда отец случайно застал Блеза за одним из таких самостоятельных уроков, он был потрясён: мальчик, не знавший даже названий фигур, самостоятельно доказал 32-ю теорему Евклида о сумме углов треугольника. По совету своего друга Ле Пайера Этьен Паскаль отказался от своего первоначального плана обучения и разрешил читать сыну математические книги. В часы отдыха Блез изучал Евклидову геометрию, позднее, с помощью отца, перешёл к работам Архимеда, Аполлония и Паппа, потом — Дезарга.

В 1634 году (Блезу было 11 лет), кто-то за обеденным столом зацепил ножом фаянсовое блюдо. Оно зазвучало

Мальчик обратил внимание, что стоило прикоснуться к блюду пальцем, как звук исчез. Чтобы найти этому объяснение, Паскаль провёл серию опытов, результаты которых позднее изложил в «Трактате о звуках»

С 14 лет Паскаль участвовал в еженедельных семинарах Мерсенна. Здесь он познакомился с Дезаргом. Юный Паскаль был одним из немногих, кто изучал его труды, написанные сложным языком и насыщенные новоизобретёнными терминами. Он совершенствовал идеи, высказанные Дезаргом, обобщая и упрощая обоснования. В 1640 году выходит первое печатное произведение Паскаля — «Опыт о конических сечениях», результат исследования работ Дезарга. Третья лемма из «Опыта…» является теоремой Паскаля: если вершины шестиугольника лежат на некотором коническом сечении, то три точки пересечения прямых, содержащих противоположные стороны, лежат на одной прямой. Этот результат и 400 следствий из него Паскаль изложил в «Полном труде о конических сечениях», о завершении которого Паскаль сообщил пятнадцать лет спустя и который сейчас отнесли бы к проективной геометрии. «Полный труд…» так и не был опубликован: в 1675 году его прочёл в рукописи Лейбниц, рекомендовавший племяннику Паскаля Этьену Перье срочно напечатать его. Однако Перье не прислушался к мнению Лейбница, впоследствии рукопись была утеряна.

В январе 1640 года семья Паскалей переезжает в Руан

В эти годы здоровье Паскаля, и без того неважное, стало ухудшаться. Тем не менее он продолжал работать

Отец Блеза по роду службы в Руане часто занимался утомительными расчётами, сын также помогал ему в распределении податей, пошлин и налогов. Столкнувшись с традиционными способами вычислений и, находя их неудобными, Паскаль задумал создать вычислительное устройство, которое могло бы помочь упростить расчёты. В 1642 году (в 19 лет) Паскаль начал создание своей суммирующей машины «паскалины», в этом, по его собственному признанию, ему помогли знания, полученные в ранние годы. Машина Паскаля выглядела как ящик, наполненный многочисленными связанными друг с другом шестерёнками.

Учёный затратил много средств на создание машины, однако сложность её изготовления и высокая цена стали на пути коммерческой реализации проекта.
Изобретённый Паскалем принцип связанных колёс почти на три столетия стал основой создания большинства арифмометров.

Изобретения и открытия

Во время семинаров Паскаль познакомился с геометром Дезаргом и начал изучать его труды. Рукописи Дезарга были написаны сложным языком, поэтому Блез, черпая идеи и вдохновение из его научных трудов, придавал математическим формулам упрощенный вид.

Далее у 17-летнего молодого человека состоялся дебют в печати: в 1640 году свет увидел «Опыт теории конических сечений», ставший основополагающим трактатом для дальнейших трудов в области геометрии. Третья лемма из этого труда является теоремой Паскаля, которая помогает строить каноническое сечение по пяти точкам.

Молодой Блез Паскаль в обществе Марена Мерсенна

Зимой того же года Блез Паскаль переехал в столицу Нормандии – Руан. В этом городе Паскаль-старший трудился по специальности, делая утомительные и монотонные расчеты в столбик. Блез стремился упростить работу отца, вследствие чего у него возникла идея о создании суммирующей машины.

Уже в 1642 году Блез занимался разработкой чудо-аппарата. Его арифмометр, сделанный по принципу античного таксометра, выглядел как ящик с многочисленными шестеренками и позволял производить расчеты с шестизначными числами, а подсчет производился в полуавтоматическом режиме.

Арифмометр Блеза Паскаля

Однако изобретение Паскаля не принесло лавров почета его создателю. В те времена во Франции налоговые подсчеты велись в ливрах, су и денье, поэтому использование машины с десятичной системой исчисления только усложняло этот процесс, хотя Паскаль в течение десяти лет пытался усовершенствовать свое творение.

Зато открытие Паскаля стало ключевым для дальнейших научных трудов: в конце XVI века страна Сезанна и пармезана наконец-таки перешла на метрическую систему, а в 1820 году был запатентован первый механический калькулятор, который принес богатство своему создателю – Шарлю Ксавье Тома де Кольмару.

Арифмометр Шарля Ксавье Тома де Кольмара

В конце 1646 года Блез Паскаль, узнав о трубке, изобретенной Торричелли, стал увлекаться физикой. Ученый начал ставить эксперименты, доказывая, что гипотеза Аристотеля о «боязни пустоты» имеет пределы. Итальянский гений Торричелли проводил опыт с трубкой, наполненной ртутью, чтобы доказать существование атмосферного давления, и пришел к выводу, что в опущенной в ртуть трубке образуется пустота.

Блез видоизменил этот эксперимент и сделал заключение, что верхняя часть трубки не наполнена парами химического вещества, тонкой материей или иной субстанцией. Результаты своей работы Паскаль опубликовал в трактате «Новые опыты, касающиеся пустоты», а далее стремился прийти к выводу, что столбик с ядовитым металлом удерживается давлением воздуха.

Блез Паскаль ставит опыт с давлением воздуха

Кроме того, Блез Паскаль выпустил в свет рукопись «Трактат о равновесии жидкостей» (1653), сформировал идею гидравлического пресса и установил основной закон гидростатики, опровергнув учение древнегреческого философа.

В 1651 году у Паскаля умер отец, а его сестра Жаклин, в которой он находил друга, простилась с мирской жизнью и ушла в монастырь. Чтобы отвлечься от трудностей бытия, Блез стал чаще появляться в обществе, а в 1652 году удостоился признания и славы, презентовав свою суммирующую машинку шведской королеве Кристине.

Треугольник Блеза Паскаля

Успех вызвал у Паскаля интерес к дальнейшей научной деятельности, славе и светской жизни. Ученый часто пребывал в компании своих друзей и играл в азартные игры. Наблюдая за игрой в кости, Паскаль и Ферма заложили основы теории вероятности, в результате чего заинтересовавшийся в этих подсчетах Гюйгенс написал сочинение «О расчетах в азартных играх» (1657).

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий