О фильме «28 панфиловцев»

«Мне было сказано, что я окажусь на Колыме»

Итак, никакого подвига 28 героев-панфиловцев не было, и это литературный вымысел? Так считает глава ГАРФа Мироненко и его сторонники.

Но не стоит спешить с выводами.

Во-первых, секретарь ЦК ВКП (б) Андрей Жданов, которому были доложены выводы прокурорского расследования, не дал им никакого хода. Допустим, партийный деятель решил «оставить вопрос».

Александр Кривицкий в 1970-х годах рассказывал о том, как шло расследование прокуратуры в 1947–1948 годах: «Мне было сказано, что если я откажусь от показания, что описание боя у Дубосеково полностью выдумал я и что ни с кем из тяжелораненых или оставшихся в живых панфиловцев перед публикацией статьи не разговаривал, то в скором времени окажусь на Печоре или Колыме. В такой обстановке мне пришлось сказать, что бой у Дубосеково — мой литературный вымысел».

Комполка Капров в других своих показаниях тоже не был столь категоричен: «В 14–15 часов немцы открыли сильный артиллерийский огонь… и вновь пошли в атаку танками… На участках полка наступало свыше 50 танков, причём главный удар был направлен на позиции 2-го батальона, в том числе и участок 4-й роты, и один танк вышел даже в расположение командного пункта полка и зажёг сено и будку, так что я случайно смог выбраться из блиндажа: меня спасла насыпь железной дороги, около меня стали собираться люди, уцелевшие после атаки немецких танков. Больше всех пострадала 4-я рота: во главе с командиром роты Гундиловичем уцелели 20–25 человек. Остальные роты пострадали меньше».

«Мемориал героям-панфиловцам» у разъезда Дубосеково.

Похоже, что с событиями не разобрались не указанные лица, а лица, ставящие под сомнение факт подвига, так как они совершенно не представляют себе СССР сурового военного времени, ту степень ответственности за выполняемую работу каждого гражданина страны. Наивно полагать, что для представления к званию Героя Советского Союза достаточно было статьи в газете.

«Воскресший» Добробабин успел послужить немцам и взять Вену

Расследование, справку-доклад об итогах которого опубликовал ГАРФ, началось в ноябре 1947 года, когда военной прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован и привлечён к уголовной ответственности за измену Родине Иван Добробабин. Согласно материалам дела, будучи на фронте, Добробабин добровольно сдался в плен немцам и весной 1942 года поступил к ним на службу. Служил начальником полиции временно оккупированного немцами села Перекоп Валковского района Харьковской области. В марте 1943 года при освобождении этого района от немцев Добробабин как изменник был арестован советскими органами, но из-под стражи бежал, вновь перешёл к немцам и опять устроился на работу в немецкой полиции, продолжая активную предательскую деятельность, аресты советских граждан и непосредственное осуществление принудительной отправки рабочей силы в Германию.

Когда уже после войны Добробабина арестовали вновь, при обыске у него нашли и книгу о 28 героях-панфиловцах, в которой чёрным по белому было написано, что он… является одним из погибших героев и ему, соответственно, присвоено звание Героя Советского Союза.

Добробабин, понимая, в каком положении оказался, честно рассказал, как было дело. Он действительно участвовал в бою у разъезда Дубосеково, но не был убит, а получил контузию и попал в плен. Бежав из лагеря для военнопленных, Добробабин не стал пробираться к своим, а отправился в находившееся в оккупации родное село, где вскоре и принял предложение старосты поступить на службу в полицию.

Но и это ещё не все перипетии его судьбы. Когда в 1943 году Красная армия вновь перешла в наступление, Добробабин бежал к родственникам в Одесскую область, где никто не знал о его работе на немцев, дождался прихода советских войск, вновь был призван на военную службу, участвовал в Ясско-Кишинёвской операции, взятии Будапешта и Вены, войну окончил в Австрии.

Приговором военного трибунала Киевского военного округа от 8 июня 1948 года Иван Добробабин был приговорён к 15 годам лишения свободы с поражением в правах сроком на пять лет, конфискацией имущества и лишением медалей «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За взятие Вены» и «За взятие Будапешта»; указом Президиума ВС СССР от 11 февраля 1949 года лишён звания Героя Советского Союза.

Во время амнистии 1955 года срок наказания ему был снижен до 7 лет, после чего он был освобождён.

Иван Добробабин переехал к брату, жил обычной жизнь и умер в декабре 1996 года в возрасте 83 лет.

Показания командира полка

Такой вывод основывается на допросах Кривицкого, Коротеева и командира 1075-го стрелкового полка Ильи Капрова. В полку Карпова служили все 28 героев-панфиловцев.

На допросе в прокуратуре в 1948 году Капров показал: «Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период; никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев, да и не мог говорить, так как такого боя не было. Никакого политдонесения по этому поводу я не писал. Я не знаю, на основании каких материалов писали в газетах, в частности в «Красной звезде», о бое 28 гвардейцев из дивизии им. Панфилова. В конце декабря 1941 года, когда дивизия была отведена на формирование, ко мне в полк приехал корреспондент «Красной звезды» Кривицкий вместе с представителями политотдела дивизии Глушко и Егоровым. Тут я впервые услыхал о 28 гвардейцах-панфиловцах. В разговоре со мной Кривицкий заявил, что нужно, чтобы было 28 гвардейцев-панфиловцев, которые вели бой с немецкими танками. Я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк, и в особенности 4-я рота 2-го батальона, но о бое 28 гвардейцев мне ничего не известно… Фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович, который вёл с ним разговоры на эту тему, никаких документов о бое 28 панфиловцев в полку не было и не могло быть».

Танк Т-34 на дальних подступах к столице, в районе Волоколамского шоссе, Западный фронт. Ноябрь 1941 года.

Бой у Дубосеково был, рота дралась героически

Показания местных жителей свидетельствуют, что 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково действительно шёл бой советских солдат с наступающими немцами. Шесть бойцов, включая политрука Клочкова, были похоронены жителями окрестных деревень.

Никто не ставит под сомнение то, что бойцы 4-й роты у разъезда Дубосеково дрались героически.

Не вызывает никаких сомнений и то, что 316-я стрелковая дивизия генерала Панфилова в оборонительных боях на Волоколамском направлении в ноябре 1941 сумела сдержать натиск противника, что стало важнейшим фактором, позволившим нанести гитлеровцам поражение под Москвой.

По архивным данным Минобороны СССР, весь 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15 или 16 танков и около 800 человек личного состава противника. То есть можно говорить о том, что 28 бойцов у разъезда Дубосеково не уничтожали 18 танков и не погибли все.

Но нет никаких сомнений, что их стойкость и мужество, их самопожертвование позволили отстоять Москву.

Из 28 человек, попавших в списки героев, 6, считавшихся погибшими, раненные и контуженные, чудом выжили. Малодушным из них оказался один Иван Добробабин. Отменяет ли это подвиг других 27?

Мемориал в Дубосеково.

Классическая версия подвига

Политрук Василий Клочков.

Согласно ей, 16 ноября 1941 года 28 человек из личного состава 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка во главе с политруком 4-й роты Василием Клочковым держали оборону против наступающих гитлеровцев в районе разъезда Дубосеково в 7 километрах к юго-востоку от Волоколамска. В течение 4-часового боя ими были уничтожены 18 танков противника, и продвижение немцев к Москве было приостановлено. В бою погибли все 28 бойцов.

В апреле 1942 года, когда о подвиге 28 панфиловцев стало широко известно в стране, командование Западного фронта вышло с ходатайством о присвоении всем 28 бойцам звания Героев Советского Союза. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года всем 28 гвардейцам, перечисленным в очерке Кривицкого, было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

Список Кривицкого

Но вернёмся в 1947 год, когда выяснилось, что один из 28 панфиловцев, мало того что оказался жив, так ещё и замарался службой у немцев. Прокуратуре был отдан приказ проверить все обстоятельства боя у разъезда Дубосеково, чтобы узнать, как всё было на самом деле.

Согласно материалам прокуратуры, первое описание боя гвардейцев-панфиловцев, остановивших немецкие танки, появилось в газете «Красная звезда» в очерке фронтового корреспондента Василия Коротеева. В этой заметке не назывались имена героев, но говорилось, что «погибли все до одного, но врага не пропустили».

На следующий день в «Красной звезде» появилась передовица «Завещание 28 павших героев», в которой говорилось о том, что 28 бойцов остановили наступление 50 вражеских танков, уничтожив 18 из них. Заметку подписал литературный секретарь «Красной звезды» Александр Кривицкий.

И наконец, 22 января 1942 года за подписью Александра Кривицкого появился материал «О 28 павших героях», который и стал основой классической версии подвига. Там впервые и были названы поимённо все 28 героев — Клочков Василий Георгиевич, Добробабин Иван Евстафьевич, Шепетков Иван Алексеевич, Крючков Абрам Иванович, Митин Гавриил Степанович, Касаев Аликбай, Петренко Григорий Алексеевич, Есибулатов Нарсутбай, Калейников Дмитрий Митрофанович, Натаров Иван Моисеевич, Шемякин Григорий Михайлович, Дутов Пётр Данилович, Митченко Никита, Шопоков Дуйшенкул, Конкин Григорий Ефимович, Шадрин Иван Демидович, Москаленко Николай, Емцов Пётр Кузьмич, Кужебергенов Даниил Александрович, Тимофеев Дмитрий Фомич, Трофимов Николай Игнатьевич, Бондаренко Яков Александрович, Васильев Ларион Романович, Белашев Николай Никонорович, Безродный Григорий, Сенгирбаев Мусабек, Максимов Николай, Ананьев Николай.

Архиепископ Волоколамский Питирим и сопровождающие его лица, участники Всемирной конференции «Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы», возложили венки к мемориалу у разъезда Дубосеково — на месте подвига 28 бойцов. Фото: РИА Новости/ Юрий Абрамочкин

Что случилось под Дубосековым?

Чтобы разобраться в том, что собой представляет фильм «28 панфиловцев», Федеральное агентство новостей обратилось за помощью к человеку, хорошо знакомому как с военной историей, так и с военно-историческим кинематографом. На наши вопросы согласился ответить главный редактор издательства «Пятый Рим» Григорий Пернавский:

— Снежный покров, испятнанный черными подпалинами от разрывов. Накатывающийся лязг траков немецких панцеров. Побелевшие от напряжения пальцы, стискивающие винтовку. Москва за нами!.. Все эти зрительные образы понятны, но реальные события выходят далеко за рамки этого видеоряда. Григорий Юрьевич, что на самом деле произошло 16 ноября 1941 года в районе разъезда Дубосеково?

— Из тех материалов, которые сейчас доступны, включая, кстати, и немецкую аэрофотосъемку района боя 1075-го стрелкового полка, у меня сложилось следующее мнение. После небольшой передышки немцы продолжили воплощать в жизнь операцию «Тайфун», то есть наступать на Москву. Утром 16 ноября они прощупали позиции 316-й стрелковой дивизии разведкой боем, после чего немецкая 2-я танковая дивизия занялась панфиловцами всерьез. В итоге, потеряв несколько танков (но никак не 18), немцы сбили бойцов Капрова с занимаемых ими позиций и вынудили остатки полка отступить. В общем, как говорит наш известный специалист по Великой Отечественной Алексей Исаев, немцы свою боевую задачу дня выполнили. В ходе боя 1075-й полк понес существенные потери, что признает в своих показаниях и сам полковник Капров.

— Ну да, по Капрову из 120–140 человек л/с той же 4-й роты 2-го батальона уцелели лишь 20–25 бойцов.

— Ни на аэрофотосъемке, ни в одном военном донесении за 1941–1942 год — ни в нашем, ни в немецком — нет никаких следов четырехчасового боя, в котором 28 красноармейцев уничтожили бы 18 немецких танков. Это заставляет серьезно сомневаться в правдивости до сих пор многими декларируемой версии про «28 павших героев». Но это ни в коей мере не ставит под сомнение то, что полк Капрова, как и вся дивизия Панфилова, 16 ноября 41-го до конца исполнили свой воинский долг.

— Выходит, подвиг панфиловцев был?

— А вы поставьте себя на место красноармейцев Капрова. Вас накрывают огнем. На вас идут танки. А у вас не на роту, а на весь батальон — 4 противотанковых ружья. Ружья, а не орудия. Я вот, например, не уверен, что сам в такой ситуации был бы способен воевать… Конечно, подвиг был. Заметьте, даже будучи сбитым танковыми группами со своих позиций и потеряв до четырех сотен человек только убитыми, 1075-й полк не побежал. Он продолжал действовать, как, впрочем, и вся панфиловская дивизия, уже 17 ноября награжденная Орденом Красного Знамени.

— А еще через день, насколько помню, 316-я стрелковая дивизия стала 8-й гвардейской стрелковой. Правда, 18 ноября от осколков мины погиб генерал-майор Панфилов…

— Потери были, конечно, тяжелые. Но их ценой постепенно «стачивался» наступательный потенциал вермахта. Потом началось советское контрнаступление под Москвой, окончательно похоронившее немецкий «Тайфун».

А началось так: По просьбам граждан

Государственный архив Российской Федерации, возглавляемый доктором исторических наук Сергеем Мироненко, дал новый повод для дискуссии о подвиге 28 героев-панфиловцев.

«В связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций размещаем справку-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, хранящуюся в фонде Прокуратуры СССР», — говорится в сообщении на сайте Государственного архива Российской Федерации.

Публикация этой справки-доклада не является сенсацией — о её существовании известно всем, кто интересовался историей подвига.

На её основании и сам глава Государственного архива РФ гражданин Мироненко делал заявления о том, что «не было 28 героев-панфиловцев — это один из мифов, насаждавшихся государством».

Но прежде, чем говорить о мифе и правде, давайте вспомним классическую историю героев-панфиловцев.

300 спартанцев — миф, насаждаемый греческим государством?

Одним из самых известных военных подвигов в истории человечества, о котором слышал каждый, является подвиг 300 спартанцев, в 480 году до нашей эры павших в Фермопильском сражении против 200-тысячной армии персов.

Далеко не все знают о том, что с персами при Фермопилах дрались отнюдь не только 300 спартанцев. Общее число греческого войска, представлявшего не только Спарту, но и другие полисы, по разным оценкам, составляло от 5000 до 12 000 человек. Из них в сражении погибли около 4000, а около 400 попали в плен. Более того, согласно Геродоту, при Феромопилах погибли не все из 300 воинов царя Леонида. Воин Пантин, посланный Леонидом в качестве гонца и только поэтому не оказавшийся на поле боя, повесился, ибо в Спарте его ожидали позор и презрение. Аристодем, не оказавшийся на поле боя только из-за болезни, испил чашу позора до конца, прожив остаток лет с прозвищем Аристодем Трус. И это несмотря на то, что он героически дрался в последующих битвах с персами.

Несмотря на все эти обстоятельства, вы вряд ли увидите греческих историков или главу греческого архива, исступлённо бомбардирующих СМИ Греции материалами о том, что «300 спартанцев — это миф, насаждаемый государством».

Так почему, скажите, в России никак не прекратятся попытки растоптать своих героев, отдавших жизни во имя Отечества?

Допросы журналистов

Александр Кривицкий на допросе показал: «При разговоре в ПУРе с т. Крапивиным он интересовался, откуда я взял слова политрука Клочкова, написанные в моём подвале: «Россия велика, а отступать некуда — позади Москва», — я ему ответил, что это выдумал я сам…

…В части же ощущений и действий 28 героев — это мой литературный домысел. Я ни с кем из раненых или оставшихся в живых гвардейцев не разговаривал. Из местного населения я говорил только с мальчиком лет 14–15, который показал могилу, где похоронен Клочков».

А вот что сказал Василий Коротеев: «Примерно 23–24 ноября 1941 года я вместе с военным корреспондентом газеты «Комсомольская правда» Чернышёвым был в штабе 16-й армии… При выходе из штаба армии мы встретили комиссара 8-й панфиловской дивизии Егорова, который рассказал о чрезвычайно тяжёлой обстановке на фронте и сообщил, что наши люди геройски дерутся на всех участках. В частности, Егоров привёл пример геройского боя одной роты с немецкими танками, на рубеж роты наступало 54 танка, и рота их задержала, часть уничтожив. Егоров сам не был участником боя, а рассказывал со слов комиссара полка, который также не участвовал в бою с немецкими танками… Егоров порекомендовал написать в газете о героическом бое роты с танками противника, предварительно познакомившись с политдонесением, поступившим из полка…

В политдонесении говорилось о бое пятой роты с танками противника и о том, что рота стояла «насмерть» — погибла, но не отошла, и только два человека оказались предателями, подняли руки, чтобы сдаться немцам, но они были уничтожены нашими бойцами. В донесении не говорилось о количестве бойцов роты, погибших в этом бою, и не упоминалось их фамилий. Этого мы не установили и из разговоров с командиром полка. Пробраться в полк было невозможно, и Егоров не советовал нам пытаться проникнуть в полк…

По приезде в Москву я доложил редактору газеты «Красная звезда» Ортенбергу обстановку, рассказал о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30–40; я сказал также, что из этих людей двое оказались предателями… Я не знал, что готовилась передовая на эту тему, но Ортенберг меня ещё раз вызывал и спрашивал, сколько людей было в роте. Я ему ответил, что примерно 30 человек. Таким образом и появилось количество сражавшихся 28 человек, так как из 30 двое оказались предателями. Ортенберг говорил, что о двух предателях писать нельзя, и, видимо, посоветовавшись с кем-то, решил в передовой написать только об одном предателе».

Расчёт противотанкового ружья ПТРД-41 на позиции во время битвы за Москву. Московская область, зима 1941–1942 года.

Что произошло на самом деле

Правду о том, как действительно развивались события под Дубосеково, удалось узнать спустя несколько лет. Расследование было проведено сотрудниками НКВД.

Оказалось, что один из панфиловцев, Иван Добробабин, фигурировавший в статье фантазера Кривицкого, и правда «отличился» в сражении. Однако он не то что не был героем, но с августа 1942 г. работал немецким полицаем в одной из захваченных нацистами деревень.

Стоит вспомнить еще одного «героя» из статьи журналиста – Даниила Кожубергенова, которого Кривицкий ошибочно назвал именем никогда не существовавшего Аскара Кожебергенева.

Накануне битвы его отправили в штаб со срочным донесением, благодаря чему тот собственно и остался в живых. Однако журналист посчитал, что никто из панфиловцев не должен выжить. Поэтому, когда Кожубергенов пытался рассказать об истинном положении дел, его как как самозванца отправили в штрафной батальон.

Несмотря на многие неточности и преувеличения в отношении подвига панфиловцев, все же следует отдать должное этим бойцам. Они действительно проявили мужество и смогли дать достойный отпор врагу. Однако кроме них выдающуюся храбрость проявили и другие бойцы дивизии генерала Панфилова, о которых почему-то не принято вспоминать. Практически все они отдали свои жизни, защищая Родину.

Неподалеку от Москвы находится братская могила 11 саперов-панфиловцев. Они погибли при выполнении задания, заключавшемся в сдерживании фашистских танков.

Саперному отряду под командованием лейтенанта Петра Фирстова предстояло остановить 10 танков и многочисленную пехоту, вооруженную автоматами. В неравном бою, продолжавшемся в течение 3 часов, саперы смогли уничтожить 6 немецких танков и убить около 100 фашистов.

Памятник героям-панфиловцам в Дубосеково

Когда противник отступил, среди советских бойцов в живых осталось всего 3 человека. Однако и они героически погибли во время 2-го танкового нападения. Их похоронили жители деревни Строково, которые окажутся свидетелями кровопролитной схватки.

Несмотря на неопровержимые факты относительно того, что осенью 1941 г. советским бойцам в неравной схватке удалось остановить самую сильную армию в мире, сегодня о подвиге панфиловцев часто рассуждают, как о сфальсифицированной легенде.

Критически настроенные историки пытаются цепляться за неточности в статье Кривицкого, который позже признался, что добавлял в описании деталей свои фантазии.

Все же следует понимать, что как бойцы 4-ой роты, так и другие советские солдаты совершили настоящий подвиг, сумев сдержать атаку немецкой армии, ценой своих жизней.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Выжившие у Дубосеково

В 1947 году прокуроры, проводившие проверку обстоятельств боя у разъезда Дубосеково, выяснили, что в живых остался не только Иван Добробабин. «Воскресли» Даниил Кужебергенов, Григорий Шемякин, Илларион Васильев, Иван Шадрин. Позднее стало известно, что жив и Дмитрий Тимофеев.

Все они в бою у Дубосеково были ранены, Кужебергенов, Шадрин и Тимофеев прошли через немецкий плен.

Особенно сложно пришлось Даниилу Кужебергенову. Он всего несколько часов провёл в плену, но этого хватило, чтобы обвинить его в добровольной сдаче немцам. В результате в представлении на награждение его имя было заменено на однофамильца, который даже теоретически не мог участвовать в том бою. И если остальных выживших, кроме Добробабина, признали героями, то Даниил Кужебергенов вплоть до самой своей смерти в 1976 году оставался лишь частично признанным участником легендарного боя.

Между тем работники прокуратуры, изучив все материалы и заслушав показания свидетелей, пришли к выводу — «подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещённый в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора «Красной звезды» Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого».

Герои-панфиловцы, ветераны Великой Отечественной войны 1941–1945 годов Илларион Романович Васильев (слева) и Григорий Мелентьевич Шемякин на торжественном собрании, посвящённом 25-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, в Кремлёвском дворце. Фото: РИА Новости/ Владимир Савостьянов

Почему негодует министр культуры Мединский?

В 2016 году скан справки Главной военной прокуратуры был опубликован на сайте Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). «Хватит цепляться за мифы, — призвал тогда директор ГАРФ Сергей Мироненко. — Не было никаких 28 панфиловцев, которые в бою под Дубосековом, якобы, остановили 50 немецких танков. И фразы «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!», сказанной политруком Клочковым, тоже не было. Фразу придумал литературный секретарь газеты «Красная Звезда» Александр Кривицкий вместе со всей историей подвига. И все это военная прокуратура установила еще в 1948 году. Но материалы засекретили, потому что отступать действительно было уже некуда: миф давно жил своей жизнью».

Публикация документа на сайте ГАРФ вызвала большой отклик, хотя раньше этот же документ появлялся в печати и был введен в научный оборот.

Особенно резко выступил министр культуры РФ Владимир Мединский. Он за глаза назвал профессора Мироненко «мразью». «Даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца… даже если бы не было ничего — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, — мрази конченые», — заявил министр культуры.

В том же году вышел кинофильм «28 героев-панфиловцев», который финансировал Минкульт РФ.

Кадр из фильма «28 панфиловцев»

В начале декабря 2018 года Мединский вновь вернулся к этой теме. В авторской колонке в «Российской газете» министр объявил, что рассекренные архивные документы СМЕРШа (советской контрразведки), подтверждают факт боя у разъезда Дубосеково. «Документы свидетельствуют в пользу фактологической достоверности версии “Красной Звезды” даже больше, чем все полагали ранее», — написал Владимир Мединский.

Новые подробности о бое у Дубосеково Мединский назвал «небольшой исторической сенсацией». Опубликованные сведения, однако, никак не противоречат документу военной прокуратуры — история о 28 героях, якобы подбивших 18 фашистских танков, подтверждения не получила.

Ранее Мединский не спорил, что статья в «Красной Звезде» «сильно видоизменила факт»: «Сколько подбили танков, практически сейчас узнать нельзя… Факт был, но очень сложный, он является предметом изучения исторической науки».

Владимир Мединский — доктор исторических наук. Его докторская диссертация неоднократно подвергалась критике за научную несостоятельность. В октябре 2017 года Экспертный совет Высшей аттестационной комиссии рекомендовал лишить Мединского ученой степени. Но президиум ВАК неожиданно отказался поддержать собственный экспертный совет и рекомендовал оставить министра доктором исторических наук, передавал «Интерфакс».

Герои остаются героями

Историки сходятся во мнении, что подвиг 28 героев-панфиловцев имел огромное значении, сыграв исключительную мобилизующую роль, став примером стойкости, мужества и самопожертвования. Фраза «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» стала символом защитников Родины на десятилетия вперёд.

Осенью 2015 года на экраны России вышел фильм «28 панфиловцев» режиссёра Андрея Шальопы. Сбор средств на картину, в которой рассказана классическая история подвига защитников Москвы, проходил методом краудфандинга (народного финансирования). На проект «28 панфиловцев» был собран 31 миллион рублей, что делает его одним из наиболее удачных краудфандинговых проектов в российском кинематографе. Деньги на всякие фейки и глупости у Минкульта есть, а на такой вот фильм не нашлось!

В то же время это показало, что пожалуй, это лучший ответ на вопрос о том, чем является подвиг 28 героев-панфиловцев для наших современников.

Кстати! За всю историю существования вооруженных сил Советского Союза только две дивизии были названы в честь своих командиров. В гражданскую войну это была Чапаевская дивизия, во время Великой Отечественной — 8-я Гвардейская ордена Ленина Краснознаменная ордена Суворова Режицкая имени И.В.Панфилова стрелковая дивизия.

На следующий день после страшного боя дивизия получила орден Красного Знамени.А 18 ноября не стало командира дивизии — его ранило осколком при минометном обстреле. Это стало настоящей трагедией для бойцов дивизии, которые очень тепло относились к Панфилову, называя его Батей.

Как же относиться к «подвигу 28 панфиловцев»?

Считать ли историю о 28 героях-панфиловцев красивой патриотической легендой или пропагандистской ложью — каждый решает для себя сам. Это никак не умаляет реальных заслуг солдат, защищавших Москву осенью и зимой 1941-42 годов, отмечают историки.

Вот какое мнение высказал в интервью Anews специалист по истории Второй мировой Алексей Исаев:

«Подвигов на войне было более чем достаточно, чтобы не поднимать на щит продукт недобросовестной работы московских журналистов. Более того, я убежден, что недоверие к поднимаемым на щит эпизодам может губительно сказаться на доверии к истории в целом, вызвать нигилизм и толкнуть в объятия выдумщиков с простыми ответами на сложные вопросы».

«В целом же именно историческая дискуссия с привлечением доступных ныне документов сторон создает не казенный, а живой образ поколения титанов, отстоявших нашу страну перед лицом опаснейшего врага в истории», — отметил историк.

Подробнее читайте в интервью А. Исаева: «Красная армия задавливала железом, а не заваливала трупами»

Новые атаки на павших и живых

21 июля 1942 года 28 воинам были присвоены звания Героев Советского Союза, как полагали тогда, посмертно. Но события, развернувшиеся вокруг судьбы одного из них, позволили некоторым «радетелям» об исторической справедливости 50 лет спустя поставить под сомнение сам факт подвига. Произошло следующее. Как часто случается на войне, человеку удается выжить в нечеловеческих условиях. Шестеро из 28 панфиловцев выжили, несмотря на тяжелые ранения, мороз и захват поля боя врагом (Натаров вскоре умер в госпитале). Один из них – сержант Иван Добробабин после долгих скитаний по оккупированной территории вернулся в родное село, но там год служил… полицаем у немцев. Когда в 1944 году наступавшие части Красной армии освобождали Украину, Добробабин был призван в ряды РККА и вновь храбро сражался до победы. Однако Военная прокуратура не дремала, и в 1948-м за свою службу у немцев он получил семь лет лагерей, а звания Героя Советского Союза был лишен. Более того, по делу Добробабина были допрошены бывший командир панфиловского полка Капров и журналист Кривицкий, первым обнародовавший имена 28 героев. Сейчас может быть очень непросто понять их мысли и чувства в той обстановке жестких методов дознания. Фактом является появление протоколов показаний, на основании которых при определенном взгляде можно усомниться в самом подвиге 28. Следует подчеркнуть, что никакого постановления или решения принято не было, прокуратура ограничилась справкой-докладом и материалы отправились в архив. Легендарный же подвиг продолжал жить в книгах, статьях, кинофильмах, памятниках и музеях. Героический пример вдохновлял молодежь во многих странах, не только в СССР.

Когда же наступил роковой 1991 год и Советского Союза не стало, началось массированное спецпропагандистское наступление на все советское и социалистическое да и русское тоже. Не обошли стороной панфиловцев. Раз за разом разного рода борзописцы, точь-в-точь как гитлеровские танки, утюжили окопы героев. Якобы и фамилии перепутаны, и подвига такого совершить нельзя в принципе, и командир полка от них в показаниях открестился, и журналист Кривицкий «признался», что все сочинил…

История подвига панфиловцев

Осенью 1941 г. войска Вермахта стремительно приближались к Москве. На тот момент многие члены правительства уже покинули столицу, а ее жители были подготовлены к обороне города. Чтобы завладеть Москвой, нацистам оставалось преодолеть только один рубеж, расположенный возле железнодорожного разъезда Дубосеково.

Взяв под контроль эту зону, немцы смогли бы беспрепятственно проникнуть в столицу. Интересен факт, что войска Гитлера были настолько уверены в своих силах, что предполагали захватить Москву за пару дней. Тогда они еще не подозревали, с каким сопротивлением они столкнутся со стороны советских героев.

Памятник 28 панфиловцам, Алматы

Оказать сопротивление нацистам предстояло 316-й стрелковой дивизии генерала Ивана Панфилова, оборонявшего Волоколамское шоссе, и коннице генерала Льва Доватора.

Немецкие полководцы разработали военную операцию, планируя прорвать Волоколамский фронт, длиной в 40 км, посредством 2-х танковых дивизий и пехоты. При этом русская армия располагала лишь кавалерией и стрелками, не имевшими в своем расположении тяжелых орудий.

Утром 16 ноября танковая дивизия под командованием немецкого генерала-лейтенанта Рудольфа Файеля атаковала центральную часть русских войск. Одновременно с этим немецкая армия под руководством генерал-майора Вальтера Шиллера напала на крайний фланг дивизии Панфилова, в районе Дубосеково, где вскоре будет совершен подвиг 28 панфиловцев.

Небольшой горстке русских солдат предстояло выступить против 50 немецких танков и нескольких сотен фашистов. Кроме этого советские бойцы подвергались беспрерывным бомбардировкам с воздуха. Единственным укреплением панфиловцев была железнодорожная насыпь с рельсами.

Сохранилась стенограмма солдата Ивана Васильева, который был свидетелем того сражения. Рядовой рассказал, что начиная с 6 часов утра, нацисты активно атаковали оба фланга 316-ой стрелковой дивизии Панфилова. При этом на них сбрасывали бомбы с 35 самолетов Люфтваффе.

Расчёт 45-мм противотанковой пушки 53-К на окраине деревни под Москвой, декабрь 1941 года

Кроме этого по ним регулярно стреляли немецкие танки. Поскольку у панфиловцев было ограниченное количество противотанкового оружия, им приходилось выскакивать из траншей, чтобы вручную бросать в танки связки с гранатами или коктейли Молотова (см. интересные факты о Молотове). После подобной вылазки солдаты чаще всего погибали на месте. Как раз во время подобного маневра погиб политрук панфиловцев Василий Клочков.

По словам Васильева, советским солдатам удалось уничтожить около 80 фашистов и порядка 15 танков. Стоит не забывать, что из серьезного оружия у панфиловцев было всего 2 противотанковых ружья (ПТРД) и один пулемет.

Интересен факт, что в этом бою русские воины впервые использовали ПТРД. После обеда армия Вермахта начала повторно атаковать район Дубосеково. В бой вступили 20 танков и 2 роты пехотинцев. Панфиловцам удалось совершить очередной подвиг, отбив каким-то чудом и это нападение.

Удивительно, но на тот момент в четвертой роте в живых остались только 7 солдат. В результате немцы так и не смогли взять под контроль Волоколамское шоссе, признав свое бессилие в этой невероятной схватке.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий