Франциск скорина.первопечатник до первопечатника

Книжное наследие Франциска Скорины

Благодаря просветителю и первопечатнику Франциску Скорине белорусское национальное книгоиздание обогатило не только европейскую, но и общемировую культуру. Ренессансные издания знаменитого полочанина выделяли высокое качество печати, характерные художественные, гравюрные и орнаментальные украшения, шрифты и другие компоненты издательской эстетики и мастерства.

Одной из главных особенностей всех книг Скорины стали авторские комментарии, которые помогали «посполитым» людям лучше понять содержание, осмыслить значение событий, запечатленных в книгах Священного Писания.

В красноречивых предисловиях, отражающих гуманистические идеалы и мировоззрение Франциска Скорины, прослеживаются приметы других литературных жанров, которые позже получили продолжение в белорусской литературе и письменности.

Книги Франциска Скорины распространялись в многочисленных рукописных копиях, и в действительности не только повлияли на развитие духовной культуры белорусских земель, но и всего Великого княжества Литовского, других восточнославянских странах, стимулировали возникновение книгопечатания в Московском государстве.

↑ Вероисповедание

Разносторонне образованный, живой и деятельный учёный Франциск Скорина оставил нам одну загадку, не решённую до сих пор. К какому вероисповеданию принадлежал Скорина? Существуют весьма многочисленные данные, одни из которых подтверждают его православную веру, другие – приверженность католицизму или униатству, а третьи – связь с протестантизмом.

Аргументы в пользу католицизма: 

  • Скорина ездил в Москву, откуда его изгнали как «католика» и «еретика», а его книги сожгли. 
  • Деятельность Скорины критиковал православный князь Курбский, причём уже после того, как бежал из Москвы в Литву. 
  • Некоторые документы также свидетельствуют, что семейство Скоринов было католическим, и некоторые его члены даже были священниками.
  • Имя Франциск – явно не православное.

В пользу православия говорят другие факты:

  • До 1498 года в Полоцке не было католической миссии (а Франциск родился в 1490 году или ранее), так что ребёнком он вряд ли был крещён по латинскому обряду.
  • Его «Псалтырь» поделён на 20 кафизм, как того требует православная традиция. 
  • В «Малой подорожной книжице» приведены святцы, основанные на православном календаре; в них упоминаются православные святые – русские и некоторые сербские, но нет ни одного католического (в том числе святого Франциска Ассизского, в честь которого, видимо, он и был назван). 
  • В «Символе веры» в его книгах отсутствует «филиокве». 
  • Поддерживавший деятельность Скорины князь Константин Острожский был ревнителем православия.

Не православное имя Франциск (Франтишек) было весьма популярно в Польше и Литве и могло быть гражданским, нецерковным именем Скорины. 

Диплом об успешном прохождении экзаменов в Падуанском университете Скорине выдавался не в церкви Падуи, как того требовала традиция, в этой церкви дипломы принято было вручать только выпускникам-католикам, а все остальные получали его в другом условленном месте.

Имеются, впрочем, документы, в которых Скорина назван «еретиком-гуситом», а также протестантом – сторонником Мартина Лютера. Имеются записи о том, что якобы он встречался с Лютером лично, однако поссорился с ним и даже вступил в драку.
Так или иначе, вероисповедание Франциска Скорины остаётся предметом острых дискуссий.

Оценка деятельности

Франциск Скорина оказался первым человеком, кто не только перевёл библейские тексты на белорусский народный язык, но ещё и напечатал их с использованием кириллицы в 1517 году. Это был чуть ли не первый текст на белорусском языке. Вследствие этого роль Франциска Скорины в культуре является по-настоящему значимой. Подтверждается это тем, что за прошедшие столетия люди до сих пор не забыли его имени, а в странах, где он жил, и поныне стоит множество памятников, возведённых в его честь.

Огромное влияние он оказал и на зарождение и развитие белорусского языка и кириллической письменности. Будучи высокообразованным и духовным человеком (он был католиком), он стремился распространять образование среди людей с помощью своих книг.

Исследователи, правда, пришли к выводу, что его перевод трудно было назвать идеальным, поскольку в тексте его Библии по-прежнему сохранялось влияние церковнославянского языка, а также присутствовало множество заимствований из чешского языка. Кроме того, сам белорусский язык тогда ещё только-только начал развиваться. Тем не менее, Скорина оказался первым, кто заложил основы народного белорусского языка, а его предисловия и комментарии по-прежнему считаются великим памятником белорусской литературы.

Книга Скорины также стало и первой народной Библией, поскольку предназначена она была не только для учёных мужей и богословов, но для каждого человека, вне зависимости от его познаний. Таким образом, Скорина стремился, чтобы его Библия могла быть настольной книгой в каждом доме. Помимо этого, Скорина ещё и стоит у истоков белорусского книгопечатания.

Помимо своей просветительской деятельности, Скорина также немало занимался и искусством. Так, его красочные и причудливые гравюры не только помогали простому человеку лучше ориентироваться в тексте Библии, но ещё и сами по себе являются значимым произведением искусства.

До наших дней дошло примерно четыре сотни книг, опубликованных типографией Франциска Скорины. Частично они остались в его родных местах, частично же разместились в музеях таких городов, как Лондон, Москва и Санкт-Петербург. Сейчас они представляют собой огромную историческую ценность.

Первая широкая слава к Скорине пришла уже в XIX веке, когда за ним закрепилось звание «первого белорусского интеллектуала», а сам он стал символом белорусского языка и культуры. Белорусский первопечатник всю жизнь оставался убежденным католиком.

В честь прославленного белорусского печатника за последующие столетия было названо великое множество библиотек, улиц, учебных заведений и общественных организаций.

Кроме того, его имя носит одна из малых планет, открытая учёным Николаем Черных. Существует множество памятников, возведённых как в родном городе Скорины, Полоцке, так и в Праге, Лиде, Вильнюсе и Калининграде. Также ЮНЕСКО объявила 1990 год годом Франциска Скорины.

Последние годы

В поздний период жизни Франциск Скорина, чувствуя, что его задача выполнена, отошёл от типографической деятельности и вернулся к медицинской практике. Поначалу он работал секретарём и врачом при местном епископе, но уже в 1529 году прибыл ко двору прусского герцога, пригласившего его в качестве опытного врача.

Примерно в этот же период Франциск берёт в жёны Маргариту, вдову богатого торговца и политика, Юрия Одверника. Одновременно с этим он также подвигнул на занятие типографией своего старшего брата Ивана, до этого занимавшегося торговлей кожей.

Впоследствии в 1530-х годах Франциск вновь приехал в Чехию, где служил послом при дворе императора Сигизмунда Ι.

Скорина скончался не позже 29 января 1552 года. Известно это по документу от короля Фердинанда II, в котором сыну Франциска, Симеону разрешалось в полной мере пользоваться и распоряжаться всем имуществом и наследием уже умершего отца. К сожалению, это всё что на данный момент известно, точная дата его смерти и место упокоения неизвестны.

Ордена и братства

В XVI — XVII вв. на территории ВКЛ при православных церквях и монастырях возникали братства, объединяющие православное городское население. Они вели культурно-просветительскую деятельность, открывали школы, типографии, библиотеки.
 

Средневековая типография

В Минске православное братство возникло в 1611-1613 годах при Петропавловской церкви. Типография была создана под руководством странствующего украинского книгопечатника иеромонаха Павла Домжив-Лютковича, который после закрытия православного братства в Вильно переехал в Менск, где 20 декабря 1622 года вместе с помощником издал надмогильное «Казанье на память пана Александра Федоровича Шептицкого» собственного сочинения и посвященное жене и сыну покойного. , .
 

Печатный станок XVI – первой половины XVII века (ручной станок И. Гутенберга — изобретателя книгопечатания)

Братские типографии в основном использовали кирилличные шрифты, печатали книги на понятном народным массам «русинском» (белорусском, белорусско-украинском) или церковно-славянском языке. Они издавали книги уменьшенного формата, что делало братские издания удобными в использовании, более дешевыми и доступными.
 

«Казанье полоцкого архиепископа… на смерть виленского архимандрита». Титульный лист, братская типография в Вильно, 1620 год

Следующие сведения об одной из минских типографий связаны с деятельностью ордена базилиан. Со второй половины XVI века в ВКЛ развернулась контрреформация, и в книгоиздательское дело активно включились католические ордена. Особо выделялся орден базилиан, который за 1628-1800 годы напечатал около 1080 книг, причем 40% из них составляла светская литература. В Минске в конце XVIII в. орденом базилиан было выпущено 22 (по другим данным – 14) книг на польском и латинском языках.
 
Со второй половины XVII века книгопечатание в ВКЛ вступило в полосу затяжного кризиса, который совпал с общим социально-экономическим кризисом Речи Посполитой. Продолжительные войны, ухудшение общественно-политических условий привели к разорению братства, к прекращению деятельности почти всех братских типографий.
 

Описание

К каждой из книг Скорина добавлял собственные предисловия с разнообразными сведениями по истории, географии, культуре и краткий перевод содержания. На полях давалось объяснение непонятных слов, а также ссылки на параллельные места. Впервые в кириллическом книгопечатании Скорина ввёл титульный лист, фолиацию страниц, промежутки между словами и отступы-абзацы, а также отказался от сокращения слов. Размеры изданий Скорины свидетельствуют о том, что его Библия предназначалась для ежедневного чтения, а не для литургических целей. Если напрестольные Евангелия в то время делались «в лист», то книги Скорины были напечатаны «в четвёрку», а то и в «восьмёрку» (то есть в 4 или 8 раз меньше), что делало их удобными в пользовании.

В первую западнорусскую Библию издатель включил 51 иллюстрацию, около 30 заставок и около 1000 инициалов. Степень участия Франциска Скорины в создании гравюр остаётся неопределённой. По преобладающему мнению, Скорина скорее всего был рисовальщиком отдельных гравюр, мог играть роль консультанта. Ему, безусловно, принадлежат все подписи к иллюстрациям, рисунок шрифта Библии, который не мог быть произведён без предварительных эскизов Скорины.

Философия и религия

В предисловиях и комментариях к религиозным изданиям Скорина проявил себя как философ, придерживавшийся просветительской позиции западноевропейских ученых-гуманистов. Он ратовал за образование народа и призывал к освоению грамоты и навыков письма.

Портрет Франциска Скорины на юбилейной монете / Нумизматика

Являясь патриотом Литовского княжества, Франциск искренне любил родину и считал, что его взгляды обязан разделять каждый порядочный человек. Библейские тексты способствовали распространению точки зрения печатника, заботившегося о воспитании личности, организации общества и установления благополучной мирной жизни на земле.

В биографии Скорины нет прямых указаний на вероисповедание и религиозную принадлежность уроженца Полоцка. В архивах сохранились бумаги, согласно которым Франциск мог принадлежать к любой из существовавших конфессий, неоднократно именовался чешским отступником и еретиком.

Прославившись произведениями, написанными по католическим канонам, Скорина мог являться последователем западноевропейской христианской церкви, считавшей себя единственной носительницей истины на земле.

Памятник Франциску Скарине в Калининграде / Википедия

В пользу этого свидетельствуют переводы «Притчи о царе Соломоне» и «Песни песней», которые были раскритикованы и сожжены православными московскими священниками в середине 1530-х годов.

К тому же родственник печатника Иоанн Хризансом, согласно историческим документам, был ревностным католиком и приближенным полоцкого архиепископа. Это дает право предполагать, что все дети рода Скорина воспитывались в одной вере и крестились по обрядам, издавна установленным римскими понтификами.

Впрочем, существует мнение, что Франциск вполне мог исповедовать православие. Об этом говорят издания 1522-1525 годов, в которых проявились характерные особенности упомянутого крыла христианского учения: восточнославянские святые Борис, Ларионъ, Глеб и другие, а также канонические 151-го псалма славяно-русского священного писания.

Гравюра Франциска Скорины из книги «Песня песней» / Википедия

Кроме того, ученые установили, что после экзамена в Падуе Скорина получал диплом в здании университета, а не в храме, как другие выпускники-католики.

Третьей и наиболее вероятной религией, приписываемой Скорине, считается протестантизм. В пользу этого говорят взаимоотношения с реформаторами и основоположником лютеранства, а также служба у кёнигсбергского герцога Альбрехта Бранденбурга Ансбахского.

Франциск Скорина: кто это?

Франциск Скорина — ученый, просветитель-гуманист эпохи Возрождения—оставил неизгладимый след в истории отечественной культуры, в истории общественной и философской мысли восточнославянских народов. Он был одним из самых высокообразованных людей своего времени: закончил два университета (Краковский и Падуанский), владел несколькими языками (кроме родного белорусского знал литовский, польский, итальянский, немецкий, латинский, греческий).

Он много путешествовал, его деловые поездки были длительными и дальними: он побывал во многих европейских странах, посетил не один десяток городов. Скорина отличался необычайной широтой взглядов и глубиной знаний. Он — медик, ботаник, философ, астроном, писатель, переводчик. А кроме того он был искусным «книгоделателем» — издателем, редактором, типографом. И эта сторона его деятельности оказала огромное влияние на становление и развитие славянского книгопечатания.

В истории же отечественного книжного дела деятельность Скорины приобретает особое значение. Его первенец — «Псалтырь», вышедшая в Праге в 1517 г., является и первой белорусской печатной книгой. А типография, основанная им в Вильнюсе около 1522 г., — это и первая типография на нынешней территории нашей страны.

Не одно столетие прошло с тех пор.

Время безвозвратно стерло в памяти поколений многие факты из биографии белорусского первопечатника. Загадка возникает в самом начале жизнеописания Скорины: неизвестна точная дата его рождения (обычно указывается: «около 1490 г.», «до 1490 г.»). Но в последнее время в литературе годом рождения Скорины все чаще называют 1486 г. Дата эта была «вычислена» в результате анализа издательского знака — часто встречающейся в его книгах небольшой изящной гравюры с изображением солнечного диска и набегающего на него полумесяца.

Исследователи решили, что первопечатник изобразил «гибель Солнца» (солнечное затмение), обозначив таким образом и день своего рождения (на родине Скорины солнечное затмение наблюдалось 6 марта 1486 г.).

Полоцк, где родился Скорина, был крупным по тем временам торгово-ремесленным городом на Западной Двине, входившем в состав Великого княжества Литовского.

В городе насчитывалось около пятнадцати тысяч жителей, которые занимались в основном кузнечным, литейным, гончарным ремеслом, торговлей, рыболовством, охотничьим промыслом.

Отец Скорины был купцом, торговал кожей и мехами.

Предполагают, что начальное образование Скорина получил в одной из полоцких монастырских школ.

Осенью 1504 г. Скорина отправляется в Краков. Он успешно сдает вступительные экзамены в университет и в списке студентов появляется его имя — Франциск Лукич Скорина из Полоцка. Скорина занимался на факультете, где изучались традиционные дисциплины, сведенные в строгую систему семи «свободных искусств»: грамматику, риторику, диалектику (это — формальные, или словесные искусства), арифметику, геометрию, музыку, астрономию (реальные искусства).

Кроме перечисленных дисциплин Скорина изучал теологию, право, медицину, древние языки.

Краков — столица Королевства Польского, город с многовековой славянской культурой.

Расцвет искусства, науки, образования способствовал и сравнительно раннему возникновению здесь книгопечатания. В начале XVI в. в Кракове действовало двенадцать типографий. Особой известностью пользовались издания краковского печатника Яна Галлера, деятельность которого была самым тесным образом связана с Краковским университетом — печатник снабжал его учебными пособиями, литературой.

Возможно, Скорина был знаком с Галлером и от него получил первые сведения о книгоиздательском и книгопечатном деле. Среди тех, кто пробудил в юном Скорине любовь к «черному искусству», был и преподаватель факультета «свободных искусств» ученый-гуманист Ян из Глогова, сам проявлявший интерес к книгопечатанию.

Студенческие годы пролетели быстро, и в 1506 г. Скорина, закончив Краковский университет, получает звание бакалавра свободных искусств и покидает Краков.

Сюжет

Сюжетная линия отображает некоторые биографические сведения о великом первопечатнике.

Георгия Скорину принимают в Краковский университет (в фильме академия), благодаря его познаниям делая для него исключение — ведь он православный, а туда принимают только католиков. Он принимает имя Франциск в память святого Франциска Ассизского. Профессор Глаговский, известный своим свободомыслием, становится духовным учителем Скорины. Другой профессор Рейхенберг — сторонник политики иезуитов. Он безуспешно пытается заставить Франциска доносить на Глаговского напоминая, что Рейхенберг способствовал приёму Скорины в университет семь лет назад. Скорина встречается с прекрасной девушкой Маргаритой и влюбляется в неё, она отвечает ему взаимностью. В этот день происходит солнечное затмение. Затем Скорина узнаёт, что Маргарита — дочь Рейхенберга. Профессора Глаговского арестует инквизиция. Затем коллегия Краковской академии собирает студентов, чтобы сообщить им, что профессору запрещено появляться в здании, где обучаются студенты. Во время этого собрания Скорина протестует против практики доносительства и открыто выступает против Рейхенберга. Скорина вынужден бежать и продолжить учёбу в Падуе. По окончании Падуанского университета он становится доктором медицины. Вернувшись на родину, Франциск занимается врачебной практикой в Вильне. Он просит у городских властей разрешения открыть больницу для бедных. Параллельно Скорина налаживает книгопечатание. Однажды пациентом Скорины оказывается советник магистрата. Его жена — Маргарита. Больной умирает. Враги Скорины строят козни, утверждая, что он способствовал смерти мужа Маргариты, чтобы снова быть с ней вместе. Рейхенберг вынуждает Франциска покинуть Вильно, чтобы спасти доброе имя своей дочери. Правда, основной мотив Рейхенберга — не дать Скорине печатать книги на белорусском языке, понятном простым людям. Скорина перебирается в Прагу. Здесь ему удаётся создать типографию с помощью своего друга по Краковскому университету чеха Вашека, жена которого наследница крупнейшей в Праге пивоварни. Скорина свободно печатает книги на родном языке. У Рейхенберг и эмиссара иезуитов появляется план вернуть Скорину в Вильно, чтобы не дать ему печатать книги там, под предлогом брака с Маргаритой. Сама Маргарита плачет и говорит, что никогда не будет счастлива. При этом эмиссар произносит фразу «У кого сломлен дух, у того иссохнет плоть» (отсылка к пьесе «Жизнь Галилея» Б. Брехта). Скорина отправляется в Вильно, вслед за ним едет обоз с книгами, но на переправе через реку его разгромили. Во время венчания кольцо невесты падает на пол и присутствующие говорят, что это плохая примета. Сразу же после венчания Маргариту похищают и, угрожая пожизненным заточением в монастыре, требуют отдать католической церкви купленную на деньги отца книгопечатню, чтобы Скорина печатал здесь лишь те книги, которые «укажут духовные отцы». Сначала она просит пустить её к мужу, чтобы посоветоваться с ним. Затем она пытается бежать и погибает. Рейхенберг не ожидая, что иезуиты так обойдутся с его дочерью, теряет разум и убивает эмиссара ордена. На публичном костре инквизиции горят книги из его типографии «попавшего в лапы дьявола» Скорины. Потрясённый, он покидает город и, пристав к случайному обозу, слышит, как мальчик на возу читает написанное им предисловие к «Библии», изданной в его типографии.

Динамичный сюжет и качественная актёрская работа, натурные съёмки в Праге делают фильм образцовым опытом превращения исторического персонажа в поп-икону для последующих поколений.

Съёмочная группа

Автор сценария Николай Садкович
Режиссёр-постановщик Борис Степанов
Оператор-постановщик Виталий Николаев
Художник-постановщик Владимир Дементьев
Композитор Владимир Чередниченко
Звукооператор Василий Дёмкин
Второй режиссёр Юрий Филин
Оператор Леонид Пекарский
Монтажёр В. Коляденко
Художник по костюмам А. Кавецкая
Художник-гримёр С. Михлина
Комбинированные съёмки — художник И. Коваленко
Комбинированные съёмки — оператор Л. Аксёненко
Редактор Самсон Поляков
Ассистенты режиссёра В. Светлов, М. Давидович
Ассистенты оператора Михаил Комов, В. Сущенко
Ассистенты художника И. Рогатень, С. Болденков
Ассистент художника по костюмам Т. Филоненко
Консультатнты С. Марконис, А. Комаров
Государственный симфонический оркестр БССР Дирижёр Виталий Катаев
Директор В. Поршнев

В ролях

Актёр Роль
Олег Янковский  Франциск Скорина
Николай Гриценко  Рейхенберг
Гедиминас Карка  монах-иезуит
Гунта Виркава  Маргарита
Янис Грантиньш (в титрах Грантинь)  Глаговский
Ростислав Янковский  Иван Скорина
Борис Гитин  Вашек (Вацлав)
Стефания Станюта аббатисса
Владимир Дедюшко мессер
шинкарь
Владимир Цоппи ректор Ягеллонской академии
Владимир Золотухин (нет в титрах) школяр
Аркадий Трусов (нет в титрах) зачинщик расправы над умалишенной
Алексей Барановский, Юрий Багинян (в титрах Баганян),В. Былинский, Александра Зимина,Мария Захаревич, Николай Зорин,Игорь Лаптинский, Здислав Стомма,Юрий Смирнов, Светлана Турова,Леонид Милявский, Тамара Муженко (нет в титрах), Арнольд Помазан (нет в титрах), Аркадий Трусов (нет в титрах) эпизод

Значение деятельности

Франциск Скорина был первым, кто опубликовал книгу псалмов на белорусском языке, то есть первым использовал кириллицу. Это произошло в 1517 году. Через два года им была переведена большая часть Библии. В разных странах есть памятники, улицы и университеты, носящие его имя. Скорина – один из выдающихся людей эпохи.

Он во многом способствовал становлению и развитию белорусского языка и письменности. Он был высокодуховной личностью, для которой Бог и человек неразлучны.

Его достижения имеют большое значение для культуры и истории. Реформаторы, такие как Джон Уиклиф, в средние века переводили Библию и подвергались гонениям. Скорина был одним из первых гуманистов эпохи Возрождения, который снова взял на себя эту задачу. Действительно, его Библия опередила перевод Лютера на несколько лет.

Согласно признанию общественности, это был еще не идеальный результат. Белорусский язык только развивался, поэтому в тексте сохранились элементы церковнославянского языка, а также заимствования из чешского. Фактически просветителем были созданы основы современного белорусского языка. Напомним, он был только вторым ученым, печатающим на кириллице. Его изящные предисловия являются одними из первых примеров белорусской поэзии.

Для первопечатника Библия должна была быть написана доступным языком, чтобы ее могли понять не только ученые люди, но и простой человек. Изданные им книги были предназначены для мирян. Многие высказанные им идеи были схожи с идеями Мартина Лютера

Как и протестантские реформаторы, белорусский просветитель понимал важность новых технологий в распространении своих идей. Он возглавил первую типографию в Вильно, а его проекты имели большое значение и за пределами Беларуси

Скорина также был отличным гравером: яркие гравюры на дереве, изображающие библейские фигуры в традиционном белорусском костюме, помогали неграмотным людям понимать религиозные идеи.

При жизни Франциск Скорина не был широко известен во всем мире, так как в мировой истории никогда не было православной реформации. После его смерти ситуация мало изменилась. Он не разрушил свой привычный мир также решительно, как это сделал Лютер. На самом деле сам Скорина, вероятно, не смог бы понять идею реформации. Несмотря на его новаторское использование языка и искусства, у него не было желания полностью разрушить структуру Церкви.

Однако он остался популярным среди соотечественников

На него обратили внимание националисты 19-го века, которые хотели подчеркнуть значение «первого белорусского интеллектуала». Работа Скорины в Вильно дала основания требовать, чтобы город получил независимость от Польши

На фото ниже — памятник Франциску Скорине в Минске. Памятники белорусскому первопечатнику находятся также в Полоцке, Лиде, Калининграде, Праге.

Книгоиздательская и просветительская деятельность

В период с 1512 по 1517 гг. ученый появился в Праге — центре чешского книгопечатания.

Чтобы перевести и издать Библию, ему было нужно не только ознакомиться с чешской библеистикой, но и досконально знать чешский язык. В Праге Франциск заказывает типографское оборудование, после чего начинает переводить Библию и писать к ней комментарии.

Книгоиздательская деятельность Скорины сочетала опыт европейского книгопечатания и традиции белорусского искусства.

Первая книга Франциска Скорины — пражское издание одной из библейских книг, Псалтыря (1517 год).

Ф. Скорина сделал перевод Библии на язык, приближенный к белорусскому, и понятный простому люду (церковнославянский язык в белорусской редакции).

При поддержке меценатов (ими стали виленский бургомистр Якуб Бабич, советники Богдан Онкав и Юрий Адверник) он издал в 1517-1519 годах в Праге на древнерусском языке 23 иллюстрированные книги Ветхого Завета. В последовательности: Псалтирь (6.08.1517), Книга Иова (6.10.1517) , Притчи Соломона (6.10.2517), Иисус Сирахав (5.12.1517), Екклесиаст (2.01.1518), Песнь Песней (9.01.1517), книга Премудрость Божия (19.01.1518), Первая книга Царств (10.08.1518), вторая книга Царств (10.08.1518), Третья книга Царств (10.08.1518), Четвертая книга Царств (10.08.1518), Иисус Навин (20.12.1518), Юдифь (9.02.1519), Судьи (15.12.1519), Бытие (1519), Выход (1519), Левит (1519), Руфь (1519), Цифры (1519), Второзаконие (1519), Эсфирь (1519), Плач Иеремии (1519), Пророка Даниила (1519).

Каждая из библейских книг выходила отдельным выпуском, с титульной страницей, имела собственные предисловие и послесловие. При этом издатель придерживался единых принципов подачи текста (одинаковые формат, полоса набора, шрифт, художественное оформление). Тем самым он предусматривал возможность сведения всех изданий под одну обложку.

В книгах содержится 51 печатный оттиск гравюры на бумаге с пластины (доски), на которую нанесен рисунок.

Трижды в книгах Франциска Скорины был напечатан его собственный портрет. В Восточной Европе за все время больше ни один издатель Библии такого не делал.

Согласно мнению исследователей, на титульном листе Библии размещена печать (герб) Скорины — доктора медицины.

Перевод, сделанный первопечатником, канонически точный в передаче буквы и духа библейского текста, не допускающий вольностей и дописок толкователя. Текст сохраняет соответствующее древнееврейскому и древнегреческому оригиналам состояние языка.

Книги Франциска Скорины заложили основу для нормирования белорусского литературного языка, стали первым переводом Библии на восточнославянский язык.

Белорусский просветитель хорошо знал произведения знаменитых в те времена священнослужителей, например, св. Василия Великого — епископа Кесарийского. Ему были известны произведения Иоанна Златоуста и Григория Богослова, на которого он ссылается. Его издания православные по содержанию и предназначены для удовлетворения духовных потребностей православного населения Беларуси.

Скорина стремился придать своим комментариям к Библии простую и понятную форму. В них содержатся сведения об исторических, бытовых, богословских, языковых обстоятельствах и реалиях. В теологическом контексте основное место в предисловиях и послесловиях, написанных им, занимала экзагеза — объяснение содержания книг Ветхого Завета в качестве предвестия и пророчества новозаветных событий, победы христианства в мире и надежды на вечное духовное спасение.

На фотографии ниже — монета Франциска Скорины. Она выпущена в 1990 году к 500-летию со дня рождения славного белорусского первопечатника.

Как печатали книги (XIX – начало XX века)

Процесс печатания книг состоял из нескольких технологических операций. Сперва рукопись передавалась в наборное отделение, где наборщики, стоя у шрифт-касс, производили набор текста букву за буквой, строку за строкой.
 

Наборное отделение типографии
Наборщик текста перед шрифт-кассой

Набрав достаточное число гранок (столбцов из 40-50 строк), наборщики передавали их метранпажу. Метранпаж разбивал набор на отдельные страницы – сверстывал набор.
 

Сверстанный набор

Как только набиралось 16 страниц, метранпаж размещал их в определенном порядке и переносил в машинное отделение типографии, в котором был установлен «целый ряд типографских машин, приводимых в движение паровым, газовым или электрическим двигателем». Машины, получая листы чистой бумаги, отпечатывали на них всё, что находится в наборе.
 

Печатная машина

Обслуживали такую машину два рабочих: накладчик и приемщик. Первый накладывал на цилиндр листы чистой бумаги, второй принимал уже оттиснутые листы. За 5-6 часов работы такая машина могла отпечатать более пяти тысяч листов.
 

Пояснения к работе фальцовщика

После фальцовки заготовка книги поступала в брошюровочное отделение, где отдельные тетрадки сшивались вместе и к ним приклеивались обложка и корешок книги.
 

«Весь Минск или спутник по Минску» под ред. С.М. Яхимовича, изданный в 1911 г. в типографии Фельдмана и Перского – кладезь интересной информации для всех, кто интересуется историей Минска
Видна вывеска типографии Ильи Каплана, располагавшейся в доме Раковщиков по ул. Губернаторской, 19
Одно из изданий, выпущенное в 1915 году типографией Ильи Каплана

Типография С.А. Некрасова работала с 1902 года. Выпускала литературу преимущественно религиозного содержания, среди которой – первый (1909) и второй (1911) выпуски «Минской старины», «Кратная история западно-русского края» Г.А. Плавского; труды религиозного деятеля, краеведа А.В. Товарова «Исторический очерк Минской губернии в начальную пору существования Русского государства» (1910), «Личный состав Минской епархии на 1905 г.» и др. .
 

Ул. Подгорная, вдали дом графа Чапского. На открытке напечатана рекламная информация: «Типография и переплетное заведение С.А. Некрасова».
Реклама типографии Ш.А.Соськина, предлагающая «художественное исполнение всевозможных типографских работ» в «Справочном и адресном указателе на 1904 г.»

Несмотря на широкое развитие типографского дела, издания на белорусском языке выходили очень редко. Из-за действия цензуры их было проще печатать в Петербурге или Москве. Литературу для белорусского населения публиковали петербургские издательства »Круг белорусский», »Загляне сонца i у наша аконца», виленские издательства »Наша Нiва», »Наша хата», »Гомон», »Беларускае выдавецкае таварыства» и др.
 
 
После Октябрьской революции Советская власть повела политику на закрытие издательств и типографий других политических партий, на печать объявлений была введена государственная монополия. Следующим шагом стала национализация типографий, книжных и газетных киосков, частных контор по изготовлению и продаже печатной продукции. Новая власть ясно понимала силу печатного слова.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий