Гумьеры

Освободители стали насильниками

Первая новость об изнасиловании марокканскими солдатами итальянок зафиксирована 11 декабря 1943 года, в день высадки гумьеров в Италии. Речь шла о четырех солдатах. Французские офицеры оказались не в состоянии контролировать действия гумьеров. Историки отмечают, что «это были первые отголоски поведения, которое впоследствии долго ассоциировалось с марокканцами».

Уже в марте 1944 года во время первого визита де Голля на итальянский фронт местные жители обратились к нему с горячей просьбой вернуть гумьеров в Марокко. Де Голль пообещал привлекать их только в качестве карабинеров для охраны общественного порядка.

17 мая 1944 года американские солдаты в одной из деревень услышали отчаянные крики изнасилованных женщин. Согласно их свидетельствам, гумьеры повторяли то, что итальянцы делали в Африке. Однако союзники действительно были шокированы: отчет англичан говорит об изнасилованиях гумьерами прямо на улицах женщин, маленьких девочек, подростков обоего пола, а также заключенных в тюрьмах.

Ужас под Монте-Кассино

Одно из самых жутких деяний марокканских гумьеров в Европе – история освобождения от гитлеровцев Монте-Кассино. Союзникам удалось захватить это древнее аббатство центральной Италии 14 мая 1944 года. После их окончательной победы под Кассино командование объявило «пятьдесят часов свободы» — юг Италии был на три дня отдан на растерзание марокканцам.

Историки свидетельствуют, что после сражения марокканские гумьеры совершали зверские погромы в окрестных деревнях. Были изнасилованы все девочки и женщины, не спаслись и мальчики-подростки. Отчеты 71-й немецкой дивизии фиксируют 600 изнасилований женщин в небольшом городе Спиньо всего за три дня.

При попытках спасти своих родственниц, подруг или соседок были убиты свыше 800 мужчин. Пастор городка Эспериа тщетно пытался уберечь трех женщин от насилия марокканских солдат – гумьеры связали священника и насиловали всю ночь, после чего он вскоре скончался. Марокканцы также разграбили и унесли все, что имело хоть какую-то ценность.

Марокканцы выбирали для групповых изнасилований наиболее красивых девушек. К каждой из них выстраивались очереди гумьеров, желающих поразвлечься, в то время как другие солдаты удерживали несчастных. Так, двух юных сестер 18 и 15 лет изнасиловали более 200 гумьеров каждую. Младшая сестра умерла от полученных травм и разрывов, старшая сошла с ума и 53 года до самой смерти содержалась в психиатрической больнице.

В исторической литературе про Апеннинский полуостров время с конца 1943-го по май 1945 года носит имя guerra al femminile — «война с женщинами». Французскими военными судами в этот период было возбуждено 160 уголовных разбирательств по обвинению 360 лиц. Выносились смертные приговоры и тяжелые наказания. Кроме того, немало застигнутых врасплох насильников было расстреляно на месте преступления.

На Сицилии гумьеры изнасиловали всех, кого смогли схватить. Партизаны некоторых областей Италии прекратили воевать с немцами и начали спасать окружающие села и деревни от марокканцев. Огромное количество вынужденных абортов и заражений венерическими болезнями повлекло ужасные последствия для многих небольших сел и деревень в областях Лацио и Тоскана.

Итальянский писатель Альберто Моравиа написал в 1957 году свой самый известный роман «Чочара» по мотивам увиденного в 1943 году, когда он с женой скрывался в Чочарии (местность в области Лацио). На основе романа в 1960 году снят фильм «Чочара» (в английском прокате – «Две женщины») с Софи Лорен в главной роли. Героиня с юной дочерью по пути в освобожденный Рим останавливаются отдохнуть в церкви маленького городка. Там на них нападают несколько марокканских гумьеров, которые насилуют обеих.

«Итальянская армия чаще выступала как обуза для немцев»

— Вернемся к войне. Почему Муссолини все-таки вступил во Вторую мировую войну? Только ли в силу успехов гитлеровской авантюры в отношении Франции?

— Конечно, Муссолини вступил в войну в силу успехов Гитлера. С другой стороны, у Муссолини была ревность — Гитлер все больше превращался в старшего партнера, у которого все получается, а Италии ведь тоже нужно реализовывать свои «великие» планы и тоже многое надо успеть. В частности, вступив в войну за две недели до разгрома Франции итальянцы надеялись получить и себе кусок пожирнее, то есть занять некоторые южные территории Франции, в частности Ниццу, и дойти до Марселя. Но французские части сумели сдержать итальянцев, и те практически ничего захватить не смогли, кроме незначительной территории около города Ментона.

Итальянцы просто хотели показать свою важность и урвать добычу, но у них ничего не получалось ни в 1940 году, ни позже. Причины уже мною упомянуты: они были плохо вооружены, снабжены, ну и низкий боевой дух никуда не делся

И даже в 1943 году, когда немцы решили оккупировать Италию, и, казалось бы, надо сопротивляться захватчикам, у итальянцев это получалось плохо: армия была деморализована двусмысленными приказами командования.

— А Гитлер все-таки нуждался в итальянской армии?

— С одной стороны, ему были нужны дополнительные людские ресурсы для войны против СССР, но с другой стороны, когда итальянский корпус прибыл в 1941 году на Украину, многие немецкие офицеры после совместного парада выражали сомнение в боеспособности итальянских частей. Тем не менее в 1941 году на Украине итальянцы действовали относительно успешно, поскольку РККА в целом отступала, однако катастрофой для итальянской 8-й армии стала Сталинградская битва.

Но в целом итальянская армия для немцев чаще выступала как обуза: они вынуждены были направить войска в Северную Африку, потому что итальянцы не могли справиться там с британцами, в 1940 году Муссолини напал на Грецию, но потерпел поражение, и Италия была вынуждена просить у немцев помощи.

Солдаты 8-й армии в Советском Союзе в 1942 году. Фото Bundesarchiv, Bild 183-B27180 / Lachmann / CC-BY-SA 3.0 / wikipedia.org

— На ваш взгляд, если бы Муссолини сохранял нейтралитет, мог бы он править долго — как тот же Франко в Испании?

— Вопрос, конечно, дискуссионный. В ученой среде есть мнение, что если бы Муссолини не воевал на стороне Гитлера, у него был бы шанс сохранить власть. В частности западные специалисты, внедрившие, как известно термин «тоталитаризм», проводили различия между германским и средиземноморскими вариантами тоталитаризма и считали, что, да, итальянский тоталитаризм априори был плохой, но не такой жесткий, как в Германии или в СССР. Западные идеологи считали, что в Италии фашизм был некой промежуточной формой с чертами как тоталитаризма, так и авторитаризма, потому что там были ограничители фашизма — король и особенно католическая церковь. И, безусловно, если это не испанский, франкистский, вариант, который вообще считается авторитарным режимом, то уж точно и не германский, классический вариант тоталитаризма, если опять же следовать терминологии К. Фридриха или Бжезинского.

Такой подход «обеления» Италии при Муссолини был все-таки вызван политическими соображениями послевоенного периода, холодной войны. Италия все-таки была одним из учредителей НАТО, ее относительно быстро приняли в ООН, она была одним из учредителей Европейского экономического сообщества. Теоретически, если бы Муссолини не вступил в войну на стороне Гитлера, думаю, у него был бы шанс уцелеть, как уцелел Франко в Испании, и стать полезным союзником Запада. Но Муссолини слишком заигрался.

Сергей Кочнев

ОбществоИстория

Марокканцы в составе союзников

Французские подразделения часто использовали выходцев из Марокко для выполнения стратегических операций. В такие отряды обычно набирались берберы — коренные туземцы. Они принимали участие в операциях в Ливии и в Тунисе. Их подразделения носили имя Марокканских гумьеров. В 1943-44 годах они учавстовали в освобождении Сицилии и острова Корсика в составе американский дивизий, а в 1944-м одни из первых явились в Германию, пройдя «линию Зигфрида».

Сами гумьеры крайне редко и неохотно шли в бой из-за соображений патриотизма. Марокко, формально, было под протекцией Франции, однако существенной власти страна там не имела и население не считало, что чем-то обязаной ей. На передовую направлялись в основном самые бедные и малоимущие, в перспективе заработать и доказать лидерам племени свою значимость.

Освободители стали насильниками

Первая новость об изнасиловании марокканскими солдатами итальянок зафиксирована 11 декабря 1943 года, в день высадки гумьеров в Италии. Речь шла о четырех солдатах. Французские офицеры оказались не в состоянии контролировать действия гумьеров. Историки отмечают, что «это были первые отголоски поведения, которое впоследствии долго ассоциировалось с марокканцами».

Уже в марте 1944 года во время первого визита де Голля на итальянский фронт местные жители обратились к нему с горячей просьбой вернуть гумьеров в Марокко. Де Голль пообещал привлекать их только в качестве карабинеров для охраны общественного порядка.

Как они воевали

В сражениях Второй мировой войны участвовали, как минимум, 22 000 подданных Марокко. Постоянная численность марокканских полков достигала 12 000 человек, при этом 1625 солдат погибли в боях, а 7500 были ранены.

По мнению одних историков, марокканские воины отлично зарекомендовали себя в горных сражениях, оказавшись в знакомой обстановке. Родина племен берберов – марокканские горы Атлас, поэтому гумьеры прекрасно переносили переходы в высокогорье.

Другие исследователи категоричны: марокканцы были средними воинами, однако они сумели превзойти даже фашистов в деле зверских убийств пленных. Гумьеры не могли и не хотели бросить древнюю практику отрезания у трупов врагов ушей и носов. Но главным ужасом населенных пунктов, в которые входили марокканские солдаты, были массовые изнасилования мирных жителей.

«При Муссолини у СССР и Италии было и прагматичное сотрудничество»

— Но трудно поверить, что Муссолини не хотел большего, если вступил в войну.

— Безусловно, у Муссолини прежде всего были виду на Адриатику. Планы на восточное Средиземноморье, на Балканы существовали у Италии еще с начала века, и это как раз и подтолкнуло ее столкнуться с Австро-Венгрией в Первую мировую. Перед вступлением в нее итальянцы просили у Антанты очень хорошую территорию — земли Далматинского побережья, часть Албании с портом Влёра, территорию Малой Азии вместе с Измиром и многое другое. И при Муссолини эти планы никуда не делись, а только росли, с тем же напоминанием народу — висевшими в Риме возле Форума плакатами с изображением карт Римской империи.

— А каким было реальное отношение у Муссолини к СССР? Его действительно раздражали большевики, как было написано в упомянутых вами воспоминаниях?

— Это понять очень сложно. С одной стороны, в 1924 году Италия устанавливает с СССР дипломатические отношения, почти одновременно с Англией и опередив Францию, но с другой, это было сделано Муссолини в процессе подготовки к очередным выборам — Муссолини тем самым выбивал из рук итальянских левых важный козырь.

В то же время было и прагматичное сотрудничество. В частности, на итальянских верфях строились нужные Советскому Союзу суда, крейсеры типа «Киров» были сделаны на основе купленной у итальянцев научно-технической документации. А в идеологическом плане, конечно, было расхождение. Муссолини видел в левых своих врагов, а самым левым было государство рабочих и крестьян, то есть СССР. Ну а СССР, в свою очередь, видел в фашистах реакционеров — наиболее агрессивный отряд империалистов.

Фото wikipedia.org

Воздушная мощь в горах

Особенно французы были в восторге от быстроты манёвра авиации. Переброска эскадрильиБреге-XIV» заняла всего трое суток. Эскадрилья четырёхмоторных бомбардировщиков   Фарман» из шести машин управилась всего за 36 часов — благо они могли везти техников и оборудование внутри.

Бреге-XIV» работали и разведчиками, и бомбардировщиками, и штурмовиками. И даже транспортными самолётами — с двумя солдатами в кабинках под крыльями. По мере надобности они стремительно вылетали на передовой аэродром, куда на грузовиках или по воздуху привозили горючее, бомбы, радиостанции и техников.

Бреге-XIV»(фото: Raoul Berthelé)

Оттуда лёгкие самолёты могли быстро поддержать бомбами и пулемётами наземныемобильные группы»(groupe mobile) или осаждённые гарнизоны, подавить артиллерию горцев… По сути,Бреге-XIV» выступали   воздушной артиллерией».

Тяжёлыефарманы» не только бомбили селения в тылу врага, но и вели разведку, а также поражали цели на поле боя — со средних и даже малых высот, днём и ночью. ИстребителиНьюпор-Деляж 42» поднимали по шесть лёгких бомб на самолёт и неплохо бомбили.

Из-за налётов авиации повстанцам пришлось двигаться по ночам, а днём отступать или рассыпаться.

Особенно большие потери авиация наносила тылам восставших. По французской статистике, налёта дюжины самолётов на деревню Бени-Зеруаль хватило,чтобы в одну минуту убить 800 человек». А на поле боя бомбёжки заставляли горцев покидать самые укреплённые позиции.

Фарман Голиаф»(фото: Díaz Casariego)

Французы передали испанцам тяжёлый бомбардировщикФарман Голиаф», он же F.60. Один. Испанцы даже пытались применить с него иприт, оставшийся от Первой мировой. Сто бомб по сотне кило каждая привезли со складов в Германии.

Однако вылеты единственного бомбардировщика, по воспоминаниям его пилота Сиснероса, не давали никакого эффекта. Как будто он сбрасывал не смертоносный иприт, а конфетти! Неудивительно — всего четыре-шесть бомб за раз не могли создать большую концентрацию ядовитого газа.

Однакотеррор, сумятица и опустение деревень» в итоге заставили повстанцев просить мира.

Эвакуация раненого(фото: Efe)

Но били горцев не только авиацией. Лёгкие французские танки   Рено» FT-17, несмотря на малый ресурс и радиус действия, оказались очень полезными. Помимо атак укреплений они вели разведку, таскали 75-мм пушки, вывозили раненых, снабжали гарнизоны… Также применялись и танкиШнейдер».

Всё, что могли противопоставить танкам горцы, — отряды с железными прутьями и факелами. Отважные танкоборцы должны были незаметно засунуть прут между ведущим колесом и гусеницей танка, а затем облить машину бензином и поджечь.

Перевозка танкаРено» на грузовике

После того как французы и испанцы с новыми силами загнали восставших обратно в горы, итог противостояния стал очевиден. Так современная техника и тактика победили отвагу и упорство горцев.

По иронии судьбы, и Испания, и Франция забыли полезные уроки войны в Марокко, когда они им понадобились уже в войнах на своей земле.

Война с женщинами

В исторической литературе про Апеннинский полуостров время с конца 1943-го по май 1945 года носит имя guerra al femminile — «война с женщинами». Французскими военными судами в этот период было возбуждено 160 уголовных разбирательств по обвинению 360 лиц. Выносились смертные приговоры и тяжелые наказания. Кроме того, немало застигнутых врасплох насильников было расстреляно на месте преступления.

На Сицилии гумьеры изнасиловали всех, кого смогли схватить. Партизаны некоторых областей Италии прекратили воевать с немцами и начали спасать окружающие села и деревни от марокканцев. Огромное количество вынужденных абортов и заражений венерическими болезнями повлекло ужасные последствия для многих небольших сел и деревень в областях Лацио и Тоскана.

Итальянский писатель Альберто Моравиа написал в 1957 году свой самый известный роман «Чочара» по мотивам увиденного в 1943 году, когда он с женой скрывался в Чочарии (местность в области Лацио). На основе романа в 1960 году снят фильм «Чочара» (в английском прокате – «Две женщины») с Софи Лорен в главной роли. Героиня с юной дочерью по пути в освобожденный Рим останавливаются отдохнуть в церкви маленького городка. Там на них нападают несколько марокканских гумьеров, которые насилуют обеих.

Марокканцы в строю союзников

В составе Французского экспедиционного корпуса воевали несколько полков марокканских гумьеров. В эти подразделения набирались берберы – представители туземных племен Марокко. Французская армия во время Второй мировой войны использовала гумьеров в Ливии, где те сражались с итальянскими войсками в 1940 году. Марокканские гумьеры также принимали участие в битвах в Тунисе, проходивших в 1942-1943 годах.

В 1943 году союзные войска высадились на Сицилии. Марокканские гумьеры распоряжением союзного командования были отданы в распоряжение 1-й американской пехотной дивизии. Некоторые из них участвовали в битвах за освобождение от фашистов острова Корсика. К ноябрю 1943 года марокканские воины были передислоцированы на материковую часть Италии, где в мае 1944-го осуществили переход через Аврункские горы. Впоследствии полки марокканских гумьеров участвовали в освобождении Франции, а в конце марта 1945 года первыми ворвались в Германию со стороны «линии Зигфрида».

Как воевали марокканские гумьеры

В сражениях Второй мировой войны участвовали, как минимум, 22 000 подданных Марокко. Постоянная численность марокканских полков достигала 12 000 человек, при этом 1625 солдат погибли в боях, а 7500 были ранены.

По мнению одних историков, марокканские воины отлично зарекомендовали себя в горных сражениях, оказавшись в знакомой обстановке. Родина племен берберов – марокканские горы Атлас, поэтому гумьеры прекрасно переносили переходы в высокогорье.

Другие исследователи категоричны: марокканцы были средними воинами, однако они сумели превзойти даже фашистов в деле зверских убийств пленных. Гумьеры не могли и не хотели бросить древнюю практику отрезания у трупов врагов ушей и носов. Но главным ужасом населенных пунктов, в которые входили марокканские солдаты, были массовые изнасилования мирных жителей.

Как воевали марокканские гумьеры

В сражениях Второй мировой войны участвовали, как минимум, 22 000 подданных Марокко. Постоянная численность марокканских полков достигала 12 000 человек, при этом 1625 солдат погибли в боях, а 7500 были ранены.

По мнению одних историков, марокканские воины отлично зарекомендовали себя в горных сражениях, оказавшись в знакомой обстановке. Родина племен берберов – марокканские горы Атлас, поэтому гумьеры прекрасно переносили переходы в высокогорье.

Другие исследователи категоричны: марокканцы были средними воинами, однако они сумели превзойти даже фашистов в деле зверских убийств пленных. Гумьеры не могли и не хотели бросить древнюю практику отрезания у трупов врагов ушей и носов. Но главным ужасом населенных пунктов, в которые входили марокканские солдаты, были массовые изнасилования мирных жителей.

Освободители стали насильниками

Первая новость об изнасиловании марокканскими солдатами итальянок зафиксирована 11 декабря 1943 года, в день высадки гумьеров в Италии. Речь шла о четырех солдатах. Французские офицеры оказались не в состоянии контролировать действия гумьеров. Историки отмечают, что «это были первые отголоски поведения, которое впоследствии долго ассоциировалось с марокканцами».

Уже в марте 1944 года во время первого визита де Голля на итальянский фронт местные жители обратились к нему с горячей просьбой вернуть гумьеров в Марокко. Де Голль пообещал привлекать их только в качестве карабинеров для охраны общественного порядка.

Свидетельства

7 апреля 1952 года в нижней палате парламента Италии были заслушаны свидетельства многочисленных жертв. Так, мать 17-летней Малинари Велья рассказала о событиях от 27 мая 1944 года в Валекорсе: «Мы шли по улице Монте-Лупино и увидели марокканцев. Солдат явно привлекла юная Малинари. Мы умоляли не трогать нас, но те ничего не слушали. Двое держали меня, остальные насиловали Малинари по очереди. Когда последний закончил, один из солдат вынул пистолет и застрелил мою дочь».

55-летняя Элизабетта Росси из района Фарнета вспоминала: «Я пыталась защитить своих дочерей 18 и 17 лет, но меня ранили ножом в живот. Истекая кровью, я наблюдала, как их насиловали. Пятилетний мальчик, не понимающий происходящего, бросился к нам. Ему выпустили несколько пуль в живот и скинули в овраг. На другой день ребенок умер».

Марокканский ужас под Монте-Кассино

Одно из самых жутких деяний марокканских гумьеров в Европе – история освобождения от гитлеровцев Монте-Кассино. Союзникам удалось захватить это древнее аббатство центральной Италии 14 мая 1944 года. После их окончательной победы под Кассино командование объявило «пятьдесят часов свободы» — юг Италии был на три дня отдан на растерзание марокканцам.

Историки свидетельствуют, что после сражения марокканские гумьеры совершали зверские погромы в окрестных деревнях. Были изнасилованы все девочки и женщины, не спаслись и мальчики-подростки. Отчеты 71-й немецкой дивизии фиксируют 600 изнасилований женщин в небольшом городе Спиньо всего за три дня.

При попытках спасти своих родственниц, подруг или соседок были убиты свыше 800 мужчин. Пастор городка Эспериа тщетно пытался уберечь трех женщин от насилия марокканских солдат – гумьеры связали священника и насиловали всю ночь, после чего он вскоре скончался. Марокканцы также разграбили и унесли все, что имело хоть какую-то ценность.

Марокканский ужас под Монте-Кассино

Одно из самых жутких деяний марокканских гумьеров в Европе – история освобождения от гитлеровцев Монте-Кассино. Союзникам удалось захватить это древнее аббатство центральной Италии 14 мая 1944 года. После их окончательной победы под Кассино командование объявило «пятьдесят часов свободы» — юг Италии был на три дня отдан на растерзание марокканцам.

Историки свидетельствуют, что после сражения марокканские гумьеры совершали зверские погромы в окрестных деревнях. Были изнасилованы все девочки и женщины, не спаслись и мальчики-подростки. Отчеты 71-й немецкой дивизии фиксируют 600 изнасилований женщин в небольшом городе Спиньо всего за три дня.

При попытках спасти своих родственниц, подруг или соседок были убиты свыше 800 мужчин. Пастор городка Эспериа тщетно пытался уберечь трех женщин от насилия марокканских солдат – гумьеры связали священника и насиловали всю ночь, после чего он вскоре скончался. Марокканцы также разграбили и унесли все, что имело хоть какую-то ценность.

Как они воевали

В сражениях Второй мировой войны участвовали, как минимум, 22 000 подданных Марокко. Постоянная численность марокканских полков достигала 12 000 человек, при этом 1625 солдат погибли в боях, а 7500 были ранены.

По мнению одних историков, марокканские воины отлично зарекомендовали себя в горных сражениях, оказавшись в знакомой обстановке. Родина племен берберов – марокканские горы Атлас, поэтому гумьеры прекрасно переносили переходы в высокогорье.

Другие исследователи категоричны: марокканцы были средними воинами, однако они сумели превзойти даже фашистов в деле зверских убийств пленных. Гумьеры не могли и не хотели бросить древнюю практику отрезания у трупов врагов ушей и носов. Но главным ужасом населенных пунктов, в которые входили марокканские солдаты, были массовые изнасилования мирных жителей.

Освободители стали насильниками

Первая новость об изнасиловании марокканскими солдатами итальянок зафиксирована 11 декабря 1943 года, в день высадки гумьеров в Италии. Речь шла о четырех солдатах. Французские офицеры оказались не в состоянии контролировать действия гумьеров. Историки отмечают, что «это были первые отголоски поведения, которое впоследствии долго ассоциировалось с марокканцами».

Уже в марте 1944 года во время первого визита де Голля на итальянский фронт местные жители обратились к нему с горячей просьбой вернуть гумьеров в Марокко. Де Голль пообещал привлекать их только в качестве карабинеров для охраны общественного порядка.

17 мая 1944 года американские солдаты в одной из деревень услышали отчаянные крики изнасилованных женщин. Согласно их свидетельствам, гумьеры повторяли то, что итальянцы делали в Африке. Однако союзники действительно были шокированы: отчет англичан говорит об изнасилованиях гумьерами прямо на улицах женщин, маленьких девочек, подростков обоего пола, а также заключенных в тюрьмах.

Судить своих

Двойные стандарты это не отличительный признак современного времени, а вечный спутник политики. На проходившем в 1945-1946 годах Нюрнбергском трибунале международная коллегия судей рассматривала дела о военных преступлениях бывших сподвижников Гитлера.

Вынося приговоры фашистским руководителям, арбитры осуждали зверства, сотворённые побеждённым боевым соперником, а когда 17 июля 1945 года сенатор Джеймс Истленд открыто заявил в Сенате США об изуверствах гумьеров в Штутгарте (1945 г.), его попросту обвинили во лжи.

Выгораживая соратников по коалиции, ни Великобритания, ни США, не посчитали нужным инициировать расследование в отношении входившего в состав французской армии марокканского подразделения.

Дело не сдвинулось с места и после 1 августа 1947 года, когда итальянские власти направили официальную ноту протеста французским властям по беспределу гумьеров в Монте Кассино. В ответ официальный Париж попросту отписался формальными фразами и не предпринял видимых мер для осуждения виновных.

Более того, многие военные стали искать оправдания своим подчинённым, в частности маршал Жан Жозеф Мари Габриэль де Латр де Тассиньи парировал обвинения, называя их происками немецкой пропаганды, желающей опорочить союзников посредстврм храбрых марокканских гумьеров.

Вопрос о соответствующем наказании африканцев и выплате компенсаций потерпевшим от их противоправных действий поднимался итальянскими активистами в 1951 году, затем в 1993 году и даже в 2011 году, но до сих пор международное сообщество предпочитает не замечать этот очевидный исторический факт.

Возглавляющий Национальную ассоциацию жертв мароккината Эмилиано Сиотти в ходе собственного расследования установил около 20 тысяч только зарегистрированных актов насилия, и утверждает, что по реальным оценкам было изнасиловано не менее 60 тысяч женщин.

Кого судить

Итальянские историки виновниками развернувшейся в 1943-1945 годах трагедии, прежде всего, считают французских военачальников, под командованием которых находились марокканские гумьеры.

Главным источником зла и военным преступником, по их мнению, является генерал Альфонс Жюэн, который 14 мая 1944 года перед схваткой его экзотического корпуса с немецкими войсками, удерживавшими Монте Кассино, обратился к ним с воодушевляющей речью: «Солдаты! За этими горами, за спинами вражеских солдат, которых вы убьете, лежит земля с богатыми домами, женщинами и вином. Если вы преодолеете эти горы и выиграете битву, ваш генерал клянется вам, 50 часов после победы вы будете абсолютно свободны в своих действиях. Можете взять всё, уничтожить всё и сделать всё, что вам захочется. Никто не накажет вас потом, чтобы вы ни совершили».

Узнав о злодеяниях мусульманских бойцов, Папа Пий XII в июне 1944 года направил генералу Шарлю де Голлю послание с просьбой усмирить и наказать насильников и убийц мирного населения и ввести в Рим христианские войска. Однако в ответ глава Ватикана получил письмо с сердечным сочувствие, в котором значилась строка о том, что «отличающиеся слабой моралью итальянские женщины сами провоцируют мусульман-марокканцев».

Освободители стали насильниками

Первая новость об изнасиловании марокканскими солдатами итальянок зафиксирована 11 декабря 1943 года, в день высадки гумьеров в Италии. Речь шла о четырех солдатах. Французские офицеры оказались не в состоянии контролировать действия гумьеров. Историки отмечают, что «это были первые отголоски поведения, которое впоследствии долго ассоциировалось с марокканцами».

Уже в марте 1944 года во время первого визита де Голля на итальянский фронт местные жители обратились к нему с горячей просьбой вернуть гумьеров в Марокко. Де Голль пообещал привлекать их только в качестве карабинеров для охраны общественного порядка.

Марокканцы в строю союзников

В составе Французского экспедиционного корпуса воевали несколько полков марокканских гумьеров. В эти подразделения набирались берберы – представители туземных племен Марокко. Французская армия во время Второй мировой войны использовала гумьеров в Ливии, где те сражались с итальянскими войсками в 1940 году. Марокканские гумьеры также принимали участие в битвах в Тунисе, проходивших в 1942-1943 годах.

В 1943 году союзные войска высадились на Сицилии. Марокканские гумьеры распоряжением союзного командования были отданы в распоряжение 1-й американской пехотной дивизии. Некоторые из них участвовали в битвах за освобождение от фашистов острова Корсика. К ноябрю 1943 года марокканские воины были передислоцированы на материковую часть Италии, где в мае 1944-го осуществили переход через Аврункские горы. Впоследствии полки марокканских гумьеров участвовали в освобождении Франции, а в конце марта 1945 года первыми ворвались в Германию со стороны «линии Зигфрида».

Война с женщинами

В исторической литературе про Апеннинский полуостров время с конца 1943-го по май 1945 года носит имя guerra al femminile — «война с женщинами». Французскими военными судами в этот период было возбуждено 160 уголовных разбирательств по обвинению 360 лиц. Выносились смертные приговоры и тяжелые наказания. Кроме того, немало застигнутых врасплох насильников было расстреляно на месте преступления.

На Сицилии гумьеры изнасиловали всех, кого смогли схватить. Партизаны некоторых областей Италии прекратили воевать с немцами и начали спасать окружающие села и деревни от марокканцев. Огромное количество вынужденных абортов и заражений венерическими болезнями повлекло ужасные последствия для многих небольших сел и деревень в областях Лацио и Тоскана.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий