Мартин хайдеггер: бытие и человек

Введение

Хайдеггер считает, что вопрос о бытии, который, по его утверждению, является основным философским вопросом, оказался забыт во всей истории западной философии, начиная ещё с Платона. Бытие трактовалось неправильно, так как не имело чисто «человеческого» измерения. Уже у Платона мир идей в своей объективности безразличен к человеку. «Только выяснение сущности человеческого бытия раскрывает сущность бытия».

Целью Хайдеггера было подвести философское основание под науку, которая, как он считал, работает без выявленного основания теоретической деятельности, вследствие чего учёные неправильно придают своим теориям универсализм и неправильно трактуют вопросы бытия и экзистенции. Таким образом, философ ставит себе цель извлечь тему бытия из забвения и придать ей новый смысл. Для этого Хайдеггер прослеживает путь всей истории философии и подвергает переосмыслению такие философские понятия как реальность, логика, Бог, сознание. В своих поздних трудах философ рассматривает эффект, который на человеческую экзистенцию оказывает современная техника.

Работы Мартина Хайдеггера оказали сильнейшее влияние на философию, теологию и другие гуманитарные науки XX века. М. Хайдеггер повлиял на становление таких направлений как экзистенциализм, герменевтика, постмодернизм, деконструктивизм и всей континентальной философии в целом. Известные философы XX века Карл Ясперс, Клод Леви-Стросс, Георг Гадамер, Жан-Поль Сартр, Ахмад Фардид, Ханна Арендт, Морис Мерло-Понти, Мишель Фуко, Ричард Рорти и Жак Деррида признавали его влияние и анализировали его работы.

Хайдеггер поддержал национал-социализм и был членом партии с мая 1933 до мая 1945 года. Его защитники, в частности Ханна Арендт, считали это его личной трагедией и отстаивали мнение, что его политическая позиция не имела отношения к его философским взглядам. Критики, такие как Эммануэль Левинас и Карл Лёвит, считали, что поддержка национал-социалистической партии бросила тень на все мысли философа.

Мартин Хайдеггер, философия. Кратко о послевоенном периоде творчества

Несмотря на все политические кризисы, мыслитель не терял времени даром. Работа была для него лучшим лекарством. Но пережитое не прошло для него впустую. Многие биографы полагают, что после войны с философом произошел своего рода переворот. Он сосредоточился на исследовании и описании Бытия, но уже не только «во времени», а в качестве категории, отличной от «сущего». Он начал отрицать свою связь с экзистенциализмом. На своих лекциях он утверждал, что его больше интересует не личностное существование, а некий смысл, позволяющий всем вещам «быть». Он увлекся Кьергегором и оказал впоследствии огромное влияние на Сартра. Категория «ничто», которая в его ранних работах имела позитивный характер, теперь стала для него устрашающей. Он стал задумываться не только о «молчании» Бога, но и о Его «отсутствии» для человечества.

Философия как феноменологическая онтология

Чтобы понять, что такое метафизика по Хайдеггеру до «Поворота», давайте сначала кратко рассмотрим его разработки с Эдмундом Гуссерлем. Как уже упоминалось, изучаемый ученый интересовался Гуссерлем с ранних студенческих лет в Фрайбургском университете, когда он читал «Логические исследования». Позже, когда Гуссерль принял кресло во Фрайбурге, Хайдеггер стал его помощником. Его долг перед Гуссерлем нельзя игнорировать. Мало того, что «Бытие и Время» посвящены Гуссерлю, Хайдеггер признает в нем, что без феноменологии Гуссерля его собственное исследование было бы невозможно. Как же тогда философия Хайдеггера связана с гуссерлианской программой феноменологии?

Под феноменологией сам Гуссерль всегда подразумевал науку о сознании и его объектах:

Это ядро смысла пронизывает развитие этой концепции как эйдетической, трансцендентальной или конструктивной во всех его работах. Следуя картезианской традиции, он увидел основание и абсолютную отправную точку философии в этом предмете

Процедура заключения в скобки имеет важное значение для «феноменологической редукции» Гуссерля — методологической процедуры, с помощью которой мы ведем себя от «естественного отношения», в котором мы участвуем в реальном мире и его делах, к «феноменологическому отношению», в котором Возможен анализ и раздельное описание содержания сознания

Феноменологическое сокращение помогает нам освободиться от предрассудков и обеспечить чистоту нашего отрыва в качестве наблюдателей, чтобы мы могли столкнуться с «такими, как они есть в себе», независимо от каких-либо предпосылок. Целью феноменологии для Гуссерля является описательный, независимый анализ сознания, в котором составляются объекты как их корреляты.

Возможно, из-за его почтения к Гуссерлю он не подвергает его прямой критике в своей фундаментальной работе. Тем не менее «Бытие и Время» сами по себе являются мощной критикой феномена Гуссерля. Но основные понятия метафизики Мартин Хайдеггер не меняет, несмотря на множество разных «способов», в которых мы существуем и сталкиваемся с вещами. Он анализирует структуры, составляющие вещи, не только в том виде, в каком они встречаются в обособленном, теоретическом отношении сознания, но также и в повседневной жизни как «утварь».

Фрайбургский период

После публикации «Бытия и времени» Хайдеггера ждал триумф. В 1928 году Гуссерль уходит в отставку, и Мартин занимает его место. На этот раз ему не приходится бороться с конкурентами – в глазах общественности он является достойным преемником учителя. Через год он читает свою профессорскую речь. Позже на эту тему выйдет отдельная работа, которой тоже прославился Мартин Хайдеггер, «Что такое метафизика». Ведь отношение к этой области философии в европейской мысли двадцатых-тридцатых годов прошлого века было весьма критическим. Хайдеггер тоже воспринимал ее двояко. С одной стороны, традиционная метафизика устарела и ее нужно «преодолеть». С другой же, она является основой всей европейской культуры. Ведь она представляет собой выход за пределы сущего. Если соединить метафизику и «дазайн», то мы получим понимание бытия в целом. Это корни любой философии, как предполагал Декарт. Призвание любой метафизики – это открывать, «высвечивать» бытие и его тайны. Время помогает выявить сущее в его конечности. А метафизика – явить его в свете бытия.

Freiburg Lectures (1928-1944)Фрайбургские лекции (1928-44)

том 27

Einleitung in die Philosophie. 1928Введение в философию 1928

том 28

Der Deutsche Idealismus (Fichte, Hegel, Schelling) und die philosophische Problemlage der Gegenwart. 1929Немецкий идеализм (Фихте, Гегель, Шеллинг) и философская проблематика Настоящего(1929)

том 29-30

Die Grundbegriffe der Metaphysik: Welt, Endlichkeit, Einsamkeit . 1929Translated as The Fundamental Concepts of MetaphysicsОсновные понятия метафизики. Мир. Конечность. Уединение 1929

том 31

Vom Wesen der menschlichen Freiheit. Einleitung in die Philosophie. 1930Translated as The Essence of Human FreedomО сущности человеческой свободы Введение в философию (1930)

том 32

Hegels Phanomenologie des Geistes. 1930Translated as Hegels Phenomenology of SpiritГегелева феноменология духа. 1930 (PDF)

том 33

Aristoteles: Metaphysik IX . 1931Translated as Aristotle’s Metaphysics Theta 1-3 On the Essence and Actuality of ForceАристотель . Метафизика LX ( 1931)

том 34

Vom Wesen der Wahrheit. Zu Platons Hohlengleichnis und Theatet. 1931Translated as The Essence of TruthCущность истины. Платоновские Миф о пещере и Теэтет

том 35

Der Anfang der abendlandischen Philosophie (Anaximander und Parmenides). 1932Начало западной философии (Анаксимандр и Парменид) (1932)

том 36-37

Sein und WahrheitБытие и Истина

1. Die Grundfrage der Philosophie (SS 1933).Основной вопрос философии(1933)

2. Vom Wesen der Wahrheit (1933/34).Сущность истины(1933-34)

том 38

Logik als die Frage nach dem Wesen der Sprache. Sommersemester 1934Логика и вопрос о сущности языка( 1934)

том 39

Holderlins Hymnen <> und <>. 1934Гельдерлиновские гимны: «Германцы» и «Рейн» (1934)

том 40

Einfuhrung in die Metaphysik. 1935Translated as An Introduction to Metaphysics.Введение в метафизику (1935)

том 41

Die Frage nach dem Ding. Zu Kants Lehre von den transzendentalen Grundsatzen. 1935Translated as What Is A ThingВопрос о вещи.. Учение Канта о трансцендентальных принципах (1935)

том 42

Schelling: Ueber das Wesen der menschlichen; AKA Schelling: Vom Wesen der menschlichen Freiheit (1809). 1936Translated as Schelling’s Treatise on the Essence of Human FreedomШеллинг. О сущности человеческой свободы (1936)

том 43

Nietzsche: Der Wille zur Macht als Kunst. 1936Translated as The Will to Power as Art.Ницше. Воля к власти как искусство (1936)

том 44

Nietzsches Metaphysische Grundstellung im abendlandischen Denken: Die ewige Wiederkehr des Gleichen. 1937Translated as The Eternal Recurrence of the SameВечное возвращение одного и того же.(1937)

том 45

Grundfragen der Philosophie. Ausgewahlte <> der <> . 1937Translated as Basic Questions of PhilosophyОсновные вопросы философии…Избранные проблема логики (1937)

том 46

Nietzsches II. Unzeitgemasse Betrachtung . 1938Ницше . Несвоевременные размышления 1938

том 47

Nietzsches Lehre vom Willen zur Macht als Erkenntnis. 1939Translated as The Will to Power as Knowledge.Учение Ницше о воли к власти как познании (1939)

том 48

Nietzsche: Der europaische Nihilismus. 1940Ницше . Европейский нигилизм (1940)

том 49

Die Metaphysik des deutschen Idealismus. Zur erneuten auslegung von Schelling: Philosophische untersuchungen ueber das Wesen der menschlichen Freiheit und die damit zusammenhaengenden Gegenstaende (1809)Метафизика немецкого идеализма…. Новые истолкования Шеллинга. Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанной с ней предметах (1941)

том 50

Nietzsches Metaphysik. Einleitung in die Philosopie — Denken und DichtenМетафизика Ницше.. Введение в философию.. Мышление и поэзия (1944-45

том 51

Grundbegriffe . 1941Translated as Basic ConceptsОсновные понятия (1941)

том 52

Holderlins Hymne <> . 1941Гимн Гельдерлина « Воспоминание » (1941)

том 53

Holderlins Hymne <>. 1942Translated as Holderlin’s Hymn «The Ister»Гимн Гельдерлина « Истр » (1942)

том 54

Parmenides . 1942Translated as ParmenidesПарменид (1942)

том 55

Heraklit. 1. Der Anfang des abendlandischen Denkens (Heraklit) . 1943. 2. Logik. Heraklits Lehre vom Logos. 1944Гераклит. Начало западного мышления( Гераклит).Логика. Гераклитово учение о логосе (1944)

Последние годы

Даже для многих ученых и философов слишком сложно было читать такого оригинального мыслителя, как Мартин Хайдеггер. Книги его написаны сложным, иногда причудливым языком, который, к примеру Бердяеву, показался «нестерпимым». Он изобретал новые слова и их сочетания, как бы «зашифровывая» свои сочинения для избранных. Но в свое время за то же самое критиковали и Гегеля, а стилю Хайдеггера свойственна, как особая выразительность, так и литературная форма. Несмотря на такую элитарность, философ имел огромную популярность. Самый известный ум двадцатого века – это, без сомнения, Мартин Хайдеггер. Цитаты его до сих пор являются примером философского мышления и острого восприятия действительности. Особенно месседж, который он оставил нам в последние годы жизни: «Человек — это не господин сущего. Это пастух Бытия». Умер Хайдеггер в мае 1976 года и был похоронен в своем родном городе.

В каком смысле метафизичность преодолевается постметафизическим мышлением?

О преодолении метафизики постметафизическим мышлением, пожалуй, можно говорить в двух смыслах.

  1. Различные формы эксплицитной или латентной метафизики, т.е. такой, которая бытует, по крайней мере, в форме артикулируемых теоретических позиций, преодолеваются посредством традиционных форм теоретической критики и вследствие тривиальной смены исследовательских парадигм и поколений исследователей.

  2. Имплицитная, или габитуализированная, метафизика, строго говоря, непреодолима, если «метафизичность» последовательно ассоциируется с любой объективацией. Объективирующие формы опыта (пусть и не в радикальном смысле естественнонаучной объективации) образуют необходимый структурный компонент разнообразных форм практического и теоретического поведения. Объективация становится проблемой, т.е. квалифицируется как однозначно метафизическая, на наш взгляд, только в том случае, если она обособляется. Если обрываются или окончательно «вытесняются» ее структурные связи с ее истоком, с тем, что принципиально не объективируется, т.е. с нерегиональным. Метафизика этого рода может присутствовать как в научных теориях, так и в донаучных практиках индивида и общества. Теоретические формы имплицитной метафизики «преодолеваются» путем разработки соответствующей теоретической матрицы. Дотеоретические, индивидуально- и социально-практические формы имплицитной метафизики могут быть преодолены посредством «имплемента-ции» различных постметафизических (гуманитарно-научных) стратегий: философских, эстетических, социально-теоретических и пр. Другими словами, речь здесь может идти о разнообразных попытках рефлексивной габитуализации постметафизического отношения к миру, воплощенного в этих стратегиях.

При этом одной из фундаментальных черт постметафизического философствования как наиболее последовательной и радикальной формы постметафизического мышления является как раз наличие структурной связи между его «теоретическим» и «практическим» аспектами, между рефлексией и имплементацией, между тематическим, или пропозициональным, и перформатив-ным. Последовательное постметафизическое мышление «в себе самом» реализует «на практике» то, что оно утверждает «в суждениях». В этом отношении постметафизическое мышление представляет собой радикальную форму практической философии, радикальность которой состоит в том, что она выходит за пределы традиционного разделения теории и практики.

Из всего этого, как нам кажется, следует, что постметафизическая философия — в отличие от постметафизической установки — генетически (исторически) и категориально (систематически) связана с определенными версиями современной философии языка, а именно с такими, которые рассматривают язык в его структурной и онтологической связи с мышлением и действием. Речь здесь идет, в первую очередь, о постаналитической философии «нормального языка» и феноменологической герменевтике.

Философия

Философские взгляды ученого отчасти развивались под влиянием Эдмунда Гуссерля, с которым он познакомился во Фрайбургском университете. В своей первой книге, которая получила название «Бытие и время», автор использует некоторые элементы феноменологии Гуссерля, но в то же время излагает собственные мысли о познании (гносеологии).

Ключевым понятием в философии мыслителя является Dasein, что описывается как бытие человека в мире. Оно доступно только в аспекте переживания, но не познания и не подлежит рациональному объяснению.

Поскольку, по мнению ученого, бытие хранится в языке, нужен новый способ его осмысления. Таким образом Хайдеггер развил направление онтологической герменевтики, которое позволит понять бытие интуитивно, раскрыть его таинственное содержание, не используя методы анализа и рефлексии.

Публикация «Бытия и времени» имела успех, и уже в 1928 году автор получил возможность сменить Гуссерля в кресле профессора философии Фрайбургского университета. Первую лекцию мужчина посвятил понятию метафизики, в раскрытии которого во многом ориентировался на идеи Фридриха Ницше. Позже он даже посвятил ему публикацию под названием «Ницше и пустота».

Мартин Хайдеггер и Ханна Арендт

Не менее популярными стали статьи и книги автора, опубликованные в последующие годы, среди которых «Отрешенность», «Гегелева феноменология духа» и «Вопрос о технике», где раскрываются основные идеи философии Мартина.

Однако на их читаемость отчасти повлияла сомнительная репутация ученого, которая закрепилась за ним после прихода к власти нацистов во главе с Адольфом Гитлером. Хайдеггер получил пост ректора Фрайбургского университета, вступил в НСДАП и произнес несколько речей, которые позволяют сделать предположение о его поддержке нацистских идеалов.

В пользу этого свидетельствуют записи в «Черных тетрадях», в которых исследователи биографии мужчины обнаружили антисемитские высказывания. В 1934 году он неожиданно подал в отставку с ректорского поста, а после войны был отстранен и от преподавательства из-за подозрений в приверженности идеям нацизма.

Запрет был снят только в 1951 году, после чего мужчина сумел восстановиться в качестве профессора. Незадолго до этого он опубликовал «Письмо о гуманизме», которое содержало пояснения философских идей для французских читателей.

Корни и почва

Если бы Хайдеггер жил в 1960–1970 годы в СССР, в политике он бы примкнул к неформальной «русской партии», в прозе (и поэзии — ведь он писал стихи) — к «деревенщикам», к кругу «Нашего современника» и «Молодой гвардии». Если упростить его позицию — он был «почвенником», только европейским, политически — предшественником нынешних «новых правых», борцов за постпорядок.

Его подлинная историческая Европа ограничивалась идиллическими уголками Шварцвальда, ледяным воздухом гор, запахом елей, эхом от ударов топора дровосека. Удивительно тонкие хайдеггеровские миниатюры описывают, например, волшебство колокольного звона. И в этом нет, разумеется, ничего национал-социалистического — его немецкий романтизм был реакцией на приход буржуазной цивилизации, эпохи «отрыва от корней». Нацизм как власть лишь придал политическое измерение даже не столько философии, сколько мироощущению Хайдеггера. От которого он, разумеется, не отказался и после войны, разве что «духовный национал-социализм» растворился. В речи «Отрешенность», произнесенной в его родном городе Месскирхе в 1955 году, Хайдеггер скажет: «Под угрозой находится сама укорененность (что опять же можно переводить как «оседлость», «стояние на почве») современного человека». Вот он и боролся всю жизнь с силами, отрывающими человека от его корней и почвы.

После выхода части «Черных тетрадей» влиятельное французское интеллектуальное издание Le Magazine Litteraire в февральском номере 2017 года задало своим авторам вопрос: «Что делать с Хайдеггером?» А что делать с Карлом Шмиттом, ведущим правоведом национал-социалистических времен? А как относиться к тому, что цитаты из идеолога русского фашизма и в то же время исследователя Гегеля Ивана Ильина одно время обильно проникали в речи президента России?

Наверное, имеет смысл оставить Хайдеггера философии. Одновременно изучить на его примере, из какого сора может вырасти (а может при определенных обстоятельствах и не вырасти) крайне правая идеология. Попутно вспомнить, что прерывистая история его любви к Ханне Арендт (антисемита к еврейке) стоит где-то между Тристаном и Изольдой и Абеляром и Элоизой.

Фото: decasaalclub.blogspot.com, fred stein/picture-alliance/dpa/ap/east news, akg-images/east news

Фундаментальная онтология

Мартин Хайдеггер — основатель экзистенциализма. Название является собирательным для философских учений, которые пытались переосмыслить опыт человечества после трагедии Первой мировой войны. Массовая бойня стала шоком для европейской цивилизации. Вплоть до начала ХХ века в западной мысли господствовал сциентизм: западная философия превозносила разум и обещали стабильный социальный прогресс силами науки. Охватившая человечество бессмысленная жажда разрушения заставила задуматься, что на самом деле есть человек и каково его место в мире. Веру в примат разума успели изрядно пошатнуть Карл Маркс, Фридрих Ницше и Зигмунд Фрейд. Первая мировая война продемонстрировала реальность кризиса. Философам оставалось обобщить опыт и сделать выводы.

Для решения этой задачи Хайдеггер воспользовался концепцией своего учителя Эдмунда Гуссерля — феноменологией. Гуссерль обнаружил, что философская и научная оптика засорены неосознанными установками. Культура предписывает определенную трактовку фактов, что значительно снижает потенциал исследователей. Необходимо сперва добраться до элементарных явлений, данных в восприятии — феноменов. Сделать это предлагается с помощью специального интеллектуального упражнения, которое Гуссерль назвал феноменологической редукцией.

Применив метод Гуссерля к изучению человеческой природы, Хайдеггер сформулировал фундаментальную онтологию в программной работе «Бытие и время». Традиционно под онтологией понимается учение о бытии. Подход Хайдеггера отличается тем, что он учитывает: мир и собственное существование всегда даны человеку. С точки зрения стороннего наблюдателя, индивид — часть мира. С точки зрения индивида, он — центр, потому что активно конструирует картину мира из опыта. До сих пор европейская мысль стремилась отделиться от субъекта и занять место стороннего наблюдателя. Хайдеггер вывернул философию наизнанку.

Экзистенция — особый способ бытия в мире, специфический для людей. Попадая в уже существующий мир, человек необходимым образом размышляет о бытии и собственном существовании. Принципиальным для становления личности является осознание заброшенности в мир против своей воли и собственной конечности. У детей оно отсутствует, а у взрослых затруднено затягивающими повседневными делами. Конформное существование неполноценно и называется das Man («дас ман»). Совесть, тоска, тревога выдергивают людей из повседневности и побуждают осознать собственное конечное присутствие в мире. После этого человек возвращается к повседневности, обладая полнотой бытия, спокойно и решительно совершая путь навстречу концу.

Влияние Хайдеггера на свою деятельность признавали идеолог феминистского движения Симона Де Бовуар, её муж Жан-Поль Сартр, М. Мерло-Понти, А. Камю, Х. Ортега-и-Гасет и многие другие европейские философы. Фундаментальная онтология внесла вклад в психиатрию: творчески сочетая достижения психоанализа с учением об экзистенции, врачи нашли новые подходы к лечению психозов, неврозов и депрессий.

Проблема Гуссерля: устройство мира — феномен сознания?

В своем понятии метафизики Хайдеггер демонстрирует структуры, которые составляют особый тип существа, которым является человек. Он называет его «дасейном». Для Хайдеггера это не чистое сознание, в котором изначально образованы существа. Для него отправной точкой философии является не сознание, а Дасейн в его существе.

Центральной проблемой для Гуссерля является проблема конституции:

  1. Как устроен мир, как феномен в нашем сознании? Хайдеггер продвигает проблему Гуссерля на один шаг вперед. Вместо того, чтобы спрашивать, как что-то должно быть дано в сознании, чтобы быть составленным, он спрашивает: «Каков способ существования того существа, в котором мир состоит?».
  2. В письме Гуссерлю от 27 октября 1927 года он утверждает, что вопрос о существовании Dasein не может быть уклонен, поскольку проблема конституции затронута.
  3. Dasein — это то существо, в котором состоит любое существо. Кроме того, вопрос о существовании Дасейна направляет его к проблеме бытия в целом.

Хайдеггер, хотя и не зависим от Гуссерля, находит в своей мысли вдохновение, ведущее его к теме, которая продолжает привлекать его внимание с ранних лет: вопрос о значении бытия

Философия существования и смерти

Яркие феноменологические описания бытия Дасейна в мире, особенно повседневность и решительность в отношении смерти, привлекли многих читателей интересами, связанными с экзистенциальной философией, теологией и литературой.

Основные понятия, такие как временность, понимание, историчность, повторяемость и подлинное или недостоверное существование, были перенесены и более подробно исследованы в поздних работах Хайдеггера о преодолении метафизики. Тем не менее, с точки зрения поиска смысла бытия, «Бытие и Время» были неудачными и оставались незаконченными.

Как признал сам Хайдеггер в своем эссе «Письмо о гуманизме» (1946), третье подразделение его первой части, озаглавленное «Время и бытие», было отложено, «потому что мышление не отвечало адекватным высказываниям о повороте и не имело успеха с помощью языка метафизики». Вторая часть также осталась неписаной:

  1. «Поворот», который происходит в 1930-х годах, является изменением в мышлении Хайдеггера.
  2. Следствием «поворота» является не отказ от главного вопроса «Бытия и Времени».
  3. Хайдеггер подчеркивает преемственность своей мысли в ходе изменений. Тем не менее, поскольку «все перевернуто», даже вопрос о значении Бытия переформулирован в более поздней работе.

Это становится вопросом открытости, то есть истины, бытия. Кроме того, поскольку открытость бытия относится к ситуации в истории, наиболее важным понятием в позднем Хайдеггере становится история бытия.

Что такое экзистенциалы?

Что такое экзистенциал? Это нечто, заменявшее у раннего Хайдеггера привычную для классических философов «категорию». Экзистенциалы можно понять как основные модусы бытия в его неразрывной связанности с человеком.

Термин экзистенциал был введен Хайдеггером, чтобы избежать привычного и философски исчерпавшего себя разделения сущего на субъект и объект. Решимость, о которой идет речь, равно как находимость, заброшенность, ужас, забота и так далее, — всё это экзистенциалы, которые в «Бытии и Времени» образуют сложную, но стройную систему постигаемого человеком существования. Понятийная реконструкция экзистенциалов порождает второй уровень хайдеггеровской терминологии — конструкции вроде бытие-в-мире или бытие-вперед-себя.

Онтическая сфера существования (или онтика) определяется открытостью. В онтичном вещи обращены к человеку, пока еще не ищущему в них сути. Это первичное столкновение человека с вещью. Второй ступенью становится онтология: вещи постигаются как сущее, возникают вопросы о существовании и смысле. Взаимодействуя с миром и собой (то есть вследствие сосуществования или бытия-с, Mitsein), человек проваливается в несобственное, но в качестве аутентичной открытости он может обрести себя и мир через обращенность к смерти и фундаменталь-онтологическое (собственно хайдеггерианское) осмысление, через работу таких экзистенциалов, как ужас (Angst), набрасывание (набросок бытия-к-смерти, Entwerfen) и умолкание (Verschwiegenheit).

Ужас очень важен для Хайдеггера. Это не просто страх как страх чего-либо, это экзистенциальный ужас, обнаруживающий всё жуткое, что есть в бытии-в-мире: бытие всегда есть бытие в чем-либо (бытие-в), оно обитает при чем-то, где-то; в этом его обитании есть ужас, равно как он есть в восставании вопрошающего само в человеке, которое терзается вопросами о возможности быть самим собой, равно как в незначительности мира, его неуютности и сомнительности. Все эти структуры вовсе не отделены от человеческого рассудка, напротив, работу разума нужно рассматривать через экзистенциалы.

Ужас открывает человеку мир как бытие-в-мире. Мир в своей мировости также дан как некая предметность или целостная инструментальность (Zeug-ganzheit). Нацеленный на подручное, человек видит вещь как предмет или инструмент (zeug). Будучи ограниченным имеющимся и отдаляясь в какое-либо место, инструменты составляют местность.

Повседневность человека, обставленная мировостью мира, существует по тем же закономерностям, что и глобальная история. Экзистенциалы составляют не только картину работы человеческого рассудка, но и некий срез исторического развития мысли (которая драматизирована в разные эпохи и в разных культурах по-разному понимаемым зазором между бытием и сущим): человек у Хайдеггера вообще всегда историчен и политичен, через него говорит посыл бытия — это ни в коем случае не промысел божий, не абсолютный дух Гегеля, не общественные отношения Маркса, не бессознательное Фрейда, а нечто гораздо более фундаментальное, исходящее из самого простого и одновременно из самого трудно схватываемого — из есть человека.

Первоначально человек не особенно вычленяет себя из окружающего мира. Он пребывает в сфере некоего «первосознания», или, говоря по-хайдеггеровски, внутри открытости, разомкнутости (Erschlossenheit). Сам этот термин характеризует детство мира и детство человека, когда, до становления философии, происходит схватывание разомкнутой и готовой истины сущего. Но было бы слишком просто понимать разомкнутость мирового сущего как стадию познания; нет, она коренится в разомкнутости человеческой экзистенции вообще. Разомкнутость сущего и разомкнутость бытия-в-мире в своей взаимности обусловливают просвет бытия, указание сущего на бытие.

Ссылка на полную версию. Дазайн как феноменологическое исследование. . Перевод автора статьи

Хайдеггер призывает пройти через осмысление онтического и онтологического и выйти на другой, новый уровень мышления. Через поворот вот-бытия (дазайна) к самому себе, к самости — находимость, понимание и речь из ужаса, набрасывания и умолкания входят в решимость (Entschlossenheit) перед лицом ни с чем не соотносимой, никак неотвратимой, неопределяемой, но известной и суверенной, только самой себе принадлежащей смерти.

Ранняя биография

Родился герой нашего очерка еще в девятнадцатом веке, на территории тогдашней Германской империи, в Великом герцогстве Баден (верхняя Швабия). Это случилось 26 сентября 1889 года, в городке Мескирх, что находится на юге от Штутгарта. Хайдеггер Мартин появился на свет в довольно скромной семье. Родители его принадлежали к католическому вероисповеданию. Отец его, Фридрих, был ремесленником, а мать, Иоганна – крестьянкой, владеющей небольшим земельным участком. Семья не имела возможности дать сыну полноценное образование, и его отправили в гимназию-интернат в Констанц на деньги церкви. На его воспитание очень повлиял католический теолог Конрад Гребер. Юный Мартин сделался настолько религиозен, что поступил в иезуитский колледж, и даже хотел поначалу принять постриг. Но затем оказалось, что у юноши нелады с сердцем, и он отказался от церковной карьеры. Однако в 1909 г. он поступает на богословский факультет университета во Фрайбурге. Два года обучения полностью перевернули жизнь молодого человека, и он уяснил свое призвание. В 1911 он переходит учиться на философский факультет. Через четыре года он заканчивает его, защитив не одну, а целых две диссертации – о суждении в психологизме и об учении Дунса Скота. Изменяется и его отношение к церкви. Если, поступив в университет, Хайдеггер Мартин пишет восторженные католические стихи, то уже к 1915 году он фактически порывает с церковью, заявляя, что отныне он вступил на путь мышления.

Главный вопрос философии

Хайдеггер был уверен, что философия должна заниматься в первую очередь проблемой бытия человека. В чем смысл жизни? Какое место человек занимает в этом мире? Это самые главные вопросы, которые волнуют всех людей и на которые должна дать ответ философия. Он упрекает философскую науку в том, что в последние два тысячелетия она изучала все что угодно, но только не смысл бытия.

Человек — единственное существо во Вселенной, которое способно осознавать свое существование и может размышлять о бытии. Этим он радикально отличается от всех других форм жизни. Человек осознаёт бытие постоянно, через все, что происходит, и все, что он делает. Если мы смотрим на мир с вопросом, то мир дает нам ответы — через разум, чувства, волю. Мы являемся частью огромного целого, всего мироздания и поэтому способны его понять.

Одна из важных характеристик существования человека — это время. Человек не вечен, время его жизни ограничено, и он остро это осознаёт. Это осознание может помешать целостному восприятию и пониманию бытия, но оно преодолимо. Если человек будет ориентирован на будущее, он сможет познать подлинное существование. Когда же человек ориентирован только на свое настоящее, он начинает испытывать страх, неуверенность, его одолевают мысли о смерти и непостоянстве.

Историки философии относят Хайдеггера к экзистенциалистам, но сам он не считал себя таковым. В 1947 году он даже опубликовал «Письмо о гуманизме», в котором доказывал, что его учение не имеет ничего общего с экзистенциализмом.

Что есть истинное, по Хайдеггеру

Многие вопросы осветил в своих работах Мартин Хайдеггер. Идеи его касаются, в частности, того, как установить истину. Этот мыслитель, рассуждая о ней, а также о постижении бытия в работе под названием «О сущности истины», исходит из того, что обыкновенный рассудок человека выступает благодаря мышлению средством ее достижения. Однако что есть истинное? Мартин Хайдеггер кратко ответил на этот вопрос так: «Это действительное». Мыслитель отмечает, что мы называем истинным не только сущее, но, прежде всего, наши собственные высказывания о нем. Так как же избежать ложного и достичь истины? Чтобы этого добиться, следует обратиться к «связующим правилам». Будучи, по мнению этого философа, чем-то вечным и непреходящим, не основывающимся на обреченности людей и мимолетности, истина обретается человеком, входящим в сферу обнаружения всего сущего. При этом свобода мыслится Хайдеггером в качестве «допущения бытия сущего». Она является для достижения истины необходимым условием. Если свободы нет, нет и истины. В познании свобода является свободой блужданий и поисков. Блуждания — источник заблуждений, однако человеку свойственно их преодолевать и раскрывать смысл бытия, считает Мартин Хайдеггер. Философия (краткое ее содержание) этого мыслителя была рассмотрена в этой статье.

Идеи Хайдеггера в целом являются попыткой преодолеть присущие старой, отжившей философии недостатки и найти пути решения важнейших проблем выживания людей. Именно такую задачу ставил перед собой Мартин Хайдеггер. Цитаты из его работ до сих пор пользуются большой популярностью. Труды этого автора считаются фундаментальными в философии. Экзистенциализм Мартина Хайдеггера, таким образом, не теряет своей актуальности и сегодня.

Хайдеггер и нацизм

С 1933 по 1945 год Хайдеггер являлся членом НСДАП, а после краха режима (до 1951 года) оказался в изоляции как его сторонник, но с 1934 года членство в НСДАП было формальным, Хайдеггер постепенно устранялся от отдельных аспектов национал-социализма.

Спорным является вопрос об отношении Хайдеггера к нацистской власти, заявлениях философа в поддержку Адольфа Гитлера. Философ Ханна Арендт, бывшая студентка и возлюбленная Хайдеггера (в 1924 году), сделала много для очищения его имени от подозрений в симпатиях к нацистам, заявив что его понимание их политики было «неразумным». В то же время философы Теодор Адорно и Юрген Хабермас полагали, что поддержка Хайдеггером нацизма была предопределена его философией.

«Чёрные тетради» Хайдеггера, которые он вёл с 1931 года, содержат несколько антисемитских высказываний, первые из которых появляются в записях за 1938-1939 годы. Первая публикация «Чёрных тетрадей» в 2014 году привела к возобновлению дискуссии об отношении Хайдеггера к нацизму.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий