Первопечатник иван федоров: биография краткая для детей

Имя

Поскольку к XVI веку на восточнославянской территории ещё не установились фамилии в современном понимании, Иван Фёдоров подписывался разными именами. В одних он использовал традиционное для Московской Руси именование по отцу на -ов (сын). В частности, в выходных данных московского Апостола он именуется Ива?нъ ?е?доровъ. А в Острожской Библии на двух языках значится, что она напечатана Іоа?нном’ ?ео?доровым’ сы?ном’ з Мос’квы (греч. ??? ??????? ??? ???????? ???? ?? ??? ??????? ??????). В других он использовал отчество на -ович и добавлял к нему прозвище по месту происхождения Ива?нъ ?е?доровичь Москви?тинъ, в частности так обозначено в Псалтыре 1570 года. В латинских документах он подписывался Ioannes Fedorowicz Moschus, typographus Gr?cus et Sclavonicus «Иван Фёдорович Московит, печатник греческий и славянский», либо Johannes Theodori Moscus «Иван Фёдоров (сын) Московит». Существовали и другие варианты: Іоа?ннъ ?ео?доривичь (в Азбуке 1578 года), Иоа?ннъ ?ео?доровичъ печатникъ з Москвы? (Новый завет 1580 года), І?а?ннъ ?е?доровичь дру?карь Москви?тинъ (львовское издание Апостола 1574 года). На его надгробии также значится Іоанъ ?еодоровичь друкарь Москвитинъ.

Биография

Иван Фёдоров родился между 1510 и 1530 гoдами. Точных сведений о дате и месте его рождения (равно как и вообще о его роде) нет. Так или иначе, сам Фёдоров писал о Москве как о своём «отечестве» и в переписке добавлял к своему имени «з Москвы» или «Москвитинъ», даже когда уже жил в Литве.

Генеалогическая трактовка его типографского знака, тождественного с гербом белорусского шляхетского рода Рагоза, дает основания предполагать о его связи с этим родом либо по происхождению, либо в результате приписки к гербу «Шренява» — в другом прочтении «Сренява» — так называемым «актом адаптации»; к этому гербу принадлежало несколько десятков белорусских, украинских и польских фамилий. По одной из версий, его род происходил из Петковичей, на границе современной Минской и Брестской областей.

По версии Е. Л. Немировского, Иван Федоров учился в Краковском университете в 1529—1532 годах — в «промоционной книге» последнего есть запись о том, что в 1532 году степени бакалавра был удостоен некто «Johannes Theodori Moscus». C 1530-х годов, по-видимому, принадлежал к окружению митрополита Макария. Под началом Макария занял в Москве должность диакона в Кремлёвском храме Николы Гостунского.

В 1553 году по приказу Иоанна IV в Москве был построен Печатный двор, который в 1550-е годы выпустил несколько «анонимных», то есть не содержащих никаких выходных данных, изданий (известно по крайней мере семь из них). Предполагают, что в этой типографии работал и Иван Фёдоров.

Первой печатной книгой, в которой указано имя Ивана Фёдорова (и помогавшего ему Петра Мстиславца), стал «Апостол», работа над которым велась, как указано в послесловии к нему, с 19 апреля 1563 по 1 марта 1564 года. Это — первая точно датированная печатная русская книга. Издание это как в текстологическом, так и в полиграфическом смысле значительно превосходит предшествовавшие анонимные. На следующий год в типографии Фёдорова вышла его вторая книга, «Часовник».

Через некоторое время начались гонения на печатников со стороны переписчиков. После поджога, уничтожившего их мастерскую (поздние исследователи считают, что сожжена была другая типография), Фёдоров со Мстиславцем вынуждены были бежать в Великое княжество Литовское. Там их радушно принял гетман Ходкевич, который основал типографию в своём имении Заблудове. Первой книгой, отпечатанной в Заблудовской типографии силами Ивана Фёдорова и Петра Мстиславца, было «Учительное евангелие» (1568) — сборник бесед и поучений с толкованием евангельских текстов. В 1570 году Иван Фёдоров издал «Псалтырь с Часословцем», широко использовавшуюся также и для обучения грамоте.

Для продолжения печатного дела Иван переселился во Львов и здесь, в основанной им типографии, напечатал второе издание «Апостола» (1574). Львовское издание «Апостола» содержит в себе также вступительное слово от самого Ивана Фёдорова, где он рассказывает о гонениях («Не от Государя, но от многих начальник и священоначальник, которые на нас зависти ради многие ереси умышляли»), которые его «…от земли, отечества и рода нашего изгнали в края доселе неведомые». Через несколько лет его пригласил к себе Константин Острожский в г. Острог, где он напечатал, по поручению князя, знаменитую «Острожскую Библию», первую полную библию на церковнославянском языке. Предпринимательская деятельность первопечатника не была особо успешной. 5 (15) декабря 1583 г. Иван Фёдоров скончался в предместье Львова.

Иван Фёдоров был разносторонне просвещён, наряду с издательским делом отливал пушки, изобрёл многоствольную мортиру с взаимозаменяемыми частями. Между 26 февраля и 23 июля 1583 года он совершил поездку в Вену, где демонстрировал своё изобретение при дворе императора Рудольфа II. Определённое время (на протяжении 1583 года) работал в Кракове, Вене и, возможно, Дрездене. Имел тесные связи с просвещёнными людьми Европы. В частности, в Дрезденском архиве найдена переписка Ивана Фёдорова с саксонским курфюрстом Августом (письмо написано 23 июля 1583). В 1575 году назначен управляющим Дерманского монастыря.

Похоронен во Львове в Святоонуфриевском монастыре. В 1971 году при разборе монастырской стены были найдены останки первопечатника и его сына Ивана, загадочно умершего через 3 года после смерти отца.

Нападение на типографию

Содержит ли биография Ивана Федорова факты взаимоотношений с русским царем? Согласно некоторым данным, правивший на тот момент Иван IV знал о мастерах печатного дела и щедро финансировал их типографию. В Москве был обустроена целая территория — так называемый «Печатный двор». Однако хорошие отношения с царем не спасли книгопечатников от нападок со стороны невежественных людей.

Историки зафиксировали факт сожжения типографии, произошедший незадолго после выхода «Часовника». Английский дипломат Джильс Флетчер, находящийся на тот момент в Москве, объяснил поджог нежеланием духовенства распространять просвещение по стране. Тем не менее, сохранились гравировальные доски и шрифты, которые Иван Федоров поспешил увезти из страны.

Существует также мнение, что Федоров с Мстиславцем были конкурентами для монахов-переписчиков. Цены на их труд начали понемногу снижаться, ведь куда выгоднее был процесс печати.

Первые книги на Руси

Первую книгу предки современных россиян встретили с любовью и большим почетом. Но кто такой Иван Федоров, жители Руси тогда еще и не ведали. Ведь прототип современного издания появился задолго до рождения этого человека. В раннем Средневековье книги не печатали, а переписывали. Делали это специально обученные люди – переписчики. Работа этих специалистов была тяжела, а производительность труда не превышала и четырех страниц в день.

В середине XV века немец Иоганн Гутенберг изобрел подвижные буквы для книгопечатания. Это изобретение послужило толчком к зарождению издательского дела в Европе. Но первая московская типография, а создана она была в середине XVI века, действовала исключительно на государственной основе. Сам Иван Грозный приказал соорудить для этих целей отдельное здание, в котором, по предположительным данным, и трудился Иван Федоров. Первопечатник кратко ознакомил соотечественников с печатной продукцией, издав в Москве всего две книги. Вскоре он вынужден был покинуть родные края. Новый, прогрессивный метод пришелся не по вкусу переписчикам. И это не удивительно, ведь создание книгопечатного станка лишало их основного источника дохода.

Острог

Последняя мастерская Федорова находилась в городе Остроге. В организации этой типографии ему помощь оказал местный князь, чья резиденция слыла в округе культурным и просветительным центром. Для мастерской книгопечатнику была выделена высокая башня, расположенная на берегу реки. Здесь мастеру удалось издать около пяти книг. Первая восточнославянская Библия стала последним и самым крупным изданием русского первопечатника. Ее тираж превышал тысячу экземпляров, что по тем временам было значительным показателем.

В подготовку издания Библии, которая получила название «Острожской», входило изготовление и прорисовка литер, представленных в пяти новых шрифтах. Множество ошибок, содержащихся в копии, высланной Иваном Грозным, замедлило процесс создания этой книги. Для редактирования потребовались аналоги на иностранных языках.

Несмотря на свой неугомонный пыл и невероятное трудолюбие, первопроходец русского издательского дела умер в полной нищете. Он был похоронен на чужбине, а спустя два столетия после смерти надгробие с его могилы бесследно исчезло.

«Друкарь книг пред тем невиданных»

Но с версией гонения согласны далеко не все специалисты. Многие исследователи резонно отмечают, что Федоров и Мстиславец смогли собрать и увести с собой весь типографский скарб — шрифты, матрицы, гравированную орнаментику. А это несколько груженых подвод, тайно бежать с которыми за границу практически нереально. Значит, уходили они не слишком спешно и с ведома властей. К тому же, московская типография после пожара, который действительно имел место, не прекратила работу — уже в 1568-м году Андроником Невежей вместе с Никифором Тарасиевым в ней была отпечатана «Псалтырь». Андроник Тимофеевич Невежа считается учеником Федорова, на что указывает не только схожесть его типографского почерка, но и прямое указание в «Сказании о воображении книг печатного дела», которое, правда, было составлено уже в XVII веке.

fedorov7

«Охтай»  Андроника Тимофеева сына Невежи, издание 1594 года

Фото: commons.wikimedia.org

Если наши первопечатники не были изгнаны, а уехали с согласия властей (читай, Ивана Грозного), да еще взяв с собой типографские принадлежности, возможно, они были сознательно посланы на Запад, рассуждают некоторые исследователи. Причиной может быть непростая обстановка, сложившаяся в Речи Посполитой накануне принятия Люблинской Унии 1569 года. Конечно, о скором объединении было известно заранее, и это могло создать серьезные проблемы для православного населения нового государства. И можно предположить, что, отправляя туда способных наладить выпуск религиозных книг мастеров, русская церковь укрепляла свои позиции.

Возможен и третий вариант — у мастера могли быть какие-то личные причины для переезда, о которых мы не знаем. Иван Федоров был, бесспорно, очень талантливым, даже выдающимся мастером, но не самоучкой, о чем говорит анализ его книг, проведенный специалистами. Техника набора и верстки (прием «перекрещивания» строк) его «Апостола» и «Часовника» полностью совпадает с техникой шести (из семи) «безвыходных» изданий. Техника двухкрасочной печати та же, что и в широкошрифтных «анонимных» изданиях. Изучить все эти методы и приемы где-нибудь в другом месте Иван Федоров не мог — ни в одной типографии мира, например, набор с «перекрещиванием» строк никогда ранее не применялся.

fedorov6

Памятник русским первопечатникам Ивану Фёдорову с учениками Петром Мстиславцем и Андроником Невежою  перед зданием Музея искусства старинной украинской книги во Львове

Фото: commons.wikimedia.org

Федоров был настоящим человеком эпохи Возрождения. Начав свой путь дьячком небольшой церкви, он превратился в проводника знания и пионера книгопечатного дела не только на Руси, но и на Украине. Причем, если у нас он, видимо, был «одним из», то во Львове, да и во всей Малороссии он безусловно был первым. Не случайно на его могиле можно прочесть надпись «Друкарь книг пред тем невиданных».

Заслуги Ивана Федорова не требуют дополнительного приукрашивания, он бесспорно достоин народного уважения и памяти, даже если его «Апостол» не был первой печатной книгой на Руси. Но, наверное, будет логично, если мы будем видеть в памятнике ему символическую благодарность всем первопечатникам, создававшим книжную культуру Руси.

Отрывок из книги Первопечатник Иван Федоров Б. Горбачевского

Приказал царь Иван Грозный в центре Москвы, близ Кремля, в районе Китай-города, на Никольской улице строить государев печатный двор, где приступить к деланию книг.

Печатный дом в Москве

Немало времени ушло на это. С превеликим трудом создавали первую печатню Иван Фёдоров и его верный помощник Пётр Тимофеев…

Но вот наступил день, когда первая на Руси печатная книга была готова. Велел царь принести её к себе в белокаменный Кремль…

Белокаменный Кремль

Бережно развернул холстину Иван Фёдоров, достал из неё толстую книгу в прочном кожаном переплёте. Медленно протянул царю своё детище.

Первая печатная книга «Апостол»

С трудом скрывал Иван Фёдоров волнение. Что скажет царь? Понравится ли ему книга, на печатание которой ушло столько труда и времени? Десять месяцев печатали книгу, а от одного царского слова зависит судьба всего печатного дела…

Иван Васильевич молча взял книгу в руки. Открыв кожаный переплёт, медленно перелистал страницу за страницей, прочёл вслух полное название книги, которую сейчас называют «Апостол».

Красивая первая страница: на ней изображён человек, сидящий между двумя колоннами за перепиской книги. Царь пристально глядит на рисунок, трогает пальцами страницы, степенно вчитывается в текст. Книга напечатана чётко, ясно. Буква в букву. Строка в строку. Не то, что в писаных книгах.

Первая страница книги «Апостол»

Напечатаны заглавные буквы красной краской — киноварью, а текст — чёрной краской. Перед каждой частью книги — узорчатая заставница — рисунок, изображающий на чёрном поле пышные травы и листья. Среди листьев на тонких веточках висят кедровые шишки…

Дошёл до последнего листа Иван Васильевич — всё на месте, ни одной ошибки. В конце книги прочёл, что напечатана она 1 марта 1564 года. Очень скромно упоминают о своих трудах печатники…

Посветлело лицо Грозного. Понял Иван Фёдоров: понравилась ему книга.

— Что ж, , честь головою сберегают, ладно книгу напечатал. Угодил царю, — хвалит он Ивана Фёдорова.

Подал царь знак одному из бояр, велел принести в палату из своей библиотеки книги. Принесли их. Подозвал бояр к себе поближе и смеётся:

— А ведь наши-то книги не хуже! Не посрамили друкари чести Русской земли.

Много книг напечатал Иван Фёдоров, но главная из них — «Азбука» (1574).

Азбука 1574 года

Конечно, его «Азбука» отличается от современных. Она содержала необходимые правила грамматики, знакомила детей не только с буквами и числами. В ней было много поучительных наставлений и изречений из Библии — самой известной книги всех времён.

Блажен человек, который снискал мудрость, и 
человек, который приобрёл разум.
***
Если вы будете прощать людям согрешения их,
то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не
будете прощать людям согрешения их, то и Отец
ваш не простит и вам согрешений ваших.
***
И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, 
а бревна в твоём глазе не чувствуешь?
Или как скажешь брату твоему: дай я выну сучок
из глаза твоего, а вот в твоём глазе бревно?
Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза, 
и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза 
брата твоего.
***
Не причинять обид, а причинённую переносить
терпеливо.
***
Прежде захода солнечного мириться с тем, с кем 
придётся размолвиться.

Друка́рь — типограф, печатник, книгопечатник. Инозе́мный — то же, что иностранный

Зависть генералов

После войны Фёдоров служил испытателем в ОКБ Лавочкина. Он был, пожалуй, самым засекреченным лётчиком СССР. Иван Евграфович освоил 267 типов самолётов, поставил несколько рекордов. За один из них Фёдоров получил долгожданную Звезду Героя, когда первым в мире разогнал машину до 1000 километров в час. Случилось это в 1948 году. Но Фёдоров мечтал ещё послужить стране, и такой случай ему представился. Иван Евграфович в составе группы советских лётчиков принимал участие в корейской войне 1950-1953 годов. Там ему пришлось столкнуться с американцами, мнившими себя королями воздуха и к тому же имевшими численное преимущество. Но мастерство советских пилотов оказалось выше. Несмотря на все ограничения, наложенные командованием, нашим лётчикам долго удавалось удерживать господство в воздухе. Советским асам запрещалось покидать воздушное пространство Северной Кореи и даже летать над нейтральными водами. Есть все основания полагать, что Фёдоров в Корейской войне сбил 10 или 11 самолётов противника. Ведь этот конфликт был площадкой для проверки новейшего советского МиГа-15 в боевых условиях, так что без одного из лучших испытателей страны дело вряд ли обошлось, и не верить ему странно. Однако неверующие со временем нашлись. Застрельщиком выступил генерал-лейтенант авиации Степан Микоян (сын сталинского наркома Анастаса Микояна). «По данным личного дела И.Е. Фёдорова в Испании он сбил два самолёта, а в Великой Отечественной войне совершил 114 боевых вылетов, провёл 15 воздушных боёв и сбил 11 самолётов лично и один в группе. Таранов самолётов противника он не совершал… А в корейской войне, о чём Фёдоров рассказывает, он вообще не участвовал и американские самолёты не сбивал», — писал Микоян. Нашлись и другие свидетели, утверждавшие, что Фёдоров болезненно жаждал наград и славы, отчего часто сочинял нелепые байки, а на фронте занимался приписками. В основном они ссылались на личное дело, в котором нет упоминания о некоторых эпизодах военной карьеры нашего героя. Особенно яростно накинулись на военный период и, в частности, на историю с лётчиками-штрафниками. Мол, не было в Красной армии таких подразделений. В результате к Фёдорову прочно приклеился ярлык «барона Мюнхгаузена советских ВВС». Говорят, Фёдоров и в самом деле любил за «рюмкой чаю» немного приврать. То в эпопее «Челюскина» участвовал, то награды из рук Гитлера принимал, то самого результативного аса немцев Хартманна сбивал, а то и вовсе сбрасывал первую советскую атомную бомбу. Однако архивные документы не врут, а в донесениях командующего 3-й воздушной армией Громова прямо описан эпизод с одиночным боем против 24 немецких самолётов (как и многие другие подвиги Фёдорова). Что же до корейской войны, то официально на ней вообще не было ни одного нашего аса. Но разве из-за этого нужно отрицать совершенные подвиги и 134 сбитых в разных войнах самолёта противника? Бывают у настоящих героев и более вредные привычки, чем байки травить.

Метки: СССР, биография, война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, лётчик, самолёт, Фёдорова, пьянство, Мюнхгаузен, Корейская война, байка

Личная жизнь и семья, отношения и работа

История русской книги – это история напряженной борьбы за национальную культуру, борьбы против невежества. Традиционно, Ивана Федорова называют первым русским первопечатником из-за его первой напечатанной, точно датированной, книги. Но до издания «Апостола», в типографии Сильвестра, изданы семь печатных книг, которые названы «анонимными». В их издании также принимал деятельное участие Иван Федоров, который был дружен с Сильвестром и знал типографское дело.

Опыт работы и полученное мастерство в «подпольной» типографии в сфере печатного дела позволили первопечатнику возглавить, по указу царя Ивана Грозного, Московскую государственную типографию, явившуюся новой ступенью развития русской культуры и просвещения. Напечатанная здесь первая книга «Апостол» признана шедевром в мировом типографском искусстве. В ней нет ни одной типографской ошибки, погрешности или опечатки.

Федоров проделал колоссальную подготовительную работу, где проявились многие талантливые способности мастера. Он не только знал все о типографском деле и применял знания на практике, но выступил как гениальный конструктор, ответственный редактор, яркий художник и образованный гуманитарий. Благодаря его усилиям, творческим методам здесь же в Москве напечатан «Часовник». Ближайшим сподвижником и помощником в начинаниях мастера книгопечатания был Петр Мстиславец. Они вместе работали, боролись с темными предрассудками людей, устраивали открытие новых типографий.

Федоров вместе с Мстиславцем покидают столицу по причине обвинений в ереси, преследований духовенства и переписчиков рукописных книг. Первые считали книгопечатание ересью, вторые опасались, что с развитием книгопечатания в их работе отпадет необходимость.

Безграничное желание типографского творчества привело к открытию «друкарни» в Заблудовском имении гетмана Григория Ходкевича, где напечатаны «Евангелие учительное» и «Псалтырь».

Объединение Литвы и Польши в единое государство, Речь Посполитую, привело к тому, что Федоров перебирается во Львов с желанием открыть собственную типографию. Его мечты едва не обернулись крахом. Первопечатник не нашел финансовой поддержки богатых жителей города, а духовенство придерживалось старых методов – переписывали книги от руки. Но немного денег он все-таки сумел собрать, начал печатать, продавать.

Вырученные деньги опять вкладывал в печатание новых. Львовский период знаменателен созданием первопечатником первого русского печатного букваря с грамматикой – Азбуки, которая станет основой для развития просвещения на Руси.

Типографское дело того времени было весьма затратным, из-за долгов Федоров оставляет Львов. Он направляется открывать новую типографию у князя Константина Острожского. Здесь и появилась на свет вершина типографского искусства, шедевр мастера Федорова – знаменитая «Острожская библия».

Хотя жизнь Ивана Федорова была полностью и безмерно посвящена печатному делу, но семьей он все же успел обзавестись, но сведений об имени и происхождении его жены не сохранилось. Старший сын Иван, по прозвищу «Друкаревич», родился в Москве, сопровождал отца в изгнание, обучался у него типографскому делу, был его наследником, умер в возрасте 25 лет в долгах. Во Львове Федоров женился повторно и у него было еще несколько детей, на момент его смерти несовершеннолетних, об их дальнейшей судьбе нет исторических сведений.

Иван Федоров — первопечатник доклад

Книгопечатанье на территории Руси появилось лишь в XVI веке. Долгое время до этого рукописи писали вручную. Этим занимались монахи при храмах и церквях. Составление рукописи было слишком тяжелым процессом. Много времени уходило, чтобы все составить и написать как надо. Людям нужны были учебники и книги. Большим уважением пользовались монахи, писавшие рукописи и книги. Но в скором времени им облегчили работу. Появился печатный станок. На Руси в то время мастером печатного дела являлся первопечатник Иван Федоров. О его жизни мало что известно, сохранилось мало записей, а может, их и вовсе не было. Сегодня известно то, что его род происходил из белорусского дворянства. Его семья ничем не выделялась и особо не отличалась от большинства семей того времени.

Иван Федоров окончил Краковский университет. Был близко знаком с митрополитом Макарием, который поспособствовал, чтобы Федорова назначили дьяконом в московском храме. Ходит теория, что именно митрополит и посоветовал царю Ивану Грозному взять к себе Ивана, который был очень умным и образованным человеком. С тех пор Иван Федоров стал служить при царском дворе. По указу царя в царском дворе появилась первая печатня. Без указа Ивана Грозного никто на тот момент не мог заниматься печатаньем книг. Царь не хотел уступать развивающейся Европе и приказал возвести свой Печатный двор. Его построили в Китай-городе, а руководителем назначили, конечно же, Ивана Федорова. По некоторым данным, и историческим заметкам, Федоров не был основоположником книгопечатанья на Руси. Незадолго до этого в Москве действовала анонимная типография. Кто ее открыл и работал там не известно до сих пор. Многие книги вышли с неизвестного станка. Может быть, эти люди не хотели быть замеченными, и решили остаться неизвестными, теперь трудно говорить. Может они боялись преследований и гонений, так как это было запрещено. Все же история запомнила одного и единственного человека, заложившего книгопечатанье на Руси – Иван Федоров. Первая книга, выпущенная новым печатным станком, была под названием «Апостол». В мир книга вышла весной 1564 года. На тот момент Федоров работал уже не один, у него был свой помощник Петр Мстиславец. Над новой книгой мастера трудились целый долгий год. Они сделали ей красивый шрифт, каждая заглавная буква выделялась красным цветом. Федоров хотел, чтобы его книги имели такой же величественный вид, какой был у древних рукописных. Начало новой главы мастера каждый раз украшали разнообразными узорами.

Через некоторое время выходит в свет еще одна книга. Это был молитвенник, его назвали «Часовник». Эта книга стала одной из ценных и важных, по ней долгое время дети учились читать. Жизнь в Москве у Ивана не сложилась, у него было много завистников и врагов. Была даже история, когда в 1566 году подожгли типографию. После этого Иван Федоров вместе со своим помощником Петром отправляются в Литву. Недолго прожили здесь книгопечатники. Их последним пристанищем стала Украина. Иван Федоров поселился в городе Львов, где открыл первую типографию, уже на украинской земле. Здесь он продолжал заниматься любимым делом – издавал книги. Умер Иван Федоров в 1583 году, его похоронили в Львовском монастыре.

3, 4, 6, 7 класс

Политическая целесообразность Ивана Федорова при жизни и после смерти

Политическая целесообразность – вот тот самый бич, который преследовал Ивана Федорова на протяжении всей его жизни. С одной стороны, благодаря ей этот человек получил уникальный шанс заниматься любимым делом. С другой – вероятно, что из-за нее ему пришлось покинуть, как оказалось, навсегда свою любимую Родину. По этой же самой причине Федорову и его соратнику сперва благоприятствовали и даже способствовали в организации печатного дела на чужбине, а затем полностью отказали в помощи. Из-за этой же самой политической целесообразности Федоров не нашел материальной поддержки в те моменты своей жизни, когда остро в этом нуждался. Она же привела в самом конце жизни под крыло облагодетельствовавшего его князя Острожского.

Казалось бы, политические проблемы Ивана Федорова должны были уйти с его смертью в небытие. Однако события уже наших дней не дают возможности покоиться с миром праху этого по истине достойного и талантливого человека. Его личность могла бы стать одним из объединяющих начал для трех народов: русского, украинского и белорусского. Один из Президентов современной Украины даже присягал на Острожской Библии во время собственной инаугурации.

В такой ситуации остается только надеяться на то, что уже в обозримом будущем все изменится в лучшую сторону и биография Иван Федорова не будет больше использоваться в политической борьбе. Нельзя сказать, какой период его жизни был наиболее значимым: московский, литовский или последний, проведенный во Львове и Остроге? Наконец, есть стремление полагать, что об Иване Федорове снова вспомнят, как о человеке, который сделал, прежде всего, огромный вклад в развитие просвещения и науки на славянских землях!

О роли информационной войны в жизни Федорова смотрите в следующем видеоролике:

Возможно вам также будет интересно узнать, как заработать в интернете.

Семья

Имя и происхождение жены неизвестно. По-видимому, Иван Фёдоров имел нескольких детей, так как Иван, единственный упоминаемый в документах сын, именуется «старшим» (то есть не единственным). Этот сын был известен под прозвищем «Друкаревич» (то есть сын печатника, поскольку эта профессия раньше называлась друкарь от польск. drukarz, от нем. drucken — «печатать», от древневерхненемецкого drucchen), умер в возрасте 25 лет, через 6 лет после свадьбы, вскоре после помещения в долговую тюрьму. Его наследницей стала жена Татьяна (что означает отсутствие у него детей). В общем я не поняла, есть они или нет.

Биография Ивана Федорова первопечатника самое главное

Иван Фёдоров известен всему миру тем, что в 1563 году он изобрёл первый книгопечатный станок на Руси. Где родился Иван Федоров точно не известно, но принято считать годом его рождения временной промежуток между 1510 и 1530 гг., а местом рождения — Калужскую губернию.

Об истории его рождения историки спорят до сих пор, а вот о том, что Федоров учился в Краковском университете в период с 1529 по 1532, свидетельствуют официальные архивные записи тех лет. По окончании обучения И. Фёдорову была присвоена ученая степень бакалавра. Многие считают, что о книгопечатной машине он узнал и заинтересовался ею именно здесь.

После обучения в университете Федоров приехал в Москву и был принят на службу в церковь имени Николы Гостунского. Способного юношу заметил митрополит Макарий и вскоре стал ему покровительствовать. Митрополит был непростым церковным служителем, а приближенным государя Ионана Грозного. Скорее всего он повлиял на решение царя о поручении создания первой русской типографии Ивану Фёдорову.

В 1550 году приказом царя Ивана IV была поручена Ивану Фёдорову организация первого печатного производства на Руси. Вместе с верными помощниками — Нарушей Нерефьев и Петром Мстиславец он проработал над созданием книгопечатного станка 13 лет, вплоть до 1563 года, и уже в апреле того же года запустил выпуск первой книги.

Первый экземпляр книги «Апостол» вышла в свет почти через год после начала её создания. В истории этой датой названо 1 марта 1564 г. Вторая книга «Часовник» была напечатана ещё через год и выпущена тиражом в 345 экземпляров.

Несмотря на заслуги перед родиной, многим не нравилось появление типографии на Pуси. Высшему обществу того времени не нужен был образованный простой люд, еще и духовенство теряло огромные доходы от переписчиков. Иван Фёдоров подвергся гонениям за своё изобретение и поджог его типографии в 1566 году послужил скорому бегству мастера в Литву.

В отличии от русской знати, литовский правитель радушно принял печатника в своём государстве и во многом послужил восстановлению утраченного производства. За два последующих года (1568-1570 гг.) Фёдоров выпустил ещё 2 книги — «Евангелие учительное» и «Псалтырь с часословцем».

В Литовском государстве жизнь Ивана Федорова протекала намного лучше, чем на Руси. Местная знать по достоинству оценила способности новообъявившегося книгопечатника, и осознала значение производства в своей стране. С помощью финансовой поддержки с 1578 по 1581 ему удалось выпустить 6 новых книг. Эти книги он создал уже не во Львове, а в Остроге на Волыне, куда переехал по просьбе шляхтича Константина Острожского. К. Острожский считался одним из самых зажиточных литовских шляхтичей, поэтому любезно взял на себя все расходы по организации типографии уже в Остроге.

В 1582 гору книгопечатник Фёдоров все же возвратился к своим родным во Львов, где в бедности прожил с семьей вплоть до своей смерти в 1583 году. Погребение первого российского книгопечатника прошло в Свято-Онуфриевском монастыре.

3, 6 класс, кратко для детей

Интересные факты и даты из жизни

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий