Готфрид лейбниц

Научное наследие Лейбница

Математика. Вместе с И. Ньютоном (и независимо от него) Лейбниц был основателем математического анализа — дифференциального и интегрального исчисления, причем сделал решающий вклад в создание этой области математики. Известны отдельные приемы решения задач на проведение касательных, поиска экстремумов, определение площадей криволинейных фигур Лейбниц свел в единую систему, исследовал основополагающие вопросы дифференциального и интегрального исчисления, предложил принятую сегодня символику и терминологию. Это он ввел обозначения dх, d2x, dy / dx, ∫ и др., Придумал термин «дифференциал», «дифференциальное исчисление», «интегральное исчисление», «дифференциальное уравнение», «функция», «переменная величина», «постоянная величина «,» координаты «,» абсцисса «,» алгебраические и трансцендентные кривые «и др. Лейбниц решил ряд знаменитых задач, в частности, о форме кривой наискорейшего спуска и цепной линии. Он переписывался с швейцарцами братьями Якобом и Иоганном Бернулли, французами П.Вариньоном и Г.Ф.Лопиталем, другими математиками, что способствовало стремительному развитию математического анализа в континентальной Европе. Получил Лейбниц и многие другие результаты, в частности, вывел ряд для числа π, описал двоичную систему счисления и предсказал перспективность ее применения в вычислительной технике.

В философию Лейбниц ввел разделение истин по происхождению на истины разума и истины факта. Критиковал распространенные в то время философские школы — картезианцев и сенсуалистов. Принцип сенсуалистов «Нет в уме ничего, чего бы не было в ощущениях», Лейбниц дополнил: «кроме самого разума». Если картезианцы единственным атрибутом материи считали протяженность (телесность) и рассматривали ее как пассивную субстанцию (откуда выводили закон инерции), то Лейбниц утверждал, что одной телесностью невозможно объяснить взаимодействие тел. По его представлениям, мир состоит из монад — единичных сущностей, обладающих внутренней активностью, в которых неразрывно связаны телесное и бестелесное (духовное), материя и движение.

В логике Лейбниц сформулировал закон достаточного основания, выдвинул идею математизации логики и построения логического исчисления. В механике Лейбниц, рядом с декартовским количеством движения (mv), ввел новую меру движения, «живую силу» (mv2), и сформулировал «закон сохранения живых сил», что стало шагом к закону сохранения энергии. Он развил теорию сопротивления балок сгибанию — ввел в расчеты закон Гука и момент инерции сечения балки. В геологии Лейбниц одним из первых высказал мысль об эволюции Земли и существования ее в прошлом в огненно-жидком состоянии. В биологию Лейбниц ввел идею целостности организмов — невозможности их сведения к совокупности механизмов. В психологии он выдвинул понятие бессознательных «малых перцепций» и развил учение о бессознательной психической жизни. В языкознании он выдвинул идею исторического происхождения языков, дал их генеалогическую классификацию, развил учение о происхождении названий.

В педагогике Лейбниц сформулировал принцип самостоятельности ученика, отмечал, что учитель должен научить ученика учиться и выработать у него потребность в постоянном пополнении знаний. Он критиковал положение Локка о человеческой душе как «чистой доске» (tabula rasa) и сравнивал душу ребенка с глыбой мрамора, красоту которой, скрытую в прожилках, может обнаружить мастер.

Лейбниц высказал также интересные идеи по организации образования, медицины, библиотечного дела, его называют одним из основателей эвристики.

[править] Good night, sweet prince

В последние годы Лейбница вконец доебал ганноверский курфюрст (по совместительству — английский король) Георг I, постоянно делавший ему выговоры за то, что Лейбниц якобы нихуя не делает и не спешит заканчивать историю ганноверской династии. К тому времени у Готфрида Вильгельма от чересчур сидячей жизни и неправильного питания развилась подагра. Однажды он простудился, почувствовал приступ подагры и ревматические боли в плечах. Из всех лекарств Лейбниц доверял лишь одному, которое некогда подарил ему один приятель-иезуит. Но в этот раз Готфрид Вильгельм закинулся слишком большой дозой и почувствовал себя дурно. Прибывший врач фалломорфировал и сам помчался в аптеку за лекарством. Во время его отсутствия Лейбниц хотел что-то написать, но не смог прочесть написанное. Тогда он лёг в постель, закрыл глаза и умер.

Его смерть была обыкновенной кончиной одинокого холостяка, не имевшего даже близких людей, которые окружали, например, Ньютона в его последние годы. Единственный наследник Лейбница, его племяш, явился получать наследство и, к своему восхищению, получил хуеву тучу бабла. Когда он вернулся домой, его жена, ожидавшая получить гроши, до того обрадовалась, что её хватил кондратий иваныч.

Граждане Ганновера, исковеркавшие имя Лейбница и называвшие его Лёвеникс, ничем особенным не выразили печали по такой утрате. Берлинской академии наук, основанной Лейбницем, и Лондонскому королевскому обществу также было фиолетово. Хоронили Лейбница так, что один приезжий шотландец возмутился и сказал: «Его похоронили не как славу страны, а как разбойника». И только через год в Парижской академии наук Бернар Фонтенель прочёл знаменитую похвальную речь Лейбницу, в которой признал его одним из величайших учёных и философов всех времён.

[править] Лейбниц и Спиноза

Спиноза

По пути в Ганновер Лейбниц посетил Голландию, желая увидеть Спинозу. Ранее Готфрид Вильгельм интересовался оптикой, а потому написал Спинозе, одному из талантливых оптиков своего времени. Сэмпай Бенедикт ответил очень вежливо, но заметил, что присланное ему описание неясно. Лейбниц обиделся и удалил Спинозу из списка друзей, но позже, находясь в Париже, снова увлёкся им, познакомившись с близкими к Спинозе людьми. Лейбниц очень интересовался учением Спинозы, даже просил его прислать копию «Богословско-политического трактата». Спиноза, разумеется, послал незнакомого немца в пешее эротическое.

Хотя в Голландии два мыслителя много и часто беседовали, позднее Лейбниц всячески открещивался от своих контактов со Спинозой, обсирал его при всяком случае, называя его учение опасным и вредным, а о самих свиданиях писал, что Спиноза рассказал ему много интересных политических анекдотов. Тем не менее, Лейбница всё равно не без основания обвиняли в «спинозизме», отыскивая элементы этого учения в его сочинениях.

[править] Вундеркинд

Впервые проявил себя в 11 лет, научившись читать без словаря древнеримских авторов. Однажды ему попалась на глаза книга Тита Ливия. Школьных знаний латыни было явно недостаточно, к тому же Лейбниц понятия не имел о жизни древних и их манере писания, не привык к возвышенной риторике историков, а потому нихуя не понимал. Но это было старинное издание с картинками. Рассматривая их, Лейбниц читал подписи и, не заморачиваясь с тёмными местами, попросту пропускал то, чего ниасилил. Пролистав книгу, он повторял процедуру до тех пор, пока не стал понимать бо́льшую часть прочитанного.

В 13 лет Лейбниц поразил учителей, обнаружив талант поэта. Однажды одному из учеников предстояло толкнуть праздничную речь на lingua Latina. Он заболел, никто не решался заменить его, тогда обратились к Лейбницу, так как заметили, что он иногда баловался стихоплётством. Готфрид принял предложение и в один день настрочил триста гекзаметров стихов, причём для поднятия ЧСВ специально постарался избежать хотя бы единого стечения гласных. Учителя заценили перформанс, и Лейбниц снискал лавры выдающегося поэта.

Сильные мира сего

Из вышеизложенного явствует, что Готфрид Лейбниц был вполне практичный человек, готовый использовать свои знания для заработка. В 1667 году он поступает на службу к Манцскому курфюрсту, где занимается политической и публицистической деятельностью. Ученый использует место царедворца для изучения философии и путешествий. Так он знакомится с Гюйгенсом, который обучает его математике, а также с королем-солнцем Луи XIV. Последнего он пытается склонить к завоеванию Египта. Трудно сказать, влекло ли его любопытство к тайнам древней цивилизации или желание отвлечь французского монарха от покорения германских земель. Лейбницу всегда удавалось сочетать практицизм и влечение к темным глубинам бытия. Синтезом этих двух качеств его личности стал главный принцип его философской активности – рационально познать и объяснить то, что досталось нам от Господа Бога.

После встречи с королем Франции Лейбниц заезжает в Голландию, где знакомится с Бенедиктом Спинозой и микроскопом Левенгука. Открытие крохотных существ весьма повлияет на формирование философских воззрений ученого.

Майнц и Париж (1667-1676)

Лейбниц отклонил предложение о занятии кафедры и осенью 1667 г. поступил на службу Майнцскому курфюрсту Иоганну Филиппу фон Шенборну. Он стал помощником придворного советника Лассера, участвовал в подготовке нового свода законов. В 1668 г. он стал помощником бывшего министра Майнцского курфюрста Иоганна Христиана фон Бойнебурга и присоединился к международной политике. Лейбниц, в частности, написал меморандум, где обосновывались преимущества немецкого князя на польском престоле, который Бойнебург зачитал на польском сейме во время выборов короля. Лейбниц также работал над проблемой объединения христианских культов и церквей, которая беспокоила тех, кто хотел объединения Германии, которая тогда была раздроблена на несколько десятков государств. Он изучал много богословской литературы, надеясь разработать систему догматов, приемлемую и для католиков, и для протестантов различных течений.

В Майнце Лейбниц занялся исследованиями в области естествознания, написал работу, которая называлась «Новая физическая гипотеза» и состояла из двух частей — «Теория абстрактного движения» и «Теория конкретного движения». Начал работать над созданием механической счетной машины. Начал переписку с Лондонским королевским обществом, Парижской академией наук, отдельными учеными и философами.

Одной из актуальных проблем для Германии была военная угроза со стороны Франции. Чтобы отвести эту угрозу, Бойнебург и Лейбниц решили разработать для французского короля Людовика XIV проект завоевания Францией Египта. С этим проектом Лейбниц осенью 1672 г. уехал в Париж. Курфюрсту Шенборну о плане не сообщили.

В Париже Лейбниц прожил до конца 1676г. Это имело огромное значение для становления его как ученого и философа. Здесь он общался с мыслителями — философом и богословом А.Арно (одним из авторов знаменитого учебника по логике, известного как «Логика Пор-Рояля»), главой философов -картезианцев Н.Мальбраншем, знаменитым голландским физиком Х. Гюйгенса, в то время президентом Парижской академии наук. Здесь Лейбниц изучил французский, на котором впоследствии написал много трудов и писем, начал серьезно изучать математику и сделал свои первые математические открытия.

Осенью 1672 г. он поделился с Гюйгенсом результатами своих исследований, касающихся способа нахождения сумм определенных числовых рядов. Гюйгенс заметил, что Лейбниц не очень хорошо знает математику и посоветовал ему ознакомиться с «Геометрическим трудом» Григория с Сен-Винцента и «Арифметикой бесконечных» Дж. Валлиса — книгами, в которых в геометрической форме излагались элементы математического анализа.

В начале 1673 г. Лейбниц поехал в Лондон в составе дипломатической миссии Майнцского курфюрста. На заседании Лондонского королевского общества он сделал доклад о разработке механической счетной машины, которая должна была выполнять сложение, вычитание, умножение и деление, но еще не была готова. Доклад произвел хорошее впечатление, и после отъезда он был избран в члены Общества. Однако общение с математиками триумфа не принесло. Лейбниц узнал, что открытый им метод нахождения сумм рядов не новый, и вообще осознал свое, как впоследствии выразился, «высокомерное математическое невежество». Вернувшись в Париж, он, по совету Гюйгенса, изучает «Геометрию» Декарта, работы Б.Паскаля, в том числе неопубликованные, доступ к которым получил благодаря рекомендации А.Арно.

Осенью 1673 г. Гюйгенс подарил Лейбницу свою новую книгу «Маятниковые часы», которая содержала ряд его открытий в области математики и теоретической механики. Следующие три года Лейбниц посвятил главным образом математике. Он изучает математические труды, проводит исследования числовых рядов, алгебраических уравнений, поиска экстремумов и квадратур (площадей криволинейных фигур), обсуждает математические проблемы с Гюйгенсом и молодым немецким математиком Е.В.Чирнгаузом. От секретаря Лондонского королевского общества Ольденбурга он получает краткие сведения о некоторых результатах исследований И. Ньютона и английских математиков. Результатом этой работы стало то, что в середине 1676 г. Лейбниц сформулировал основные правила дифференцирования и интегрирования (см. «Лейбниц и математика» книги: Погребысский И.Б. «Готфрид Вильгельм Лейбниц»).

[править] Злая деканша и розенкрейцеры

Храм братства Розы и Креста, гравюра 1618 года

Уже в пятнадцать лет сабж поступил на юрфак Лейпцигского университета. Не исполнилось ему и двадцати, как он решил сдать докторский экзамен. Но тут юного нерда ждал облом. По обычаю он должен был накануне экзамена посетить проффесоров, прежде всего декана. Вьюнош явился к последнему и постучал в дверь. Вышла деканша и довольно грубо спросила студента, хули ему надо от её мужа. Когда Готфрид Вильгельм объяснил, что хочет сдать докторский экзамен, деканша смерила его взглядом Свиборга и изрекла: «Сначала не мешало бы отрастить себе бороду, а потом являться по таким делам».

Фалломорфировавший Лейбниц, ничего не ответив, включил съебатор и больше не возвращался. Более того, он навсегда покинул родной Лейпциг и на тракторе отправился в Нюрнберг, где таки защитил докторскую диссертацию. Там же он услыхал о таинственном обществе розенкрейцеров, за которыми в своё время напрасно гонялся Декарт. Заинтересовавшись обществом, оказавшимся обыкновенным сборищем алхимиков, Лейбниц нарыл материала по алхимии, скопипастил оттуда всю самую хуиту, которую презентовал председателю общества в виде учёной записки с челобитной принять сей высер в качестве доказательства знакомства с алхимией. Розенкрейцеры оказались такими лохами, что взяли Лейбница секретарём общества. За короткое время он основательно изучил алхимию, что впоследствии ему очень пригодилось.

Книги (6)

Анализ бесконечно малых. Физика учит новый языкРаздел: Физика

Готфрид Вильгельм Лейбниц — один из самых гениальных ученых в истории науки.

Он жил на рубеже XVII и XVIII веков, в эпоху больших социальных, политических и научных перемен. Его влияние распространяется практически на все области знания: физику, философию, историю, юриспруденцию…

Но главный вклад Лейбница, без сомнения, был сделан в математику: кроме двоичного исчисления и одного из первых калькуляторов в истории он создал, независимо от Ньютона, самый мощный инструмент математического описания физического мира — анализ бесконечно малых.

Далее »

Сочинения в четырех томах. Том 1Раздел: Философия

В 1-й том Сочинений Лейбница входят произведения по общим вопросам философии.

Это трактаты, статьи, диалоги, письма: «О первой материи», «Краткое доказательство примечательной ошибки Декарта», «Рассуждение о метафизике» (систематический очерк метафизики Лейбница), «О приумножении наук», два отрывка о принципе непрерывности, «Порядок есть в природе», два отрывка о свободе, переписка с П. Бейлем, С. Кларком, Н. Ремоном и т. д.

Расположенные хронологически, эти работы дают представление об эволюции философского мировоззрения мыслителя. В конце тома помещены сочинения 1714–1716 гг., которые можно рассматривать как итог философской и научной жизни Лейбница.

Далее »

Сочинения в четырех томах. Том 2Раздел: Философия

Во 2-й том входят главное гносеологическое произведение Лейбница «Новые опыты о человеческом разумении», примыкающие к нему «Размышления об „Опыте“» и «Предварительные соображения », переписка с Д. Мешэм и с Т. Бернетом.

Книга познакомит читателя также с перепиской Лейбница, в которой затрагиваются проблемы, являющиеся предметом его полемики с Локком.

Далее »

Сочинения в четырех томах. Том 3Раздел: Философия

В 3-й том включены гносеологические и логические трактаты: «О мудрости», «Размышления о познании, истине и идеях», «Что такое идея», «О способе отличения явлений реальних от воображаемых», «Об универсальном синтезе и анализе», «Абсолютно первые истины», «Анагогический опыт исследования причин», «Об основных аксиомах познания», «Среднее знание», «Об искусстве открытия», «О литературной республике», «Элементы универсальной характеристики», «Логические определения», «Математика разума», «Опыт универсального исчисления» и др. В том входит также переписка с С. Фуше, Н. Мальбраншем, П. Бейлем, королевой Пруссии Софией-Шарлоттой и курфюрстиной Софией.

Далее »

Сочинения в четырех томах. Том 4Раздел: Философия

В последний — 4-й том — входит одно из главных произведений Г.В. Лейбница — «Опыты теодицеи о благости Божией, свободе человека и начале зла», в котором раскрываются важнейшие категории его философской системы.

Вступительная статья написана доктором философских наук, профессор В. В. Соколов.

Далее »

Труды по философии наукиРаздел: Философия

Книга выдающегося немецкого философа и математика Г.В. Лейбница, в которой собраны его работы, посвященные вопросам теории познания, методологии, логики и общей теории науки.

В большинстве своем это небольшие статьи и трактаты, которые не были опубликованы при жизни автора, а увидели свет только в XIX и в начале XX века.

Во вступительной статье доктора философских наук Г.Г. Майорова дается представление о философском наследии Лейбница, в том числе о работах, в которых была наиболее четко выражена главная мечта его жизни — создание универсальной, или всеобщей, науки.

Далее »

Добавить отзыв

[править] Христианнейший Марс

Людовик XIV

В 1683 году Османская империя, подначиваемая Францией, объявила войну Австрии. Сами же лягушатники уже открыто смотрели на немчуру как на говно. Для Лейбница это было сродни FUUU: помимо унижения национальных чувств он испытал попаболь как автор «египетского проекта». И когда турки осадили Вену, Лейбниц написал памфлет «Христианнейший Марс» — лучший образчик троллинга, когда-либо направленного против Людовика XIV. Суть сего высера заключается в том, что следует преклониться перед волей Провидения и признать короля Франции Чёрным Властелином, вождём всего христианского мира

И не важно, что его вояки разоряют покорённые земли, не важно, что король поддерживает мятежников-протестантов в Венгрии и мусульман-турок против католической Австрии, ибо всё, что он делает — хорошо и приведёт ко всеобщему благу. В конце концов, Германия и Голландия близко, а Турция — далеко

Логично же: чтобы покорить турок, нужно сначала покорить христиан по пути.

Благодаря Вольтеру, потроллившему оптимизм Лейбница, но в то же время отнёсшемуся к деяниям Людовика XIV куда более позитивно, и составилось представление о Лейбнице как о безусловном защитнике существующего беспредела, без которого не может быть никакого блага. Но «Христианнейший Марс» как раз-таки убеждает в обратном, ведь если зло является неизбежным в этом наилучшем из возможных миров, то из этого вовсе не следует, что нужно пассивно подчиняться и не сопротивляться, к какому бы благу оно не привело.

[править] Достижения в математике

Изобретение калькулятора

Калькулятор Лейбница

Хотя дипломатические потуги Готфрида Вильгельма и завершились фейлом, зато путешествие оказалось очень удачным в научном отношении. Лейбниц особенно надрочил скилл в математике, ведь во Франции правили балом последователи Декарта и друзья Паскаля, а также жил великий Христиан Гюйгенс.

Знакомство с сочинениями Паскаля навело Лейбница на мысль усовершенствовать некоторые его открытия. Он потратил хуеву тучу времени и бабла для апгрейда суммирующей машины Паскаля. Если последняя могла только складывать и вычитать, то калькулятор Лейбница мог умножать, делить на ноль, возводить в степень и извлекать квадратный и кубический корни. Быдлодевайс Лейбница привёл в восторг лягушатников, отдавших ему предпочтение перед Паскалем. «Посредством машины Лейбница любой мальчик может производить труднейшие вычисления», — сказал один французский учёный.

Открытие матана и срач с Ньютоном

◄ ►

Формула Ньютона-Лейбница — основа матана

Ньютон смотрит на тебя как на Лейбница

Срач Ньютона и Лейбница

Изобретение нового калькулятора позволило Лейбницу стать иностранным членом Лондонского Королевского общества, которое приняло его через год после вступлении туда Ньютона.

К тому моменту Лейбниц выработал первые основы дифференциального исчисления. Одновременно с ним то же открытие сделал Ньютон, но оба нерда исходили из различных начал, к тому же Ньютон ещё не опубликовал свой труд, поэтому в научном сообществе завязался спор, кому же из гениев отдать лавры (британцы, разумеется, тянули одеяло на себя). Вообще-то, кое-что дифференцировать и интегрировать умел ещё древний грек Демокрит. Так и называлось — механический метод. Активно применялся Архимедом в его геометрических сочинениях (отчего потомки больше тысячи лет не могли понять, как дедушка придумал свои мудрёные доказательства) и описан в «Письме к Эратосфену о механическом методе решения геометрических задач». Что же до немца и англичанина, то содержание их способов исчисления было разным — Ньютон нашёл метод имени себя любимого и каждый интеграл считал с нуля, а Лейбниц первым составил известную табличку из интегралов-дифференциалов для стандартных функций. Это привело к появлению дисциплины Специальной Олимпиады на тему: «Кто открыл матан: Лейбниц или Ньютон»?

Разразилось невиданное бурление говн. Лейбниц и Ньютон организовали увлекательный бокс по переписке, причём если Ньютон всё же воздал должное Лейбницу в своих «Началах», то Готфрид Вильгельм в написанной им анонимной статье обвинил сэра Айзека в копипасте. Как и положено в таких случаях, в процесс высококультурного интеллектуального взаимного метания вербальными фекалиями вмешались всякие левые хуи, из которых одни писали пасквили на Лейбница, другие — на Ньютона. Один из таких пасквилей побудил Лейбница, члена Лондонского королевского общества, обратиться к суду общества, председателем которого был… Ньютон! Конец немного предсказуем. Скрупулёзно рассмотрев дело, общество ВНЕЗАПНО вынесло вердикт в пользу англичанина. У немца бомбануло, и в ответ он начал поливать говном всю английскую школу: Ньютона, Кларка, Локка. Англичане также не остались в долгу, посылая колбаснику лучи любви.

Перепалка Ньютона и Лейбница мало того, что стала известна как «наиболее постыдная склока во всей истории математики», так ещё и дорого обошлась науке: английская математическая школа вскоре скатилась в сраное говно на целый век, а европейская проигнорировала многие выдающиеся идеи Ньютона, переоткрыв их намного позднее.

Но всё это будет позже, а пока, после первых открытий в области дифференциального исчисления, Лейбниц прервал свои научные занятия, получив приглашение в Ганновер.

Поздние годы

Семье Брунсвик Лейбниц прослужит сорок лет, пережив правление трёх наследных принцев. Таким образом, Лейбниц попадает в политическое окружение, определённое династическими целями Германского государства. Это время Лейбниц посвящает умственным занятиям логикой, физикой, философией, совершенствуя свои труды по исчислениям и другим вопросам математики. В 1674 г. он приступает к работе над исчислениями и, к 1677 г., представляет собственную последовательную систему, которая, однако, будет опубликована лишь в 1684 г. Поздние публикации 1682-1692 г.г. в значительной мере улучшают его математическую и научную репутацию. Курфюрст Эрнст Август, с целью доказать правомерность династических амбиций рода Брунсвиков, поручает Лейбницу написать историю дома. А потому, в 1687-1690 г.г. Лейбниц, в поисках архивных документов, путешествует по Германии, Италии и Австрии. В 1708 г. в научном журнале Королевского общества появляется статья Джона Кейла, в которой тот обвиняет Лейбница в плагиате идей Ньютона. Последние тридцать лет своей жизни Лейбниц занимается вопросами математики, богословия, истории, юриспруденции, политики, науки и философии.

Личная жизнь

Лейбница часто называют всеобъемлющим умом человечества, но Готфрид, полный идей, не всегда доводил начатое дело до конца. О характере ученого судить сложно, так как его современники по-разному описывали портрет ученого. Одни говорили, что он был скучным и неприятным человеком, другие же давали исключительно положительные характеристики.

Готфрид, придерживаясь собственной философии, был оптимистом и гуманистом, который даже во время конфликта с Исааком Ньютоном не сказал плохого слова в адрес оппонента. Но Лейбниц был вспыльчив и раним, однако он быстро приходил в себя и часто смеялся, даже если это были неискренние эмоции. Тем не менее, у ученого был и порок, который он сам же и признавал: иногда математик был скуп и корыстолюбив.

София Шарлотта Ганноверская

Лейбниц одевался опрятно и носил черный парик, ибо так диктовала мода того времени. В еде ученый был не привередлив, а вино выпивал редко, зачастую по праздникам. Но даже в этот горячительный напиток из винограда Готфрид подмешивал сахар, так как обожал сладкое.

Что касается амурных отношений, то о романах Готфрида информации мало, а некоторые биографы уверены, что в жизни ученого была одна женщина – наука. Но у него завелась теплая дружба с прусской королевой Софией Шарлоттой Ганноверской, впрочем, эти отношения не вышли за рамки платонических. В 1705 году София умерла, и Лейбниц до конца жизни не мог смириться со случившимся, после смерти возлюбленной он не нашел той барышни, которая тронула бы его сердце.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий