Льюис кэрролл

Биография

Льюис Кэрролл появился на свет в деревушке Дарсбери в английском графстве Чешир 27 января 1832 года. Его отцом стал приходской священник, он же занимался образованием Льюиса, как и других своих детей. В общей сложности в семье Кэрроллов родились четыре мальчика и семь девочек. Льюис проявлял себя достаточно умным и сообразительным учеником.

Кэрролл был левшой, что в девятнадцатом веке воспринималось религиозными людьми не так спокойно, как сейчас. Мальчику запрещали писать левой рукой и заставляли его использовать правую, что стало причиной психологической травмы и привело к небольшому заиканию. Некоторые исследователи утверждают, что Льюис Кэрролл – аутист, однако точных сведений об этом нет.


Льюис Кэрролл

В двенадцатилетнем возрасте Льюис начал учиться в частной грамматической школе, расположенной неподалеку от Ричмонда. Ему нравились преподаватели и одноклассники, а также царившая в небольшом учебном заведении атмосфера. Однако в 1845 году мальчика перевели в фешенебельную публичную школу Рагби, где большое значение придавалось физической подготовке мальчиков и привитию им христианских ценностей.

Эта школа юному Кэрроллу понравилась значительно меньше, однако он неплохо учился в ней на протяжении четырех лет и даже продемонстрировал хорошие способности к богословию и математике.


Льюис Кэрролл в молодости

В 1850 году молодой человек поступил в колледж Крайст-Черч при Оксфордском университете. В целом он учился не слишком хорошо, однако по-прежнему показывал выдающиеся математические способности. Через несколько лет Льюис получил звание бакалавра, а затем начал читать в Крайст-Черч собственные лекции по математике. Он занимался этим более двух с половиной десятков лет: работа лектором приносила Кэрроллу хороший заработок, хотя он и находил ее весьма скучной.

Поскольку учебные заведения в те времена были тесно взаимосвязаны с религиозными организациями, заступив на должность лектора, Льюис обязан был принять духовный сан. Чтобы не работать в приходе, он согласился принять сан диакона, отказавшись от полномочий священника. Еще во время обучения в колледже Кэрролл начал писать небольшие рассказы и стихи, и тогда же он придумал себе этот псевдоним (на самом деле настоящее имя писателя — Чарльз Лютвидж Доджсон).

Личная жизнь

Кэрроллу очень нравилось находиться в кругу детей, в особенности девочек. Иногда, с разрешения матерей, он рисовал их обнаженными или полуобнаженными. Сам он считал свою дружбу с девочками абсолютно невинной.

Стоит отметить, что с точки зрения тогдашней морали, подобная дружба не вызывала ни у кого удивления. Однако позже многие биографы Льюиса Кэрролла стали обвинять его в педофилии. И все же, достоверных фактов в каком-либо виде растления никто предоставить не смог.

Ко всему прочему, все письма и рассказы современников, в которых математика представляли в виде совратителя, впоследствии были разоблачены. Специалистам удалось установить, что больше половины «девочек», с которыми он переписывался были старше 14 лет, а около четверти – старше 18.

За годы личные биографии писатель так и не смог найти свою вторую половину, оставаясь до конца жизни холостым.

Личная жизнь

Писатель вел весьма активную светскую жизнь, в том числе, нередко был замечен в обществе различных представительниц прекрасного пола. Поскольку одновременно с этим он носил звание профессора и дьякона, семья старалась всячески вразумить не желавшего остепениться Льюиса или хотя бы скрыть истории его бурных похождений. Поэтому после смерти Кэрролла его история его жизни тщательно ретушировалась: современники стремились создать образ добродушного сказочника, который очень любил детей. Впоследствии это их стремление сыграло с биографией Льюиса злую шутку.


Льюис Кэрролл и дети

Кэрролл действительно очень любил детей, в том числе, в кругу его общения периодически оказывались маленькие девочки – дочери друзей и коллег. К сожалению, женщину, на которую он мог бы примерить статус «жена», и которая родила бы ему своих собственных детей, Кэрролл так и не нашел. Поэтому в 20 веке, когда переворачивать вверх дном биографии известных людей и искать в их поведении фрейдистские мотивы стало очень модно, сказочника начали обвинять в таком преступлении, как педофилия. Некоторые особо рьяные сторонники этой идеи даже пытались доказать, что Льюис Кэрролл и Джек Потрошитель – это один и тот же человек.

Никаких подтверждений подобным теориям найдено не было. Более того: все письма и рассказы современников, в которых писателя выставляли любителем маленьких девочек, впоследствии были разоблачены. Так, Рут Гэмлен заявляла, что писатель пригласил в гости «застенчивого ребенка лет 12» Изу Боумен, тогда как в действительности девушке на тот момент было не менее 18 лет. Аналогичным образом обстоит ситуация и с другими якобы малолетними подружками Кэрролла, которые на самом деле были вполне совершеннолетними.

Личная жизнь

Льюис Кэрролл был холостяком.

Увлечения Кэрролла породили слухи и спекуляции о его педофилии. Эта возможность подкрепляется многочисленными современными интерпретациями в ряде его биографий («Lewis Carroll: A Portrait with Background» 1995 года Дональда Томаса, «Lewis Carroll: A Biography» Майкла Бэкуэлла и «Lewis Carroll: A Biography» Мортона Коэна 1996 года), произведений культуры, например, фильме «Dreamchild» (англ.). Однако в последние десятилетия выяснилось, что большинство его «маленьких» подруг были старше 14 лет, из них многим было по 16—18 лет и старше. Подруги Кэрролла в воспоминаниях часто занижали свой возраст. Так, например, актриса Иза Боумен пишет в своих мемуарах:

В действительности ей было не менее 13 лет. «Модель» Кэрролла Эвелин Хэтч (англ.)русск

вспоминала «почти молитвенный ритуал выбора позы, чему уделялось огромное внимание…».

Другая «юная подружка» Кэрролла, Рут Гэмлен, в своих мемуарах сообщает, как в 1892 году родители пригласили на обед Кэрролла с гостившей у него в то время Изой. Там Иза описана как «застенчивый ребёнок лет 12», в действительности в 1892 году ей было 18 лет.

С другой стороны, Кэрролл часто использовал слово «ребёнок» (англ. child) применительно к особам женского пола в возрасте 20 и 30 лет. Так, в 1894 году он писал:

В письме 24-летней Гертруде Четуэй, которую Кэрролл звал погостить у него в Истборне, он следующим образом оправдывал необычность приглашения:

Как показали исследования французского культуролога и литературоведа, профессора Сорбонны Юга Лебайи (англ.)русск. и английской писательницы Каролин Лич (англ.)русск., даже в переписке, тщательно отобранной для биографии племянником Кэрролла Коллингвудом с целью доказать его увлечённость детьми, больше половины «девочек», с которыми он переписывался, старше 14 лет, а четверть — 18 лет и старше.

В викторианской Англии конца XIX века девочки до 14 лет считались асексуальными. Дружба Кэрролла с ними была, с точки зрения тогдашней морали, совершенно невинной причудой.

Льюис Кэрролл и его хобби[ | ]

Основные статьи: Льюис Кэрролл и фотоискусство

иЛьюис Кэрролл и шахматы Одним из увлечений Кэрролла была фотография. Наряду с работами Генри Пича Робинсона и Оскара Гюстава Рейландера фотографии Кэрролла относят к пикториализму, для которого характерен постановочный характер съёмок и монтаж негативов. С Рейландером Кэрролл был знаком лично, взял у него несколько уроков и приобрёл коллекцию постановочных детских фотографий. Фотография писателя, сделанная Рейландером, считается классическим фотопортретом середины 60-х годов XIX века. Писатель обладал также коллекцией из 37 фотографий Клементины Гаварден, второй по размеру после коллекции её семьи.

Шахматы также занимали значительное место в жизни Чарльза Лютвиджа Доджсона. Они запечатлены на нескольких фотографиях, которые сделал Кэрролл. Он активно интересовался важными событиями шахматной жизни Великобритании, сам играл в шахматы, учил играть в шахматы детей. Сюжет сказки «Алиса в Зазеркалье» построен на шахматной партии, которую придумал сам писатель, а шахматную диаграмму её начальной позиции он разместил в начале своей книги.

По словам биографа, в число детских увлечений писателя входили прогулки по окрестностям со спусками в заброшенные шахты. Видимо, так зародилась идея с падением Алисы в кроличью нору.

Льюис Кэрролл / Книги

  • Carroll, Lewis. Alice’s Adventures in Wonderland / Lewis Carroll ; with illustrations by John Tenniel. — London : Macmillan and Co., 1866. — 192 p. : ill. — .
  • Carroll, Lewis. Through the Looking-Glass, and What Alice Found There / Lewis Carroll ; with fifty illustrations by John Tenniel. — London : Macmillan and Co., 1872. — 224 p. : ill. — .
  • Carroll, Lewis. The Hunting of the Snark, an agony, in eight fits / Lewis Carroll ; with nine illustrations by Henry Holiday. — London : Macmillan and Co., 1876. — xi. 83 p. — .
  • Carroll, Lewis. Rhyme? And Reason? / Lewis Carroll ; With sixty-five illustrations by Arthur B. Frost and nine by Henry Holiday. — New York : Macmillan & Co, 1884. — pp. xii. 214. — .
  • Carroll, Lewis. Sylvie and Bruno / Lewis Carroll ; with forty-six illustrations by Harry Furniss. — London : Macmillan & Co, 1889. — xxiii, 400 ps. — .еке].
  • Carroll, Lewis. Alice’s Adventures Under Ground / Lewis Carroll ; illustrations by the author. — New York, London : MacMillan & Co., Richard Clay and Sons, 1886. — viii, , 95, p. — .
  • Carroll, Lewis. Through the looking-glass and what Alice found there / by Lewis Carroll : with fifty illustrations by John Tenniel. — London : Macmillan and Co., 1904. — 215 с. — .
  • Carroll, Lewis. Alice in Wonderland / by Lewis Carroll ; ill. Gordon Robinson. —- New York : Sam’ Gabriel Sons & Company, 1911. — с.: цв. ил. — .
  • Carroll, Lewis. La Chasse au Snark: une agonie en huit crises : The hunting of the snark / Par Lewis Carroll; traduit en français par L. Aragon. — Chapelle-Reanville : The Hours Press, 1929. — 29, p. — .
  • Соня в царстве Дива / Льюис Кэрролk. — Москва : тип. А.И. Мамонтова и К°, 1879. — , 166 с., 1 л. ил. : ил. — .
  • Кэрролл, Л. Алиса в Зазеркальи / Льюис Карролл ; пер. с англ. В. А. Азова ; стихи в тексте Т. Л. Щепкиной-Куперник ; рис. худож. Джона Тенниэля. — Москва ; Петроград : Л. Д. Френкель, 1924. — 124 с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Алиса в Стране Чудес / Льюис Кэрролл ; перевод Александра Оленича-Гнененко ; рисунки Валерия Алфеевского. — Москва : Детская литература, 1958. — 144 с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Алиса в Стране Чудес. Сквозь Зеркало, и что там увидела Алиса / Льюис Кэрролл; пер. с англ. Н. Демурова ; худ. П. Чуклев. — София : Изд-во лит. на иностр. яз., 1967. — 225, с., л. цв. ил. — .
  • Кэрролл, Л. История с узелками / Льюис Кэрролл ; пер. с англ. Ю. А. Данилова ; под ред. Я. А. Смородинского ; худож. Ю. А. Ващенко. — Москва : Мир, 1973. — 408 с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Приключения Алисы в Стране чудес : сказка / Льюис Кэрролл ; пересказ Б. Заходера ; худож. Г. Калиновский. — Москва : Детская литература, 1974. — 159 с. : ил. — .
  • Кэрролл, Л. Приключения Алисы в стране Чудес ; Зазеркалье (про то, что увидела там Алиса) / Льюис Кэрролл ; пер. с англ. А. Щербакова ; предисл. Ю. Кагарлицкого ; худож. М. Митурич. — Москва : Художественная литература, 1977. — 303 с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Приключения Алисы в Стране Чудес; Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье / Л. Кэрролл ; пер. с англ. Н. М. Демуровой ; худож. Д. Тенниел. — Москва : Наука, 1978. — 359 с. : ил. — (Литературные памятники).
  • Кэролл, Л. Алиса в Зазеркалье : сказка / Льюис Кэрролл ; Пер. с англ. и предисл. В. Орла ; худож. Г. Калиновский. — М. : Детская литература, 1980. — 143 с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Аня в Стране Чудес : сказка / Л. Кэрролл ; пер. с англ. В. В. Набокова ; подгот. Н. И. Толстой ; худож. А. Геннадиев. — Ленинград : Детская литература, 1989. — 221, с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Логическая игра / Льюис Кэрролл ; пер. с англ. и предисл. Ю. А. Данилова. — Москва : Наука, 1991. — 191 с.: ил. — (Библиотечка «Квант» ; вып. 73).
  • Кэрролл, Л. Охота на Снарка : Агония в восьми воплях / Льюис Кэрролл ; пер. с англ. Г. Кружкова ; ил. Л. Тишкова ; макет и оформ. С. Стулова. —  : Рукитис, 1991. — 87 с.: ил.
  • Кэрролл, Л. Алиса в Стране Чудес ; Алиса в Зазеркалье ; Охота на Снарка ; Письма к детям / Льюис Кэрролл ; худож. А Шахгелдян ; пер. с англ. Л. Л. Яхнин, Ю. А. Данилов. — М. : ЭКСМО-Пресс, 1999. — 607 с., 10 л. ил., 1 л. портр.
  • Кэрролл, Л. Алиса в Стране Чудес / Льюис Кэрролл ; ил. Туве Янссон ; пер. Нины Демуровой. — Москва : Рипол Классик, 2009. — 133, с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Сильвия и Бруно / Льюис Кэрролл ;  ; рис. Гарри Фарнисса. — Москва : Альфа-книга, 2011. — 488, с. : ил. — (Иллюстрированное издание).
  • Кэрролл, Л. Алиса в стране чудес / Льюис Кэрролл ; пересказ Б. Заходера ; худож. Виктор Чижиков. — Москва : Лабиринт, 2012. — 167 с. : цв. ил. — (Открой книгу!).
  • Кэрролл, Л. Алиса в Стране чудес : сказочная повесть : перевод с английского / Льюис Кэрролл ; иллюстрации Туве Янссон ; . — Москва : Махаон, 2015. — 112 с. : ил., цв. ил.
  • Кэрролл, Л. Приключения Алисы в Стране чудес / Льюис Кэрролл ;  ; художник М. Митрофанов. — Москва : Росмэн, 2018. — 160 с. : ил. — (Внеклассное чтение. ВЧ).

Литературные работы Кэрролла о фотографии

Кэрролл создал несколько литературных произведений разных жанров на тему фотографии: небольшие рассказы «Необычная фотография» (англ. «Photography Extraordinary»), «Шотландская легенда» (англ. «The Legend of Scotland»), «Выходной день фотографа» (другой перевод — «Фотограф на выезде», англ. «A Photographer’s Day Out»), стихотворение «Гайавата-фотограф» (в других переводах — «Гайавата за фотокамерой», «Фотосъёмка Гайаваты», англ. «Hiawatha’s Photographing»). Наиболее известным среди его литературных произведений на тему фотографии является стихотворение-пародия на поэму Генри Лонгфелло. Оно было закончено 13 ноября 1857 года и напечатано в «The Train» в декабре того же года. Позже оно переиздавалось при жизни автора в сборниках «Фантасмагория и другие стихи» (англ. «Phantasmagoria and Other Poem», 1869) и «Рифма и Разум» (англ. «Rhyme and Reason», 1883). Это пародия на «Песнь о Гайавате», где Кэрролл описывает волнения и трудности фотографа, вероятно, исходя из своего собственного опыта. Стихотворение автор предварил небольшим вступлением, которое написано тем же метром, но не разбито на строки, как в стихах:

В рассказе «Выходной день фотографа» главный герой должен устроить семейный фотосеанс. В составе семьи: отец, мать, двое сыновей-школьников, большое количество малышей, но самое сильное впечатление на него производит старшая дочь Амелия, красоту которой он и пытается запечатлеть на снимке, а симпатии которой — добиться. Однако, перефотографировав всё её семейство, он выясняет, что она помолвлена и что надеждам его не суждено осуществиться. Действие рассказа «Шотландская легенда» происходит в средневековом замке, появившийся здесь призрак некоей Дамы из будущего рассказывает о неудачных попытках неумелого фотографа снять её в полный рост (каждый раз на фотографии оказывается только часть её тела). «Экстраординарная фотография» — второй по времени создания прозаический текст Кэрролла; в нём был описан некий «новейший метод фотографирования», позволяющий «довести» до нужного состояния литературные тексты. По утверждению автора, эксперимент над стихотворением Уильяма Вордсворта передал ему «удивительную энергию», а в ходе подобного опыта над стихотворением Джорджа Гордона Байрона бумага «задымилась и обуглилась».

Путешествие в Россию

Писатель был преимущественно домоседом, только один раз выбрался за границу. В 1867 году приехал в Россию Льюис Кэрролл. Биография на английском языке математика подробно рассказывает об этой поездке. В Россию Кэрролл отправился с преподобным Генри Лиддоном. Оба выступали представителями богословия. В то время православная и англиканская церкви активно между собой контактировали. Вместе со своим товарищем Кэрролл побывал в Москве, Сергиевом Посаде, во многих других святых местах, а также крупнейших городах страны — Нижнем Новгороде, Петербурге.

До нас дошел дневник, который вел в России Льюис Кэрролл. Краткая биография для детей досконально описывает это путешествие. Хотя оно не было первоначально предназначено для печати, его издали уже посмертно. Сюда включены впечатления от посещенных городов, наблюдения от встреч с русскими и записи отдельных фраз. По дороге в Россию и на обратном пути Кэрролл с товарищем посетили множество европейских стран и городов. Их путь лежал через Францию, Германию и Польшу.

2Петербург

27 июля в 17:30 Кэрролл и Лиддон прибыли в Петербург, проведя двадцать восемь с половиной часов в пути от Кенигсберга. На вокзале путешественников уже ждал человек из «Отель де Рюсси», который посадил их в свой омнибус и отвез в гостиницу. «После ужина у нас оставалось время только для короткой прогулки, но она была полна нового и удивительного. Огромная ширина улиц (второстепенные улицы, похоже, шире, чем что-либо подобное в Лондоне), маленькие дрожки, которые беспрестанно проносились мимо, похоже, совершенно безучастные к тому, что могут кого-нибудь переехать, огромные освещенные вывески над магазинами и гигантские церкви с их голубыми, в золотых звездах куполами и приводящая в замешательство тарабарщина местных жителей, — все это внесло свой вклад в копилку впечатлений от чудес нашей первой прогулки по Санкт-Петербургу», — писал Кэрролл в своем дневнике.

28 июля англичане посетили Исаакиевский собор, где впервые присутствовали на православной службе. А затем они весь день гуляли по Петербургу. «Он настолько совершенно не похож на все виденное мною раньше, что я, наверное, был бы счастлив уже тем, что в течение многих дней просто бродил по нему, ничего больше не делая. Мы прошли от начала до конца Невский, длина которого около трех миль; вдоль него множество прекрасных зданий, и, должно быть, это одна из самых прекрасных улиц в мире: он заканчивается (вероятно) самой большой площадью в мире, Адмиралтейской площадью, длина которой около мили, причем бОльшую часть одной из ее сторон занимает фасад Адмиралтейства», — отмечал писатель. В один из последующих дней путешественники побывали в Петропавловской крепости: «Мы посетили кафедральную церковь в крепости, представляющую собой сплошную гору золота, драгоценностей и мрамора, скорее внушительную, чем красивую». 31 июля Кэрролл и Лиддон посвятили посещению Эрмитажа и Александро-Невского монастыря. «В Эрмитаже, где мы намеревались ограничиться исключительно картинами, мы попали в руки гида, который показывал скульптуры и который, игнорируя все намеки на то, что мы хотели бы попасть в галерею, настоял на том, чтобы провести нас по своему отделу и, таким образом, отработать свой гонорар. Тем не менее это чудесная коллекция древнего искусства, на которую потрачены почти неисчислимые средства. Картины нам удалось посмотреть лишь частично и второпях, но они, как и скульптуры, составляют просто бесценную коллекцию», — писал Кэрролл. 1 августа Кэрролл и Лиддон сели на пароход и поплыли по Финскому заливу в Петергоф. «Мы обошли и объехали территорию двух императорских дворцов, включая множество летних домиков, каждый из которых сам по себе мог бы быть весьма неплохой резиденцией, поскольку, несмотря на небольшие размеры, они были оборудованы и украшены во всех отношениях, которые мог бы подсказать вкус или позволить огромные средства. Своим великолепием — разнообразной красотой и совершенным сочетанием природы и искусства, я думаю, эти сады затмевают сады Сан-Суси», — отмечал в своем дневнике писатель.

[править] Алиса в Стране Чудес

Девочка Алиса ВНЕЗАПНО узрела пробегающего мимо говорящего Белого Кролика и решила последовать за ним. В результате попадания в совершенно перевёрнутый мир (ага, Russian Reversal отдыхает!), употребления всевозможных веществ (для роста, уменьшения и прочего) оказалось, (спойлер:

что это сон) .

Действующие лица

Чеширский кот. Канонiчная иллюстрация Тенниела IRL Отметим самых эпичных персонажей:

  • Белый Кролик — вечное шило в жопе на почве опоздания на приём к Королеве. Хотя его можно понять — в Стране Чудес легко можно стать короче на голову.
  • Троица вусмерть упоротых — Безумный Шляпник, Мартовский Заяц и Соня-Мышь. У себя в доме устроили натуральный TIME PARADOX, в результате у них всегда 5 часов и пора пить чай.
  • Чеширский Кот — сей котэ обладает уникальной улыбкой, сравнимой, разве что, с улыбкой Рюка из Death Note, и возможностью ВНЕЗАПНО появляться и исчезать. От оных фокусов фалломорфируют как сами обитатели страны, так и Алиса, которая к этому времени по идее должна уже была заработать иммунитет к разрыву шаблона.

Этот персонаж и практически все его фразы стали ИРЛ-мемами. Алсо часто отмечают уникальное сходство Илюши Лагутенко с данным персонажем. Учитывая, что песни возглавляемого им ансамбля пестрят вполне алисовской шизофазией чуть менее, чем полностью, можно считать его первым пришествием Котэ в наш мир.

  • Королева Червей — воплощение монаршего произвола и просто ходячий пиздец. За отсутствием возможности устроить массовые расстрелы (XIX век же!) предпочитает рубить головы. Особенно доставляет диалог с палачом (в роли которого, похоже, сам Кэп) — можно ли отрубить голову Чеширскому Коту, если кроме головы ничего больше нет?
  • Синяя Гусеница — едва ли не самый вменяемый из всех жителей стран. Вероятно потому, что постоянно курит кальян и сидит на вершине гриба. Гриб, кстати, оказывает взаимоисключающие воздействия на живых существ. Доказано Алисой.
  • Герцогиня — в одном эпизоде — любящая мать. Усердно бьёт своего младенца, опасаясь, что от недостатка подобного воспитания он превратится в свинью. ИЧСХ, оказывается права. Дети, помните: даже когда мамы нещадно пиздят вас — они делают это ради вашего блага. В другом эпизоде мило болтает с Алисой и находит мораль в каждой мысли. Единственный персонаж, которому Королева очкует отрубить голову.
Алиса съела пирожок… и забыла, как ее зовут. Who in the world am I? Ah, that’s the great puzzle! Испугалась маленькая девочка, это естественно, вспоминала, неправильно вспоминала, как-то наоборот, почти вспомнила: все не так, все неверно! — испугалась, заплакала и сразу же уменьшилась, не заметила, как сам собой собрался пазл и открылась дверь. Пирожок был настоящий, значит не в пирожке дело, пирожок позволил Алисе стать выше и что-то увидеть, но вот что именно она увидела, Алиса не поняла, скорее всего, просто стала выше, выше, чем была на самом деле. Хотя именно этого она и хотела — быть Алисой, быть на самом деле.
— Алиса съела пирожок…

Биография Льюиса Кэрролла о главном для детей

Чарльз Лютвидж Доджсон появился на свет 27 января 1832 года. Его отцом стал деревенский священник графства Чешир, настоятель прихода в Дарсбери, где Чарльз прожил свои ранние годы. Он был одним из 11 детей, воспитанием и предварительным образованием их пастор Доджсон занимался самостоятельно.

Всегда проявлявший большие способности в области математики и естественных наук Чарльз учился прилежно. От природы он был левшой, однако отец запрещал ему пользоваться при письме левой рукой, это привело к тому, что у мальчика появилось заикание. В юности он увлекся сочинением стихов, и тогда же придумал для себя псевдоним, под которым, впоследствии, ему суждено было прославиться — Льюис Кэрролл — собственное имя, переведенное на латынь, а затем обратно на родной язык.

Подростком Чарль Доджсон попал в закрытую частную школу для мальчиков, широко известное в Британии заведение Рагби. Время, проведенное в стенах этой школы он впоследствии вспоминал с неприязнью. Здесь он окончательно зарекомендовал себя как способный математик, что открыло ему дорогу в Оксфорд. 

По окончании обучения в этом престижном университете, Чарльз Лютвидж Доджсон получает должность профессора математики в колледже Крайст-Чёрч, где ему предстоит читать лекции по данной дисциплине в течение последующих 26 лет. Так же ему предлагают принять духовный сан, однако Доджсона останавливает мысль, что он не сможет продолжить увлекшие его занятия фотографией, а так же посещать театры и другие светские мероприятия, так как это не согласуется со званием духовного лица. В итоге он становится дьяконом.

Начало преподавательской карьеры связано с расцветом творчества. Под юношеским псевдонимом Льюис Кэрролл Доджсон рассылает свои стихи, юмористические расказы в различные периодические издания, его начинают публиковать. Большой популярностью пользуются его сатирические истории.

В 1856 году в колледж приезжает декан Генри Лиддел, его семья, состоящая из жены и пятерых детей, поселяется вместе с ним. Доктор Доджсон с удовольствием проводит время среди юных Лидделов, особенно выделяя маленькую Алису, с девочками он чувствует себя расковано, забывая о своем мучительном заикании и частичной глухоте. Он начинает сочинять истории, которым суждено прославить его в будущем на весь мир — сказки, главной героиней которых стала маленькая Алиса Лиддел, ее сестры, даже сам Чарльз Доджсон, чей образ выведен в персонаже птицы Додо и некоторых других.

Сказки об Алисе отразили многие увлечения Чарльза Лютвиджа — в том числе его любовь к логическим задачам, к шахматам. Страдая бессонницей, он долгими ночами часто сочинял хитроумные головоломки, которые позднее были опубликованы отдельными сборниками.

Среди прочих увлечений профессора отмечают его большую любовь к театру, глубокое понимание драматургии пьес Шекспира. Увлечение фотографированием, вероятно, проистекало из тяги к рисованию, которая сопровождала Доджсона всю жизнь. Он часто делал наброски для своих собственных произведений, но его талант в этой области не был признан.

Жизнь профессора математики, холостого и бездетного, протекала спокойно и размерено. С возрастом он начал страдать от ревматических болей, много времени уделял пешим прогулкам, слыл чудаком и эксцентриком среди коллег и студентов.

Один раз в жизни Чарльз Доджсон совершил большое путешествие — это была поездка в Россию, довольно необычный, для девятнадцатого века, маршрут. Он посетил Петербург, Москву, Нижний Новгород, восхищался необычной архитектурой, игрой театральных актеров.

Умер Льюис Кэрролл от воспаления легких 14 января 1898 года в Гилфорде, когда находился в гостях у своих сестер.

4 класс для детей

Интересные факты и даты из жизни

Примечания

  1. ↑ , с. 36.
  2. ↑ , с. 99, 128.
  3. , с. 52.
  4. , с. 10.
  5. ↑ , с. 126.
  6. ↑ , с. 65.
  7. ↑ , с. 66.
  8. ↑ , с. 37.
  9. ↑ , с. 71.
  10. , с. 63.
  11. ↑ , с. 38.
  12. , с. 119.
  13. , с. 64.
  14. Примером подобной публикации является атрибутируемая Кэрроллу фотография, на которой предположительно изображена его фотомодель Флоренс Бикерстет —
  15. , с. 31.
  16. .
  17. Cohen, Morton N. Lewis Carroll, Photographer of Children: Four Nude Studies. — New York: Clarkson N. Potter / Crown, 1979. — 32 с.
  18. , с. 96.
  19. , с. 72—74.
  20. , с. 79.
  21. , с. 120.
  22. , с. 276.
  23. , с. 335—336.
  24. Кэрролл, Льюис. // Полное иллюстрированное собрание сочинений в одном томе. — М: Альфа-книга, 2016. — С. 787. — 941 с. — ISBN 78-5-9922-0672-2.
  25. , с. 58.
  26. , с. 11.
  27. The Family of Man: The greatest photographic exhibition of all time — 503 pictures from 68 countries—created by Edward Steichen for the Museum of Modern Art. — New York: Museum of Modern Art, Maco Magazine Corporation, 1955. — С. 193. — 196 с.

Кэрролл и экзотические варианты шахмат

A

B

«Шахматы Алисы» Вернона Партона. Позиция после 1. Кf3 е6 2. Ке5 Сс5

«Мне пришло в голову, что можно придумать игру из букв, которые нужно передвигать на шахматной доске, пока они не сложатся в слова», — писал Кэрролл 19 декабря 1880 года. Доджсон без конца что-нибудь изобретал. Некоторые его изобретения были повторены годы спустя и нашли широкое применение. В частности, считается, что именно он изобрёл шахматы для путешественников, где фигуры держались на доске с помощью маленького выступа, соответствующего углублению в клетке. Энид Шойер (урожденная Стивенс) вспоминала, что получала большое удовольствие от игры в шахматы и нарды с Кэрроллом в детстве. Она отмечала, что писатель был мастером в этой игре, но, когда он играл с ребёнком, то фигуры представлялись живыми, игра сопровождалась сочинёнными Кэрроллом диспутами между шахматными фигурами, а сам он мог придумать «совершенно новые правила», по которым и проходила партия.

Книги про Алису вдохновили английского математика Вернона Партона (англ.)русск. на изобретение нескольких вариантов шахматной игры, в том числе «шахмат Алисы» — варианта шахмат, изобретённого в 1953 году, в котором используются две шахматные доски, а не одна. Можно пользоваться и одной доской. Хотя правила не позволяют двум фигурам одновременно находиться на одном поле, можно использовать одну доску, помещая под фигуру шашку, чтобы обозначить, что она находится на второй доске. Фигуры ходят так же, как и в стандартных шахматах, но по завершении хода перемещаются на другую доску. В начале игры фигуры стоят в первоначальном положении на первой доске, а доска вторая пуста. Ход можно сделать при соблюдении двух основных условий: он должен быть корректным на той доске, на которой он играется, и поле на другой доске, на которое фигура попадает после хода, должно быть свободно (брать фигуры можно только на той же доске, на которой сделан ход). Король не может переместиться на свободное поле на противоположной доске, если окажется при этом под шахом. Рокировка в шахматах Алисы разрешена. Взятие на проходе не запрещено.

 (англ.)русск. — другая игра, придуманная Партоном: игра происходит на доске 10 на 10 клеток (с добавлением двух ладей в каждый комплект фигур). Когда фигура переходит с одного поля на другое, то прежнее поле должно быть помечено как «исчезнувшее». Занять «исчезнувшую» клетку нельзя, но допускается ход через неё, шах, атака через подобное поле. Рокировка в «Шахматах Чеширского кота» невозможна, но первый ход король делает как ферзь.

[править] Другие творения

Помимо Алисы Кэрролл написал также целый ряд книг по математике для разных возрастов, что, собственно, и ставит его в один ряд с Фейнманом, Гарднером и Перельманом. Весь список смотреть на педивикии. Наибольший интерес представляет сборник задач «История с узелками», где автор пытается связать отдельные задачи единым сюжетом, притягивая его за уши, и сам отлично это знает: главных героев книги прямым текстом называют безумными.

Пародия на типичную задачу из «Истории с узелками»:

ЗАДАЧА, ПРИДУМАННАЯ В ПОЛНОЧЬ Уже появились угрюмые ночные тени, когда пятеро усталых путников подошли к побережью. — Вы хотите сесть на наш Грурмстипс? — спросил капитан, — для этого нужно разрешение Ее Блистательства. Между нами: в часы бессонницы она обожает решать головоломки. — Кто вы и куда направляетесь? — спросила Ее Блистательство. — Меня зовут Бальбус, — сказал старший из них, — в честь героя одной книги — сборника упражнений по латинскому языку. Моих племянников зовут Хью и Ламберт. Направляемся мы на родину в Кговжднию. Пожалуйста, возьмите нас на Грурм… на ваш корабль. — Ваше Лучезарное Сверкательство! — воскликнул Хью, — вот прекрасная головоломка. Год назад мы покинули страну, имея лишь 1000 фунтов стерлингов. В Лондоне мы рассчитывали разбогатеть, но сначала нам не везло. Зато сегодня мы, как никогда, близки к целому миллиону! Каким образом? — Меня зовут Безумная Математильда, — сказала женщина, — я не умею жарить омлет. А это моя племянница Клара. — Ваше Многозвездное Всесокрушительство, — сказала Клара, — мы будем всю дорогу для вас считать встречные корабли. Я это будут делать так: один, уф! Два, уф! Три, уф! — Это звучит почти как триумф, — заметила Ее Блистательство, — хорошо, мы отвезем вас в Кгов… на вашу родину. Приходите сегодня обедать к капитану, будет много народа. Капитан пригласил отца своего сына и племянника своего дяди, внука своего дедушки и брата своей сестры, сына своей матери и мужа своей жены. Надеюсь, вы сумеете подсчитать количество гостей? Капитан! Отведите путников под ДУШ, пусть они отмоют свои пыльные ДУШИ. Ответы и решения Ответ на первую головоломку: чтобы заполучить миллион, Бальбус с племянниками решили ограбить Лондонский банк. Разумеется, это шутка. Я полагаю, что шутки вполне уместны в книге, призванной не поучать, а развлекать. Ответ на вторую головоломку о гостях капитана я привести не могу, так как не знаю, как ее решить.
https://www.nkj.ru/archive/articles/10554/

Алсо, написал изрядный детский роман «Сильвия и Бруно», полный лулзов и видений, с главгероями, подозрительно похожими на близнецов Кагамине.

Отдельная загадка — 13 книг авторских днявок, из коих загадочным образом исчезли 4 штуки плюс ещё 7 страничек. Аффтору на момент ведения пропавших записей было от 21 до 31 лет, и именно в этот период писался первый том Алисы. Уцелела только малопонятная бумажка, на которой некто из домашних помечает, что в вырезанных страницах было про какие-то слухи, связанные с девочками Лидделл, их гувернанткой и некой Иной. Примерно в то же время семейство Лидделл резко прекратило всякое общение с господином преподавателем, что до сих пор даёт обильный материал для скандалов, интриг и расследований. Версии излагаются самые разные и зависят исключительно от развращённости исследователя: кто-то подозревает, что игры с маленькой Алисой зашли слишком далеко, кто-то грешит на старшую сестрёнку Лорину, а кто-то — на мисс Ину Лидделл, мать семейства.

Краткий анализ книг про Алису


нору Кроликатеория Тейлора,

Запах перца в доме Герцогини — это аллюзия на строгость и жесткость характера хозяйки. А также напоминание привычки бедняков перчить еду, чтобы скрыть вкус дешевого мяса. Конфликт науки и этики явно прослеживается в реплике Чеширского Кота: «Если долго идти, то обязательно куда-нибудь придешь». В процессе чаепития Кэрролл отдает фразу о том, что нужно подстричь длинные волосы Алисы, персонажу Болванщику. Современник писателя утверждает, что это личная шпилька всем тем, кто был недоволен прической Чарльза в жизни, так как он носил волосы длиннее, чем позволяла мода того времени.

И это только общеизвестные примеры. На самом деле любую ситуацию в приключениях Алисы можно разложить на логическую загадку или философскую задачу понятия мира.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий