«анализ стихотворения «сергею есенину» маяковского»

Имажинисты и футуристы

Консерваторы и либералы — вот как можно охарактеризовать отношения двух литературных группировок. Консерваторами были, конечно, имажинисты, ратовавшие за мелодику и ясность, простоту и доступность, за романтику, в конце концов. Либералами являлись футуристы (от английского future — будущее, поэты, стремившиеся обновить литературу, в том числе и ее язык), приветствовавшие революцию как новое будущее — то есть то, к чему стремились они сами. Об установках, верованиях и надеждах футуристов неплохо сказано в уже не раз упоминавшейся здесь статье Владимира Маяковского.

Ожидаемо и неудивительно, что две разножанровые группировки вступали в полемику. Ведь они, по сути, ратовали за полярно разное: одни — за сохранение давнишних литературных устоев и традиций, вторые — за новаторство и осовременивание. Имажинисты и футуристы обвиняли друг друга в убийстве поэзии. А поскольку Есенин и Маяковский были лидерами, неудивительно, что они участвовали в подобных столкновениях, и стычки между группировками не добавляли приязни личным отношениям. Сохранились сведения об одной из таких баталий, когда Маяковский в присущем ему стиле сравнил имажинистов и поэзию с детьми и матерью, заявив, что дети убили мать. Надо полагать, подобные словесные дуэли происходили постоянно. Кстати сказать, на них читали и стихи. Правда, исключительно имажинисты.

Владимир Маяковский

В той же самой статье о стихах (кстати, весьма занятной и необходимой к прочтению всеми, кто интересуется поэтом) Владимир Владимирович самокритично замечает, что у него «врожденная бестактность». Это значит, что литератор имел язык резкий и мог сначала сказать, а потом подумать. Подобные резкие высказывания задевают за живое многих чувствительных людей. А что Есенин был чувствительным к своей персоне, сомневаться не приходится.

А еще Маяковский не терпел быть вторым: полное, безоговорочное первенство — вот что ему было нужно. Однажды он даже боролся за титул короля поэтов, но проиграл Игорю Северянину, с чем смириться не смог. Знакомые отзывались о нем как о задире и нахале, вмешивавшемся в любые скандалы и склоки, человеке насмешливом и грубом. Однако интересен тот факт, что все черты эти были приобретенными: с их помощью великий поэт боролся с природной робостью и застенчивостью, мешавшими ему писать и общаться с людьми. Таким образом, и особенности характера Владимира Владимировича тоже легко могли стать причиной разногласий со своим коллегой и вызвать ту самую дуэль Есенина и Маяковского. Два гения, две взрывоопасные фигуры. Однако полно: случилась ли на самом деле поэтическая дуэль Есенина и Маяковского? Откуда вообще взялось это утверждение?

Анализ стихотворения «К покойнику» Есенина

Ученическое стихотворение Сергея Александровича Есенина «К покойнику» — обращение к теме смерти, бренности всего живого.

Стихотворение написано примерно в 1911 году. Его автору в этот момент 16 лет, он ученик церковно-приходской школы, начинающий поэт, немножко влюблен, есть у него и лучший друг – Г. Панфилов. По жанру – эпитафия, надгробная речь, по размеру – ямб с перекрестной рифмовкой, большинство рифм закрытые. Произведение состоит из 4 строф. Лирический герой – сам автор. Из контекста неясно, кого он хоронит. Стилистика реалистичная, интонация со скупой слезой. Итак, крышку гроба «уж туго закрывают». Причина такой предусмотрительности только в одном: чтоб ты не мог встать. Причем поэт подчеркивает, что умершему не подняться «навеки» (точнее было бы «вовеки»). Видимо, это было время некоторой нигилистичности автора, отрицания вечной жизни. Земля, как водится, холодна. В раннем творчестве С. Есенин еще не чувствует с землей ту нерасторжимую связь, которую воспоет в своей зрелой лирике. Еще не зовет он ее «любимой». Умерших герой кличет «бесчувственными». И действительно, как правило, покойники не предаются чувствам. Во второй строфе герой настолько деловит, что становится беспощаден к погребенному человеку: ты будешь нем. «Зов наш зычный»: здесь юный С. Есенин с удовлетворением отмечает мощь глоток живых людей. Впрочем, он обещает приходить к могиле. Видимо, на дни памяти, с другими родственниками и знакомыми. «Рукой привычной»: недрогнувшей. Живые словно до конца не осознают, насколько и они близки к смерти. Дальше герой с чувством описывает красоту похоронных венков, сияющую ухоженную могилу. Он уверяет, что друзья уж точно покойника не забудут, и в разговорах его имя еще долго будет периодически всплывать. В заключительном четверостишии – прямое обращение: покойся, друг наш милый. Автор скрывается за настойчивым местоимением «мы», чтобы не представлять собственные похороны. Лучше уж все вместе, с товарищами. «Ожидай к себе»: фигура речи, поскольку «бесчувственный» покойник никого не ждет, да и сам находится явно не у себя. В финале герой уверяет, что горе они, конечно, перетерпят и найдут в себе силы жить дальше. Заканчивается стихотворение на меланхоличной ноте: быть может, скоро придем к тебе. После этих слов читатель будто видит героя, удаляющегося с кладбища поспешным шагом. Лексика возвышенная мешается с просторечной.

В ранней лирике С. Есенина преобладают мотивы разочарования, утраты надежд, трудного поиска своего места в жизни.

Сергей Есенин

Владимир Маяковский в своей статье о том, как писать стихи, называл коллегу «самовлюбленным». Вполне вероятно, что основания к этому у Сергея Александровича имелись: его стихи нравились людям, нравился он сам, его воспринимали, как уже было сказано выше, за «своего» — а потому было от чего загордиться и задрать нос.

Именно возле Есенина стали кучковаться имажинисты (поэты, считавшие, что цель поэзии — создать образ; они много использовали метафоры и другие средства выразительности), выбравшие его своим центром, своим лидером. Это еще одна причина, по которой Есенин мог позволить себе быть «самовлюбленным». А еще поэт был вспыльчивым, не терпел шуток и превосходства над собой, в последние годы много пил — а выпив, непременно раздражался и стремился «выяснить отношения». Все знавшие Сергея Александровича характеризовали его как сложного человека. Мог ли этот сложный характер стать причиной неприязненных отношений с Маяковским и привести к поединку Есенина и Маяковского? Пожалуй, что мог. Но поговорим о самом Маяковском…

Интересные факты

  1. Маяковский заявлял, что если бы даже его не читали совсем, он не изменил бы своего отношения к Есенину и его поэзии.
  2. При этом Маяковский хотел – и не скрывал этого – переманить Есенина в «ЛЕФ» («Левый фронт искусств»). И, по собственному его признанию в уже упомянутой выше статье, с любопытством смотрел на переход Есенина от имажинистов к пролетарским писателям.
  3. У Маяковского есть стихотворение, посвященное смерти Есенина. О нем и истории его создания он также рассказывает в своей статье.
  4. Несмотря на различный подход к творчеству в целом и к литературе в частности, Есенина роднило с Маяковским желание утвердить свою неповторимость и уникальность, а также бунтарский дух.
  5. Последняя встреча с Есениным сильно потрясла Маяковского – как по его собственным воспоминаниям, так и по воспоминаниям его знакомых. Есенин был страшно пьян, едва держался на ногах, и Маяковский твердо решил «спасать» коллегу. Не успел – эта встреча произошла незадолго до самоубийства Сергея Александровича.

Воспоминания Маяковского о есенине. Текст книги «

Е. А. УСТИНОВАЧЕТЫРЕ ДНЯ СЕРГЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА ЕСЕНИНА

Елизавета Алексеевна Устинова – жена писателя и журналиста Г. Ф. Устинова, с которым Есенин познакомился и подружился в конце 1918 года. В начале 1919 года они некоторое время жили вместе в гостинице «Люкс», где находилось тогда общежитие Наркомата внутренних дел. Г. Ф. Устинов работал в то время в Центропечати и помогал поэту в распространении его книг. В январе-феврале 1919 года он входил в редколлегию газеты «Советская страна», в четырех вышедших номерах которой был напечатан ряд произведений Есенина. С середины 1925 года Устиновы жили в Ленинграде, и поэт бывал у них в свои приезды в этот город в ноябре и декабре.

Воспоминания были впервые опубликованы в сб. Воспоминания, 1926, по тексту которого печатаются и датируются в наст. изд.

1Есенин был в Ленинграде 3–6 ноября 1925 г. Г. Ф. Устинов вспоминал: «В ноябре Есенин был в Ленинграде. Долго, целый вечер просидел у меня в „Англетере“, трезвый и необыкновенно смирный. Он мне показался тем Есениным, которого я знал в 1919 году. Есенин читал свои новые стихотворения, в том числе „Черного человека“. Эта поэма была еще не отработана, некоторые места он мычал про себя, как бы стараясь только сохранить ритм, и говорил, что над этой поэмой работает больше двух лет» (Воспоминания, 1926, с. 160).

2Разговор о романе передает и Г. Ф. Устинов, относя его, правда, не к декабрю месяцу, а к лету 1925 г.: «Летом, например, он говорил мне, что работает над большим романом, который вчерне уже закончен. Первая часть романа, по его словам, была уже отделана совсем, и он собирался сдать ее в „Красную новь“. Но, как потом оказалось, никакого романа Есенин не писал…» (Воспоминания, 1926, с. 160–161).

В. В. МАЯКОВСКИЙИЗ СТАТЬИ «КАК ДЕЛАТЬ СТИХИ?»

Первая встреча Владимира Владимировича Маяковского (1893–1930) с Есениным произошла в конце 1915-го – начале 1916 года в Петрограде. В. В. Каменский вспоминал:

«Однажды на званом ужине у Федора Сологуба, после выступления Маяковского, хозяин попросил прочитать свои стихи белокурого паренька, приехавшего будто бы только сейчас из деревни.

И вот на середину зала вышел деревенский кудрявый парень, похожий на нестеровского пастушка, в смазных сапогах, в расшитой узорами рубахе, с пунцовым поясом.

Это был Сергей Есенин.

Слегка нараспев, крестьянским, избяным голосом он прочитал несколько маленьких стихотворений о полях, о березках.

Прочитал хорошо, скромно улыбаясь.

А когда стали просить еще, заявил:

– Где уж нам, деревенским, схватываться с городскими Маяковскими. У них и одежда, и щиблеты модные, и голос трубный, а мы ведь тихенькие, смиренные.

– Да ты не ломайся, парень, – пробасил Маяковский, – не ломайся, миленок, тогда и у тебя будут модные щиблеты, помада в кармане и галстук с аршин» (Каменский В. Жизнь с Маяковским. М., 1940, с. 174–175).

Поначалу их встречи на различных литературных вечерах были относительно редкими и не становились «литературной злобой дня». Однако ко времени возникновения объединения имажинистов положение изменилось. Полемические выпады Есенина и Маяковского друг против друга заметно участились. В памяти современников сохранилось немало отрицательных суждений Есенина о Маяковском. Их столкновения на литературных диспутах (особенно резкие и бескомпромиссные в 1919–1921 гг.) надолго запомнились всем присутствовавшим. Есенин не только не скрывал, но как бы нарочно подчеркивал свою неприязнь к поэзии Маяковского. В «Железном Миргороде» он писал, например: «Мать честная! До чего бездарны поэмы Маяковского об Америке!» (V, 144). В основе всех этих взаимных выпадов лежала групповая литературная борьба. Такие имажинисты, как В. Г. Шершеневич и А. Б. Мариенгоф, не могли, разумеется, принять яркой гражданственности поэзии В. В. Маяковского, его борьбы за революционное искусство. Уязвленные революционным пафосом его поэзии, тем, что на этом фоне особенно ничтожными выглядели их псевдорадикальные «дерзновения», они всячески стремились разжечь литературные скандалы вокруг В. В. Маяковского и втягивали в эту борьбу Есенина.

Анализ стихотворения «Исповедь самоубийцы» Есенина

Несмотря на жуткое и даже пророческое название, стихотворение «Исповедь самоубийцы», законченное Есениным в 1915 году – это отнюдь не предсмертная записка, изложенная в стихотворной форме. В этом произведении поэт излагает свои впечатления от переезда в Петербург. Этот переезд он сравнивает с духовным самоубийством.

«Исповедь самоубийцы» по своей мрачной стилистике сильно выделяется среди других стихотворений того времени, наполненных радостью и весельем. Есенин в этих строках ставит крест на своем прошлом, он понимает, что ради новой жизни ему придется оторваться от привычного уклада в провинциальном селе Константиново. Причем, эти перемены будут не только внешними, связанными с бытом, но и внутренними, ему придется внутренне переродиться. В столицу он перебирается в поисках признания и славы, ведь дома его поэтический талант никому не нужен и неинтересен.

Впоследствии он будет сильно жалеть об этих переменах. Есенин подчеркивает: «И то, чем жил, и что любил, я сам безумно отравил». Ему противны эти изменения, он пишет: «И пусть живут рабы страстей – противна страсть душе моей». В этом стихотворении он символически прощается с матерью, которая символизирует не только родившую его женщину, но и всю малую родину. Он просит не оплакивать его грешную душу.

«Исповедь самоубийцы» пронизано грустью и печалью. Само название говорит о том, что лирический герой встал на очень опасный, крамольный с точки зрения любого христианина, путь. Но, вместе с тем, в нем присутствует другая традиционная христианская идея: идея необходимости до конца нести свой крест, идея смирения. Об этом свидетельствует образ кубка, который герой «выпил до дна». Этот образ олицетворяет собой также и праздность, в которую поэт окунулся, оказавшись среди столичной богемы. Герой прекрасно понимает, что ему не видать прощения. Но также он понимает свою греховность. Он видит, в каком мире живет и его наполняет облегчение от осознания, что скоро все это закончится.

Начинается и заканчивается стихотворение с обращения к матери. Первая часть стихотворения была написана в 1912 году под впечатлением от столичной жизни, но осознание грядущих перемен настигло поэта уже тогда. Концовка же сложилась только в 1915, и в ней четко видно, что мнения своего Есенин за прошедшее время не изменил.

Последние строки сильно отличаются от привычной формы стихотворения. Это двустишье, оформленное в три строки, было, как будто, не законченно. Словно, речь героя обрывается на полуслове. Такая концовка прекрасно иллюстрирует путь человека, вставшего на путь самоубийства.

Маяковский есенину. Почему Есенин и Маяковский терпеть не могли друг друга

Что могло объединять последнего лирика деревни и первого поэта революции? Ничего, кроме общего рода занятий. Но литературные направления их творчества тоже категорически не совпадали.

Имажинисты, к которым себя относил Есенин, использовали новые литературные приемы и создавали образы, меняя традиционные значения слов. «Пускай ты выпита другим»… «Твоих волос стеклянный дым»…

Впрочем, это были цветочки по сравнению с экспериментами авангардистов и футуристов, в рядах которых состоял Маяковский.

Он и его единомышленники перевернули с ног на голову и язык, и стихотворную форму. Их, так называемое, словотворчество не просто эпатировало, а призывало сбросить с парохода современности Пушкина, Достоевского, Толстого и других классиков со всеми их лингвистическими «древностями».

Разумеется, два писателя-антагониста отрицали друг друга во всем — от внешности до творческих убеждений.

При первой встрече есенинский облик показался Маяковскому бутафорским. Тот был в лаптях и вышитой рубахе, что в городской квартире смотрелось очень неестественно и комично. Если говорить дословно — опереточно.

Даже голос Есенина показался ему таким, каким, возможно, могло бы говорить лампадочное масло. Маяковский сыпал «комплиментами» вроде «корова в перчатках лаечных», «балалаечник», «звонкий забулдыга подмастерье» и другими.

Есенин тоже не любил Маяковского. Но уж как-то очень нарочито. Так ненавидят, когда в душе испытывают к объекту симпатию.

Сергей Александрович рвал книги Владимира Владимировича, но, тем не менее, читал их, чтобы при случае заявить, насколько же бездарны у оппонента стихи. «Разве это поэзия? Никакого порядку нет». Есенин считал себя поэтом, а у его визави, как он говорил, «непонятная профессия».

Расхождения между двумя поэтами были, в том числе, идеологическими. А как иначе — революция уже перепахала сознание и того, и другого. Маяковский — воплощение исторического материализма. Голос пролетариев. Рупор страны Советов. Апологет революционной борьбы и классовости. Он готов был «к штыку приравнять перо».

И Есенин. Деревенщина. Соломенная Русь. Идеалист. По-русски широкий, с душой нараспашку, с пьяными загулами и хулиганством в «истории болезни». Он не собирался менять страну, которая пахнет яблоком и медом, и где «у низеньких околиц звонно чахнут тополя», на какой-то там рай. «Не надо рая, дайте Родину мою».

Современники с удовольствием наблюдали за словесным пинг-понгом двух талантов.

Есенин: «Сколько бы ни куражился Маяковский, близок час гибели его газетных стихов. Таков поэтический закон судьбы агитез!».

Маяковский: «А каков закон судьбы ваших “кобылез”?»

Есенин: «Моя кобыла рязанская, русская. А у вас облако в штанах»…

Комплименты для оппонентов

Однако, несмотря на внешнюю неприязнь, как два по-настоящему одаренных человека, Есенин и Маяковский понимали, что они равные, достойные друг друга соперники.

Поэт-футурист писал, что он с удовольствием наблюдал за эволюцией Есенина, и отмечал, что у поэта-имажениста стали попадаться стихи, которые не могли не нравиться, а также признавал, что он «чертовски талантлив».

Более того, в Риге в разговоре с журналистами Маяковский заявил, что из всех соратников Есенина по литературному течению, останется только он.

Один из современников двух поэтов рассказывал об отношении Есенина к Маяковскому так: «С Сергеем я не раз говорил о Маяковском и должен сказать, что он прекрасно понимал силу его таланта». Но «поэт-деревенщина» выражался проще: «Маяковского не выкинешь. Ляжет в литературе бревном, и многие об него споткнутся».

Когда Маяковский узнал о самоубийстве Есенина, он посвятил ему стихотворение, предупредив читателей, что оно не является очередной насмешкой и продолжением их прижизненного спора.

Маяковский делился со своим окружением, что ожидал такого конца Есенина, потому что накануне встретил его, опухшего от пьянства, в окружении, как ему показалось, черных людей, и совершенно потерянного.

Тем не менее, по-человечески Маяковский был огорчен, понимая, что русская литература потеряла одного из лучших своих представителей. Но поэт и подумать не мог, что спустя почти пять лет он повторит судьбу своего «заклятого врага».

«Сергею Есенину», анализ стихотворения Маяковского

Трудно себе представить, что Федор Иванович Тютчев посвящал бы стихи Афанасию Фету. а Михаил Лермонтов – Александру Сергеевичу Пушкину. А вот среди поэтов ХХ столетия посвящения друг другу были довольно часты. Марина Цветаева написала в свое время стихи Ахматовой. Блоку. Пастернаку. Владимир Маяковский вступил в своеобразный диалог со временем, посвятив свое «Юбилейное» Александру Пушкину.

Но были и другие поводы для посвящения. Когда Маяковский узнал о самоубийстве Сергея Есенина. то был просто потрясен этим фактом. Он долго не мог начать свое посвящение, несколько раз переделывал начало. В своей статье «Как делать стихи?» Маковский напишет потом, что знал Есенина больше десяти лет, что при первом знакомстве он показался ему «опереточным, бутафорским». Далее Владимир Владимирович отмечал, потом он, дескать, совершил «эволюцию от имажинизма к ВАППу». Оценивая смерть, он признавался: «Конец Есенина огорчил, огорчил обыкновенно, по-человечески. Но сразу этот конец показался совершенно естественным и логичным».

Движимый этими невеселыми чувствами, весной 1926 года Маяковский написал свое стихотворение «Сергею Есенину». об анализе которого и пойдет речь далее. Начинается стихотворения как разговор с другом:

Вы ушли, как говорится, в мир иной…

Конечно, с оговоркой – «как говорится» — ведь ярый атеист Маяковский не мог верить в загробную жизнь. Так же необычно звучит и следующая сентенция:

Пустота. Летите, в звезды врезываясь.

А «ни тебе аванса, ни пивной. Трезвость» воспринимается как насмешка, ведь последнее воспоминание Маяковского об этом поэте связано именно с его нетрезвым состоянием («от него несло спиртным перегаром»), после чего Маяковский, еле узнав Сергея, сказал друзьям, что за него «надо взяться». Дальше звучат резкие слова в адрес самоубийцы: поэт очень неприглядно изображает результат смерти — «… собственных костей качаете мешок». Возникает ощущение, что Маяковский, как когда-то Евгений Базаров в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети», боялся «рассыропиться». Поэтому и задает резкие вопросы: «Почему? Зачем?» и как будто призывает: «Прекратите! Бросьте! Вы в своем уме…» .

Однако на самом деле стихотворение написано, как ни странно, в свойственной Маяковскому оптимистической и жизнеутверждающей манере. Пожалев, что у народа умер «звонкий забулдыга подмастерье». герой стихотворения возмущается тем, что Есенину «памятник еще не слит, а к решеткам памяти уже понанесли посвящений и воспоминаний дрянь». что имя русского поэта «в платочки рассоплено» .

В итоге он, в стиле многих героев его поэзии, предлагает «жизнь сначала переделать, а переделав – воспевать». По сути, как и в стихотворении про товарища Нетте, рассуждение о смерти знакомого человека становится поводом для размышлений о жизни каждого, о поэзии, о роли поэта в современном обществе. Вот и здесь: герой уверен, что «слово – полководец человечьей силы». А когда эта сила теряет свое направление, когда поэт не знает, куда ее можно применить, она может обернуться и против самого поэта. Именно в этом видит Маяковский причину самоубийства Сергея Александровича: почувствовав ненужность патриархальной поэзии, Есенин не может «задрав штаны, бежать за комсомолом». а значит, и жить ему больше незачем, ведь его поэзия «здесь больше не нужна». и сам он больше «никому не нужен» .

А поэзия Маяковского живет устремлением в будущее, поэтому главный упрек к Есенину заключается в том, что тот своей смертью порвал с будущим. Не случайно в статье «Как делать стихи?» пролетарский поэт сформулирует «целевую установку» данного стихотворения следующим образом: «выставить вместо легкой красивости смерти другую красоту, так как все силы нужны рабочему человечеству для начатой революции, и оно требует, чтобы мы славили радость жизни, веселье труднейшего марша в коммунизм».

Вот именно эта идея о борьбе за свое счастье и звучит в финале:

Надо вырвать радость у грядущих дней.

Через четыре года, уставший от потерь и разочарований, Владимир Маяковский совершит тот же трагический шаг, добровольно уйдя из жизни и навсегда оборвав связь со своим будущим. Но пока с изрядной долей самоуверенности «агитатор, горлан, бунтарь» пишет:

В этой жизни помереть не трудно.Сделать жизнь значительно трудней.

Цветаева Есенин и Маяковский. 5 великих историй любви, которые плохо закончились

Сергей Есенин, Владимир Маяковский, Анна Ахматова, Марина Цветаева и Александр Блок — у этих звезд Серебряного века случились настоящие поэтические романы: с красивой завязкой, яркой кульминацией и грустным финалом.

Мелодрама, трагедия или просто настоящая любовь — назвать такие отношения можно по-разному, но их объединяет лишь одно: яркое чувство, интересные герои и печальный финал.

Вот 5 реальных историй, которые сложно было бы придумать

1. Марина Цветаева и Сергей Эфрон

Их венчание состоялось в 1912 году. Ему 18, а ей 19. Он — гимназист и писатель рассказов, который к столь юному возрасту уже имеет четкие политические убеждения и ведет подпольную деятельность. А она — уже известная поэтесса и романтичная, страстная натура. Возможно поэтому, пока Сергей боролся с революционными силами за рубежом, Марина влюбилась в Софью Парнок. Для нее любить «только мужчин», так же как и «только женщин», было слишком скучно.

У них, как в сказке, было трое детей. Но, к сожалению, эта сказка имела трагический финал. Они умерли в одном году: Марина Цветаева покончила с собой, а Сергей Эфрон был расстрелян на спецобъекте НКВД. Предварительно его пытали и требовали дать показания против жены, но он не стал свидетельствовать против нее.

2. Сергей Есенин и Айседора Дункан

Их первая встреча состоялась в 1921 году, когда раскрепощенная американская танцовщица приехала в Москву для того чтобы давать концерты и обучать детей хореографии. На Айседору было сложно не обратить внимания: независимая и талантливая, она притягивала зрителей как магнит. Описал встречу Есенина и Дункан журналист Илья Шнейдер: «Мы подошли к Айседоре. Она полулежала на софе. Есенин стоял возле нее на коленях, она гладила его по волосам, скандируя по-русски: «За-ла-тая га-ла-ва…». Так они «проговорили» весь вечер на разных языках буквально, но, кажется, вполне понимая друг друга».

В это даже не верится, но они были вместе всего два года. Правда, их роман был наполнен истинной страстью. Ушли они вслед друг за другом: Сергей покончил жизнь самоубийством, а Айседора погибла: ее задушил собственный шарф, который попал под колеса автомобиля.

3. Александр Блок и Любовь Менделеева

Александр и Любовь встречались на даче Менделеевых. Ее отец был великим химиком, а его дед — ректором университета в Санкт-Петербурге. Вместе они участвовали в спектаклях по пьесам Шекспира. Он играл Гамлета, а она, как и полагается, прекрасную Офелию с длинными локонами. Казалось, что страстный поэт будет хорошим мужем, но на деле вышло наоборот и брак продлился недолго.

Для Александра Блока Любовь так и оставалась Прекрасной Дамой, никак не связанной в воображении поэта с плотскими утехами. Он оставлял ее одну, а сам влюблялся в неидеальных девушек, с которыми крутил романы. В результате они стали друзьями, но не любовниками. После смерти Блока Менделеева носила траур до конца жизни и больше не вышла замуж.

4. Анна Ахматова и Николай Гумилев

Это история о настойчивости кавалера и об умении ухаживать, несмотря на отказы со стороны дамы. Так и поступал Николай, несмотря на то, что Анна не единожды отказывала ему. Однажды он отчаялся окончательно и даже подумывал о самоубийстве, но все же она сказала «да». В результате они, оба известные, независимые и горделивые, стали жить вместе. Этот брак нельзя назвать классическим: Николай путешествовал по африканскому континенту, а Анна занималась творчеством, недолюбливая увлечения мужа.

Правда, было у этих людей и нечто общее, и это — нелюбовь к ним со стороны советской власти. В 1921 году семейная жизнь прервалась: Николая расстреляли за антигосударственную деятельность. А общий сын поэтов — Лев — расплачивался за родство: он провел в заключении более 10 лет по сфабрикованным обвинениям.

5. Владимир Маяковский и Лиля Брик

Маяковский влюбился в Лилю с первого взгляда. И, несмотря на то, что до этого он встречался с ее сестрой Эльзой, моментально покинул ее ради новой любви. И Лиля ответила взаимностью, ведь Владимир был самобытным, оригинальным и привлекательным мужчиной с большим поэтическим даром. Он посвятил ей поэму «Облако в штанах» и прочитал ее гостям Брик. Этот жест произвел должное впечатление и Лиля не смогла остаться равнодушной. Правда, она была замужем, но это не меняло дела: Лиля, ее муж — Осип, и Владимир стали жить втроем.

В результате получилось неплохое трио: Владимир посвящал стихи Лиле, а Осип публиковал их большими тиражами. Роман Маяковского и Брик длился 15 лет, а потом оборвался после внезапного самоубийства поэта. Это случилось в 1930 году. Лиле он оставил предсмертную записку, в которой попросил любить его, и завещал все свои творения Брикам.

Вы здесь

Главная » Литература » Причина смерти Маяковского и Есенина.

04
дек
2010

Причина смерти Маяковского и Есенина.

Причина смерти Маяковского и Есенина
Мы помним, чего стоила Маяковскому его преданность делу революции. Выстрел в сердце поставил точку над решением всех проблем. А ведь незадолго до этого были написаны стихи «Сергею Есенину», в которых поэт с горечью от утраты сказал:
В этой жизни
помереть
не трудно.
Сделать жизнь
значительно трудней.

Есть какая-то трагическая связь между смертями двух больших русских поэтов. Оба любили, сопротивлялись жизненным обстоятельствам, творили, оба покончили жизнь самоубийством. Почему? Что их заставило принять такое решение?

Причинами самоубийства Маяковского считают следующие: неразделенная любовь, проигнорированная правительством авторская выставка «20 лет работы», одиночество, болезнь горла. Всё это, по официальной версии, привело к добровольному уходу из жизни. Неубедительно. Если бы все уходили из жизни по этим причинам, тогда бы весь мир уже давно превратился в кладбище. У кого горло не болело? Кто не чувствует себя одиноким? Чьи трудовые заслуги высоко оценены? Вряд ли найдется человек, который на все вопросы ответит положительно. Нет, причина кроется в чем-то другом. В том, без чего человек не мыслит своей жизни. В чём же? Попытаемся разобраться.

О смерти Есенина до сих пор ходит множество слухов. В последнем биографическом фильме о поэте с Сергеем Безруковым в главной роли выдвигается версия, что убийство было выполнено по приказу НКВД. Создание подобного многосерийного детектива – дань моде и спросу потребителя. Упадочнический поэт, «московский озорной гуляка», хулиган Сергей Есенин якобы мешал строительству социализма. Думаю, версия ошибочная, и у этой смерти другая причина, которую надо искать в стихах самих поэтов.

Для того чтобы отыскать её, нужно проникнуться творчеством поэтов, понять, чем они жили и дышали и без чего не представляли своей жизни.
Маяковский – пламенный трибун, оратор, агитатор революции:
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!
Клятвой в любви к Родине звучат его слова: «Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза!» Верой в светлое будущее страны проникнуты строки:
Я знаю –
город
будет,
я знаю –
саду
цвесть,
когда
такие люди
в стране
в Советской
есть!
И эти: «Отечество славлю, которое есть, но трижды – которое будет!»

Совсем другие интонации звучат в творчестве Есенина, певца рязанских просторов:
Тебе одной плету венок,
Цветами сыплю стежку серую.
О Русь, покойный уголок,
Тебя люблю, тебе и верую.

Интонации другие, а суть – одна: Родина, Россия. Только веруют в нее поэты по-разному.
Маяковский – за новую Россию, Есенин – за Русь уходящую. О разном поют? Вовсе нет. Боль у них общая – судьба России, любовь к ней, искренняя, до боли в сердце, до невозможности жить с неразделённой любовью. Если человек любит всеми силами своей души, как могут любить поэты, то жизнь без любви для них ничего не стоит. Офелия бросилась в озеро из-за неразделённой любви, а не потому, что Гамлет убил её отца Полония и брата Лаэрта. Как это ни прискорбно звучит, но смерть родных она бы пережила, а вот без любви Гамлета не видела смысла жить. Так и Маяковский с Есениным любили Россию, но … Глашатай революции разочаровался в сталинских «свершениях», понял, что его Россию губят, а он не в силах её спасти. Понял, что обмануты надежды, что нет и не будет той Родины, о которой мечтал в стихах. Выход был найден один – выстрел в сердце.

Есенин тоже потерял любимую Русь:
Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты – в ризах образа…
Не видать конца и края –
Только синь сосет глаза.
Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!» —
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою»

Поэт не понимал и не принимал социалистического строительства с его индустриализацией и электрификацией, чувствовал себя лишним и ненужным в «буднях великих строек». Его Русь уходила от него. А как жить без неё? Без любимой – хоть в петлю! Вот вам и вся разгадка причины смерти.
Маяковский и Есенин – такие разные… А любовь у них – одна: Родина, Россия. От невозможности жить без неё, от осознания того, что над ней глумятся, что она уже потеряна, что не в силах что-либо изменить в сложившихся обстоятельствах, поэты приняли решение уйти из жизни. Только смерть могла унять их невыносимую боль за Отечество, спасти от одиночества и отчаяния.

Анализ стихотворения «Ночь» Маяковского

В. Маяковский вошел в историю в качестве яркого представителя и одного из основателей футуризма. Это литературное течение провозглашало полный отказ от поэтических канонов и классических образцов. Главной ценностью произведения объявлялась его насыщенность необычными и яркими образами. Даже смысловое содержание отодвигалось на задний план. Ярким примером такого подхода к поэзии является стихотворение «Ночь» (1912 г.).

В произведении на первое место выходит игра слов. Неискушенному читателю оно представляется абсолютно бессмысленным. Да и попытка проникнуть через нагромождение образов становится нелегкой задачей. Маяковский не стремился к тому, чтобы у читателя сложилось какое-то определенное мнение. Каждый может дать волю своему воображению и по-своему понять автора. С уверенностью можно выделить лишь образы ночного города и человеческой толпы.

Сам Маяковский не раскрывал смысла своего стихотворения. На сегодняшний день наиболее распространенным является мнение, что поэт описал ночной игорный дом. Он испытывал к буржуазному обществу огромную ненависть и презрение и не скрывал своих чувств. Ночная жизнь в то время, да и всегда, была связана с порочными увеселениями богатых слоев, проматывающих целые состояния. Это возмущало Маяковского до глубины души.

В произведении чувствуется негативная оценка автора. Эпитеты «багровый» и «белый» могут относиться к закату и дню. Наступившая ночь «отбросила и скомкала» их. «Зеленый» — традиционный цвет сукна на игорном столе. Далее следует более или менее ясный образ ночного дома с освещенными в темноте окнами («желтые карты»).

Во второй строфе стиха, возможно, Маяковский изображает погрузившийся в сон город. Здания оделись в «синие тоги». Но в это время просыпается другая жизнь. «Бегущие» — собирающиеся вокруг игорного дома люди. «Браслеты» — тяга к азартной игре, которая приковывает людей к себе.

Толпа, напоминающая «пестрошерстную быструю кошку», стремится урвать свою долю из предстоящего развлечения («смеха отлитого кома»). Поэт случайно попадает в это людское сборище и пытается из него вырваться («улыбку протиснул»). «Удары в жесть» могут символизировать ночной музыкальный ансамбль в ресторане, а «арапы» — музыкантов, исполняющих экзотические мелодии.

Стихотворение «Ночь» не может быть истолковано однозначно. Чистый футуризм так и не получил широкого распространения. Сам Маяковский уже в скором времени стал уделять больше внимания смыслу своих произведений.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий