Творчество и биография осипа мандельштама

О запоминании стихов

Фрагмент групповой фотографии. Осип и Надежда Мандельштам перед отъездом из Воронежа. 1937 год

Не только прозаический «Шум времени», но и большинство стихотворений позднего Мандельштама были записаны Надеждой Яковлевной под его диктовку. После этого поэт просматривал их и иногда вносил поправки. А некоторые мандельштамовские тексты, например его крамольную «Четвертую прозу» (1929–1930), Надежда Яковлевна выучила наизусть, поскольку хранить записанный текст дома Мандельштамы не решались.

С февраля 1939 года Надежда Яковлевна была уже твердо уверена в том, что Мандельштам умер в лагере. Отныне едва ли не единственным смыслом ее существования стало сбережение неопубликованных произведений мужа. Михаил Поливанов  Михаил Константинович Поливанов (1930–1992) — физик, один из участников (под псевдонимом А. Б.) изданного Солжени­цыным сборника «Из-под глыб», автор воспоминаний о Надежде Мандельштам. вспоминал: «Стихи и прозу она твердила наизусть, не доверяя своим тайным хранениям, а некоторые — как стихотворение о Сталине, но не только его — не смея даже записать»  М. К. Поливанов. Предисловие // Н. Я. Мандельштам. Вторая книга. М., 1990.. Поэтому не должны удивлять панические строки из письма Надежды Яковлевны к близкому другу семьи Борису Кузину от 14 января 1940 года: «Борис, я начинаю забывать стихи. Последние дни я их как раз вспоминала. Очень мучительно. А некото­рых я не могу вспомнить. И счет не сходится — нескольких просто не хватает — выпали»  Б. С. Кузин. Воспоминания. Произведения. Переписка. Надежда Мандельштам. 192 письма к Б. С. Кузину. СПб., 1999..

Только после издания в 1964 году двух томов американского собрания сочинений Мандельштама под редакцией Глеба Струве и Бориса Филиппова Надежда Яковлевна смогла вздохнуть относительно спокойно. Казавшаяся ей почти безнадежной миссия была вопреки всему выполнена — поздние мандельштамовские произведения обрели наконец читателя, и с этим уже никто ничего и никогда не смог бы поделать.

Работа в «Московском комсомольце»

Вам интересно, чем продолжился жизненный путь такого поэта, как Мандельштам? Биография по датам плавно подошла к 1930-м годам в его жизни и творчестве. Н. Бухарин, покровитель Осипа Эмильевича во властных кругах, устроил его на рубеже 1920-30-х годов в газету «Московский комсомолец» корректором. Это дало поэту и его жене хотя бы минимальные средства к существованию. Но Мандельштам отказался принять «правила игры» советских писателей, которые обслуживали режим. Его крайняя порывистость и эмоциональность сильно осложнили отношения Мандельштама с коллегами по цеху. Он оказался в центре скандала — поэта обвинили в переводческом плагиате. Для того чтобы уберечь Осипа Эмильевича от последствий этого скандала, в 1930 году Бухарин организовал для поэта поездку в Армению, которая произвела на него большое впечатление, а также отразилась в его творчестве. В новых стихах уже явственнее слышится безысходный страх и последнее мужественное отчаяние. Если Мандельштам в прозе пытался уйти от нависшей над ним грозы, то сейчас он окончательно принял свою долю.

Начало научной деятельности

Учился в этом университете Леонид Мандельштам недолго. В 1898 году начинаются волнения студентов и он активно включается в эти процессы. Это приводит к тому, что его арестовывают, а впоследствии и исключают из Университета. Однако он не стал прерывать свои стремления к познаниям. В этом же году уехал из России и поступил в университет города Страсбурга. Там продолжил изучать физику и математику. Уже в период обучения зарекомендовал себя как отличный докладчик и популяризатор знаний. Дон делал доклады на разнообразных физических и математических собраниях. Участвовал в опытах немецкого физика, впоследствии Нобелевского лауреата, Карла Брауна.

В 1907 году Мандельштам, которому исполнилось 28 лет, стал приват-доцентом. Его исследования по проблемам рассеяния света были признаны специалистами настолько высоко, что их ставили вместе с трудами гениальных ученых того периода. В 1913 году он уже профессор этого Университета и преподаватель физики.

«Очень резкое сочинение»

Осенью того же года появилось одно из самых известных сегодня стихотворений Мандельштама — «Мы живем, под собою не чуя страны…». Он прочитал его примерно пятнадцати знакомым. Борису Пастернаку принадлежат слова: «То, что Вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но факт самоубийства, которого я не одобряю и в котором не хочу принимать участия».

Поэт уничтожил бумажные записи этого стихотворения, а его жена и друг семьи Эмма Герштейн выучили его наизусть. Герштейн позже вспоминала: «Утром неожиданно ко мне пришла Надя , можно сказать влетела. Она заговорила отрывисто. «Ося написал очень резкое сочинение. Его нельзя записать. Никто, кроме меня, его не знает. Нужно, чтобы еще кто-нибудь его запомнил. Это будете вы. Мы умрем, а вы передадите его потом людям».

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина
И широкая грудь осетина.

На Мандельштама донесли. Сначала его выслали в Чердынь-на-Каме. Позже — благодаря заступничеству Николая Бухарина и некоторых поэтов — Мандельштам с женой смогли переехать в Воронеж. Здесь он работал в журналах, газетах, театрах, писал стихи. Позже они были опубликованы в сборниках «Воронежские тетради». Заработанных денег катастрофически не хватало, но друзья и родственники поддерживали семью.

Когда срок ссылки закончился и Мандельштамы переехали в Калинин, поэта вновь арестовали. Его приговорили к пяти годам лагерей за контрреволюционную деятельность и отправили этапом на Дальний Восток. В 1938 году Осип Мандельштам умер, по одной из версий, в больничном лагерном бараке недалеко от Владивостока. Причина его смерти и место захоронения доподлинно неизвестны.

Произведения Осипа Мандельштама были запрещены в СССР еще 20 лет. После смерти Сталина поэта реабилитировали по одному из дел, а в 1987 году — по второму. Его стихи, прозу, мемуары сохранила Надежда Мандельштам. Что-то она возила с собой в «рукописном чемодане», что-то держала только в памяти. В 1970–80-х годах Надежда Мандельштам опубликовала несколько книг-воспоминаний о поэте.

Адреса в Москве

  • Театральная пл., гостиница «Метрополь» (в 1918 — «2-ой Дом Советов»). В номер 253 не позднее июня 1918, по переезду в Москву, О. Э. поселился в качестве работника Наркомпроса.
  • Остоженка , 53. Бывший «Катковский лицей» . В 1918-1919 гг. здесь размещался Наркомпрос, где работал О. Э.
  • Тверской бульвар , 25. Дом Герцена. О. Э. и Н. Я. жили здесь в левом флигеле с 1922 по август 1923, а затем в правом флигеле с января 1932 по октябрь-ноябрь 1933.
  • Савельевский пер., 9 (бывший Савеловский. С 1990 — Пожарский пер.). Квартира Е. Я. Хазина, брата Надежды Яковлевны. О. Э. и Н. Я. жили здесь в октябре 1923 г.
  • Б. Якиманка 45, кв.8. Дом не сохранился. Здесь Мандельштамы снимали комнату в конце 1923 — в первой половине 1924 гг.
  • Профсоюзная , 123А. Санаторий ЦЕКУБУ (Центральная комиссия по улучшению быта ученых). Санаторий существует поныне. Мандельштамы здесь жили дважды — в 1928 и в 1932 гг.
  • Кропоткинская наб., 5. Общежитие ЦЕКУБУ. Дом не сохранился. Весной 1929 г. О. Э. жил здесь (здание упомянуто в «Четвертой прозе»).
  • М.Бронная , 18/13. С осени 1929 по начало 1930 (?) О. Э. и Н. Я. жили в квартире «ИТРовского работника» (Э. Г. Герштейн)
  • Тверская , 5 (по старой нумерации — 15). Ныне в этом здании — театр им. М. Н. Ермоловой . Редакции газет «Московский комсомолец» , «Пятидневка», «Вечерняя Москва» где работал О. Э.
  • Щипок, 6-8. О. Э. и Н. Я. жили в служебной квартире отца Э. Г. Герштейн . Данных о сохранности дома нет.
  • Старосадский пер . 10, кв.3. Комната А. Э. Мандельштама в коммунальной квартире. В конце 1920-х, начале 1930-х Мандельштамы часто жили и бывали здесь.
  • Лаврушинский пер. 17, кв.47. Квартира В. Б. и В. Г. Шкловских в «писательском доме». В 1937-1938 гг. О. Э. и Н. Я. всегда находили здесь приют и помощь. По этому адресу Н. Я. была вновь прописана в Москве в 1965 г.
  • Русановский пер.4, кв. 1. Дом не сохранился. Квартира писателя Ивича-Бренштейна, давшего приют О.Мандельштаму после Воронежской ссылки.
  • Нащокинский пер. 3-5, кв.26 (бывшая ул. Фурманова). Дом не сохранился. На торцевой стене соседнего дома остался след его крыши. Первая и последняя собственная квартира О.Мандельштама в Москве. Мандельштамы въехали в неё, вероятно, осенью 1933. Видимо, здесь же были написаны «Мы живем, под собою не чуя страны…». Здесь же в мае 1934 О. Э. был арестован.
  • Новослободская 45. Бутырская тюрьма . Ныне — Следственный изолятор (СИЗО) № 2. Здесь в течение месяца содержался О. Э. в 1938 г.
  • Лубянская пл. Здание ВЧК-ОГПУ-НКВД. Ныне здание ФСБ РФ. Во время своих арестов в 1934 и в 1938 гг. О. Э. содержался здесь.
  • Черемушкинская ул. 14, корп.1, кв.4. Московская квартира Н. Я., где, начиная с 1965 г., она проживала последние годы жизни.
  • Рябиновая ул. Кунцевское кладбище. Старая часть. Участок 3, захоронение 31-43. Могила Н. Я. и кенотаф (памятный камень) О. Э. Сюда привезена и захоронена земля, извлеченная из братской могилы заключенных лагеря «Вторая речка».

Приведено по карте «Прогулка по Мандельштамовской Москве». Составители — Л.Видгоф и

Оно, должно быть, сохранилось в стихах, содержащих так много подпольных сообщений, хотя массовая культура была необузданной, и именно по этой причине она все еще присутствует сегодня и жива. Ничего нельзя сравнить с временем Мандельштама, когда его поэзия развернулась, эпоха, которую Ральф Дютли описывает как «поразительно изуродованный голым ужасом»,, не зная об этом, поэт протирает плечи несколькими палачами, как будто тезис Лео Штрауса был проверен с самыми зверскими свидетельствами, как будто светлая поэзия Мандельштама, поющая средиземноморскую и иудео-христианскую культуру, женщины, которые были такими драгоценными хранителями искусства поэта, укоренились в жалких жизнях, которые страдали от беспокойства, чтобы прокормить себя, иметь крышу на ночь, чтобы жить на нескольких скромных работах, для которых Мандельштам будет раскрываться почти систематически неспособным, а не падать точно, о состоянии поэта, который является хранителем слов и того, что они передают на протяжении веков.

Детство и юность

Осип Мандельштам, родился 3 (15) января 1891 года, в Варшаве в еверйской семье. Его отец был успешным торговцем кожгалантереей, а мать-учителем игры на фортепиано. Родители  Мандельштама были евреями, но не очень сильно религиозными. На родине Мандельштама обучали воспитатели и гувернантки. Ребенок посещал престижную школу Тенишева (1900-07) и затем ездил в Париж (1907-08) и Германию (1908-10), где изучал французскую литературу в Гейдельбергском университете (1909-10). В 1911-17 гг. он изучал философию в Санкт-Петербургском университете, но не окончил его. Мандельштам был членом «Гильдии поэтов» с 1911 года и лично поддерживал тесные связи с Анной Ахматовой и Николаем Гумилевым. Его первые стихи появились в 1910 году в журнале Apollon.

Как поэт Мандельштам получил известность благодаря сборнику «Камень», который появился в 1913 году. Тематика варьировалась от музыки до таких триумфов культуры, как Римская классическая архитектура и византийский собор Святой Софии в Константинополе. За ним последовала «ТРИСТИЯ» (1922), которая подтвердила его положение как поэта, и «стихотворения» 1921-25, (1928). В Tristia Мандельштам сделал связи с классическим миром и современной Россией, как в Камене, но среди новых тем было понятие ссылки. Настроение печальное, поэт прощается: «Я изучал науку о том, чтобы говорить хорошо-в «безголовых скорбях по ночам».

Мандельштам горячо приветствовал февральскую революцию 1917 года, но первое время был враждебен к Октябрьской революции 1917 года. В 1918 году он недолго работал в Министерстве образования Анатолия Луначарского в Москве. После революции он сильно разочаровался в современной поэзии. Поэзия молодежи была для него непрестанным криком младенца, Маяковский был ребяческим, а Марина Цветаева-безвкусной. Он с удовольствием читал Пастернака и также восхищался Ахматовой.

В 1922 году Мандельштам женился на Надежде Яковлевне Хазиной, сопровождавшей его на протяжении многих лет ссылки и заключения. В 1920-е годы Мандельштам зарабатывал на жизнь написанием детских книг и переводом произведений Антона Синклера, Жюля Ромена, Чарльза де Костера и других. Он не сочинял стихотворений с 1925 по 1930 годы

Важность сохранения культурной традиции стала для поэта самоцелью. Советская власть очень сомневалась в его искренней лояльности к большевистскому строю

Чтобы избежать конфликтов с влиятельными врагами, Мандельштам путешествовал в качестве журналиста в далекие провинции. Путешествие Мандельштама в Армению в 1933 году стало его последним крупным произведением, опубликованным при его жизни.

Краткая биография

  1. 01.1891 – Родился в Варшаве, но в 1897 году семья переехала в Санкт-Петербург.
  2. 1900 – Поступил в Тенишевское (коммерческое) училище, там увлекся театром и музыкой. Оно входило в число лучших в городе.
  3. 1907 – После окончания училища стал вольнослушателем естественного отделения в Петербургском университете.
  4. 1908 – Поступил в Сорбонну и университет в Гейдельберге. Изучал французскую поэзию. Бывая в Петербурге, прослушивал лекции по стихосложению Вячеслава Иванова.
  5. 1910 – 1-я публикация, которая тяготела к символизму и состоялась в № 9 журнала «Аполлон». Стал публиковать статьи и стихи в «Гиперборее» и других журналах, читать свои произведения со сцены.
  6. 1911 – Из-за ухудшения финансовых дел отца платить за европейское обучение стало невозможно. Поступил в Петербургский университет на историко-филологический факультет, который из-за безалаберности так и не закончил. Для иудеев выделялась маленькая квота, чтобы увеличить вероятность поступления, перешел в методизм. Идя на религиозный конфликт с отцом, Осип предварительно ознакомился с основами этого течения. С осени регулярно посещал собрания Цеха поэтов, созданного для овладения поэтическим мастерством и его совершенствования. В цехе состояли Н. Гумилев, А. Ахматова, А. Толстой, В. Гиппиус и другие поэты.
  7. 1912 — Познакомился с А. Блоком и примкнул к группе акмеистов, в противовес символистам выражающих образы точными словами. Акмеисты считали, что христианское учение должно быть «камнем», то есть тем духовным фундаментом, на котором строится поэзия.
  8. 1913 – Стартовал с собственным сборником стихотворений «Камень», который дважды переиздавался с дополнениями (в 1916 г. и в 1921 г.). Серьезные и глубокие темы подаются легко и непосредственно. Молодому поэту сложно было выделиться среди известных мастеров, что грозило затянуть срок издания. Но небольшой тираж (всего 600 экземпляров) оплатил отец, гордый возможностью помочь сыну.
  9. 1914 – Избрали во Всероссийское литературное общество.
  10. 1915 – Пишет одно из наиболее известных стихотворений «Бессонница. Гомер…».
  11. 1917 – Временное правительство конфисковало кожу, разорив Эмилия Вениаминовича. За полгода до этого умерла жена, через год после ее ухода – жившая с семьей теща. Дети, связавшие раннюю смерть матери с романом отца, разбежались по съемным квартирам. Осип начал кочевую жизнь, сменив на ее протяжении более 40 адресов.
  12. 1922 – Вышел в печать сборник «Tristia». Раньше он, как петербуржец, тяготел к римскому Западу и католицизму. Подаренный в 1916-м М. Цветаевой зимне-весенний экскурс в исторически-архитектурный облик Москвы, припудренный традиционно-православным и в то же время собственным ракурсом возлюбленной женщины, обогатил мировоззрение акмеиста. С той поры он отождествлял себя с Россией, вкрапляясь судьбой-частицей в ее историю.
  13. 1925 – Написал 1-е прозаическое произведение «Шум времени». Эпоху крушения царской империи и сложного рождения нового строя изобразил сквозь призму милого сердцу европейского классицизма и семейного иудейского хаоса.
  14. 1928 – После выхода «Стихотворений» и «О поэзии» рукописи не печатают. Осип ради заработка пишет статьи, делает редактуру и переводы.
  15. 1931 – После путешествия по Армении, организованного Н. Бухариным в 1930-м году, к Мандельштаму вернулась муза. Он пытается осесть в Ленинграде. Настроение автора передает стихотворение «Я вернулся…». Безопасный в детстве город стал пугающим, часть друзей расстреляны, другие – в эмиграции. Н. Тихонов, секретарь Союза писателей, отказал в выделении комнаты. Мандельштамы уехали в Москву.
  16. 14.05.34 – 1-й арест и ссылка в Чердынь. Одни считают поводом фельетон на Сталина «Мы живем, под собою не чуя страны…». Другие – пощечину, которую поэт дал Алексею Толстому, любимцу Сталина, отомстив за жену. Вскоре жена добилась перевода из Чердыни в Воронеж.
  17. 1937 – Оправившись после попытки суицида и ссылки, он испытывает творческий подъем. Но невозможность реализации, отсутствие работы, лечения и денег приводят к ощущению себя бродягой.
  18. 05.38 – 2-й арест за «похабные и клеветнические» стихи.
  19. 12.1938 – Умер в больнице пересыльного лагеря Владивостока от сыпного тифа.

В заключении

О диких эротических мемуарах


Ольга Ваксель Электронная библиотека e-libra.ru Речь в этом фрагменте идет о самой тяжелой любовной драме в семейной жизни Осипа и Надежды Мандельштамов, разыгравшейся в январе — середине марта 1925 года. Тогда у них начала бывать юная «ослепительная красавица» (по характеристике Ахматовой)  А. А. Смольевский. Ольга Ваксель — адресат четырех стихотворений Осипа Мандельштама // Литературная учеба. № 1. 1991. Ольга Ваксель, которой поэт не на шутку увлекся и даже втайне от жены писал стихи:

Жизнь упала, как зарница, Как в стакан воды ресница, Изолгавшись на корню, Никого я не виню…

История кончилась разрывом Мандельштама с Ваксель. «Дикие эротические мемуары», которые Ольга незадолго до своего самоубийства надиктовала мужу — норвежскому дипломату Христану-Иергенсу Винстендалю, полны вовсе не злобой, а сочувствием и симпатией к Надежде Яковлевне:

Прочитавшая эти мемуары вдова Мандельштама 8 февраля 1967 года в панике писала своему приятелю-драматургу Александру Гладкову: «Все началось по моей вине и дикой распущенности того времени. Подробностей говорить не хочу. Я очень боюсь, что это есть в ее дневнике (надо будет это как-то нейтрализовать)» П. М. Нерлер. В поисках концепции: книга Надежды Мандельштам об Анне Ахматовой на фоне переписки с современниками // Н. Я. Мандельштам. Об Ахматовой. М., 2007.. В итоге записи Ольги Ваксель о Мандельштамах были напечатаны только в 1980 году в нью-йорк­ском альманахе «Часть речи».

Эпиграмма на Сталина

Осип Мандельштам никогда не был лоялен к правительству большевиков и не скрывал этого. Его поэзия никогда не соответствовала официальной доктрине социалистического реализма.

Чем больше усиливались репрессии в стране «победившего социализма», тем резче отзывался Мандельштам в своих стихах на окружающую реальность.

В 1933 году, во время отпуска в Крыму, он стал свидетелем результатов сталинской коллективизации: тысячи людей, умирающие от голода. Тогда он написал эпиграмму на Сталина. Стихотворение не было записано, Осип Эмильевич читал его по памяти. Очевидно, отсутствие автографа спасло его от казни во время первого ареста. Но Сталин прощать не умел. Он подарил еще 4 года тяжелой жизни, прежде чем привести приговор в исполнение.

Когда Осип прочел эпиграмму «Горец» Пастернаку, тот сказал: «Это не поэзия. Это шестнадцать строк самоубийства». И просил Мандельштама никогда никому больше их не читать. Но ни инстинкт самосохранения, ни просьбы друзей не могли подавить в Мандельштаме мощного стремления к свободе, даже гибельной.

Мандельштам и религия

Как следует из биографии Осипа Мандельштама, это был переломный момент в жизни, определивший, по сути, всю его дальнейшую судьбу и приведший в итоге на архипелаг ГУЛАГ.

Полуеврей-полурусский, он не впитал с детства русскую или европейскую культуру, равно как и религиозность православия или иудаизма. Стихи, Европа, крещение — для молодого человека это было символом приобщения к культуре. Но не к данной по наследству от родителей и предыдущих поколений. Это был его личный выбор, ощущение внутренней свободы и ценности своего «Я».

Эстетика его творчества стала выражением свободного выбора. Единство стало для Мандельштама синонимом культуры. Христианство, по мнению поэта, больше дает человеческой душе, чем иудейская религия. В католицизме понтифик символизирует целостность европейского мира. Поэтому так привлекательны Рим, Европа и готическая архитектура.

Осип выбрал крещение в протестантстве. Он решил дистанцироваться и от православия, и от католичества. У любого человека того времени религия занимала едва ли не главное место в жизни. Но для Осипа Мандельштама она была лишь частью общечеловеческой культуры.

Научная работа

Исследования и открытия Мандельштама многочисленны, он охватывал разнообразные сферы науки и техники. В перечне областей его интересов — оптика, радиофизика, квантовая механика, теория нелинейных колебаний. Одними из самых признанных достижений ученого стали труды в области изучения электрических колебаний. Открытое им состояние т. н. слабой связи стали общепринятым понятием.

В 1907 году его аналитические труды, посвященные проблемам молекулярного рассеяния света, были объединены в издание: «Об оптически однородной и мутной среде». В нем он доказал, что свет рассеивается вследствие тепловых флуктуаций. Работая в МГУ, Мандельштам открывает новые эффекты в оптике — комбинированное рассеяние света. Вместе с ученым М. Леонтовичем обосновал в конце двадцатых годов прошлого века теорию проникновения частиц через барьеры. В ней он предсказал применение матриц рассеяния.

Открытия и работы Леонида Исааковича Мандельштама в радиофизике и в изучении теории колебаний дали в будущем толчок новым направлениям в радиотехнике, радиогеодезии, аэродинамике, акустике. Для их нужд он обосновал теорию мультивибраторов и открыл новый вид резонансных колебаний.

В 1930 году Леонид Мандельштам был номинирован на Нобелевскую премию за сделанное им открытие в области рассеивания света.

Эпиграмма на Сталина

Осип Мандельштам никогда не был лоялен к правительству большевиков и не скрывал этого. Его поэзия никогда не соответствовала официальной доктрине социалистического реализма.

Чем больше усиливались репрессии в стране «победившего социализма», тем резче отзывался Мандельштам в своих стихах на окружающую реальность.

В 1933 году, во время отпуска в Крыму, он стал свидетелем результатов сталинской коллективизации: тысячи людей, умирающие от голода. Тогда он написал эпиграмму на Сталина. Стихотворение не было записано, Осип Эмильевич читал его по памяти. Очевидно, отсутствие автографа спасло его от казни во время первого ареста. Но Сталин прощать не умел. Он подарил еще 4 года тяжелой жизни, прежде чем привести приговор в исполнение.

Когда Осип прочел эпиграмму «Горец» Пастернаку, тот сказал: «Это не поэзия. Это шестнадцать строк самоубийства». И просил Мандельштама никогда никому больше их не читать. Но ни инстинкт самосохранения, ни просьбы друзей не могли подавить в Мандельштаме мощного стремления к свободе, даже гибельной.

Возвращение в столицу

Ощущением близкой гибели проникнуты многие стихи этого периода, как и в целом произведения Мандельштама 1930-х годов. Срок воронежской ссылки истек в мае 1937 г. Еще год Осип Эмильевич провел в окрестностях Москвы. Он хотел добиться разрешения остаться в столице. Однако редакторы журналов категорически отказывались не только публиковать его стихи, но и разговаривать с ним. Поэт нищенствовал. Ему помогали в это время друзья и знакомые: Б. Пастернак, В. Шкловский, В. Катаев, хотя самим им приходилось нелегко. Анна Ахматова писала впоследствии о 1938 годе, что это было «апокалиптическое» время.

Встреча с А. Ахматовой и Н. Гумилевым, создание акмеизма

Встреча с Анной Ахматовой и Николаем Гумилевым определила становление Осипа Эмильевича как поэта. Гумилев в 1911 году возвратился из абиссинской экспедиции в Петербург. Вскоре они втроем стали часто видеться на литературных вечерах. Через много лет после трагического события — расстрела Гумилева в 1921 году — Осип Эмильевич писал Ахматовой, что только Николаю Гумилеву удалось понять его стихи, и что он и поныне с ним разговаривает, ведет диалоги. О том, как Мандельштам относился к Ахматовой, свидетельствует его фраза: «Я — современник Ахматовой». Только Осип Мандельштам (фото его с Анной Андреевной представлено выше) мог публично заявить такое во время сталинского режима, когда Ахматова была опальной поэтессой.

Все трое (Мандельштам, Ахматова и Гумилев) стали создателями акмеизма и виднейшими представителями этого нового течения в литературе. Биографы отмечают, что между ними вначале возникали трения, поскольку Мандельштам был вспыльчив, Гумилев деспотичен, а Ахматова своенравна.

Мандельштам и религия

Как следует из биографии Осипа Мандельштама, это был переломный момент в жизни, определивший, по сути, всю его дальнейшую судьбу и приведший в итоге на архипелаг ГУЛАГ.

Полуеврей-полурусский, он не впитал с детства русскую или европейскую культуру, равно как и религиозность православия или иудаизма. Стихи, Европа, крещение — для молодого человека это было символом приобщения к культуре. Но не к данной по наследству от родителей и предыдущих поколений. Это был его личный выбор, ощущение внутренней свободы и ценности своего «Я».

Эстетика его творчества стала выражением свободного выбора. Единство стало для Мандельштама синонимом культуры. Христианство, по мнению поэта, больше дает человеческой душе, чем иудейская религия. В католицизме понтифик символизирует целостность европейского мира. Поэтому так привлекательны Рим, Европа и готическая архитектура.

Осип выбрал крещение в протестантстве. Он решил дистанцироваться и от православия, и от католичества. У любого человека того времени религия занимала едва ли не главное место в жизни. Но для Осипа Мандельштама она была лишь частью общечеловеческой культуры.

Путь избран

Все больше укрепляет поэта пришедшее сознание трагизма выбранной судьбы. В стихах появились сила и пафос. Он состоял в бессильном противостоянии «веку-зверю» независимого поэта. Сила была в ощущении себя равным наступившему веку:

«…Запихай меня лучше, как шапку, в рукав

Жаркой шубы сибирских степей,

Уведи меня в ночь, где течет Енисей,

И сосна до звезды достает,

Потому что не волк я по крови своей

И меня только равный убьет.»

(«За гремучую доблесть грядущих веков…»)

Окружение поэта, его близкие люди лишь спустя время оценили эти предсказательные строчки. Мандельштам уже тогда предчувствовал Сибирскую ссылку, смерть и бессмертие своих строк.

Творчество

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945), как и после нее, Надежда Мандельштам была вынуждена часто менять место жительства, опасаясь врагов мужа. В данный момент биографии ее поддерживала Анна Ахматова.

Поэтесса помогла Надежде обосноваться в относительно спокойном и обустроенном Ташкенте. Именно тут она сдала экстерном экзамены за университет. В итоге, в военные и послевоенные годы Мандельштам преподавала английский в школах и вузах.

Одновременно с этим женщина стремилась сохранить творчество покойного супруга. Интересен факт, что испытывая страх перед обысками, арестом и хранением рукописей мужа, Надежда заучивала его произведения наизусть.

После смерти Сталина, жизнь Надежды Яковлевны относительно улучшилась. Выйдя на пенсию в 1958 г. она переехала в небольшой городок Тарусу, расположенный примерно в 100 км от Москвы. Здесь советское правительство разрешало селиться бывшим политзаключенным.

Это привело к тому, что Таруса превратилась в популярное место диссидентствующей интеллигенции. Осенью 1965 г., при поддержке знакомой писательницы, Надежде удается вернуться в свою московскую квартиру. Там ее навещали многие литераторы, включая Беллу Ахмадулину и Варлама Шаламова.

В это время биографии Надежда Мандельштам начала работать над написанием книги «Воспоминания», в основу которой легли ее дневники. Любопытно, что первое книжное издание этого труда было опубликовано в США.

Вследствие этого, Надежда приобрела известность и авторитет в культурных кругах. Через несколько лет свет увидел новый том ее мемуаров «Вторая книга». Незадолго до ее кончины, во Франции будет издана очередная работа вдовы Осипа Мандельштама – «Книга третья».

После смерти Анны Ахматовой, Надежда Яковлевна посвятила ей книгу, в которой содержались воспоминания и интересные факты из биографии поэтессы. Примечательно, что в этой работе была представлена несколько иная точка зрения на брак Ахматовой с Гумилевым.

Читать все стихи Осипа Эмильевича Мандельштама:

Notre Dame (Где римский судия судил чужой народ…)Silentium (Она еще не родилась…)Адмиралтейство (В столице северной томится пыльный тополь…)Айя-София (Айя-София,- здесь остановиться…)Актер и рабочий (Здесь, на твердой площадке яхт-клуба…)Бессоница, Гомер, тугие паруса… (Бессонница. Гомер. Тугие паруса…)Бесшумное веретено…В морозном воздухе растаял легкий дым…В непринужденности творящего обмена…В огромном омуте прозрачно и темно…В Петрополе прозрачном мы умрем…В тот вечер не гудел стрельчатый лес органа…Вечер нежный. Сумрак важный…Возьми на радость из моих ладоней…Вооруженный зреньем узких ос…Вот дароносица, как солнце золотое…Все чуждо нам в столице непотребной..Вы, с квадратными окошками… (Вы, с квадратными окошками, невысокие дома…)Где связанный и пригвожденный стон?..Да, я лежу в земле, губами шевеля…Дано мне тело… (Дано мне тело — что мне делать с ним…)Декабрист («Тому свидетельство языческий сенат…)Довольно кукситься!.. (Довольно кукситься! Бумаги в стол засунем!..)Если утро зимнее темно…Еще не умер ты, еще ты не один…Жизнь упала, как зарница…Жил Александр Герцович…За гремучую доблесть грядущих веков…За Паганини длиннопалым…За то, что я руки твои не сумел удержать…Заблудился я в небе — что делать?..Зверинец (Отверженное слово «мир»…)Звук осторожный и глухой…Змей (Осенний сумрак — ржавое железо…)Золотистого меда струя… (Золотистого меда струя из бутылки текла…)И поныне на Афоне…Из омута злого и вязкого…Из полутемной залы, вдруг…Как кони медленно ступают…Как по улицам Киева-Вия…Как светотени мученик Рембрандт…Как этих покрывал и этого убора…Кассандре (Я не искал в цветущие мгновенья…)Когда в теплой ночи замирает…Когда мозаик никнут травы…Когда на площадях и в тишине келейной…Когда октябрьский нам готовил временщик…Колют ресницы, в груди прикипела слеза…Кто знает! Может быть… (Кто знает! Может быть, не хватит мне свечи…)Куда как страшно нам с тобой…Ленинград (Я вернулся в мой город, знакомый до слез…)Люблю морозное дыханье…Мадригал (Дочь Андроника Комнена…)Мастерица виноватых взоров…Меганом (Еще далеко асфоделей…)Мне Тифлис горбатый снится…Мне холодно. Прозрачная весна…Мой тихий сон, мой сон ежеминутный…Мороженно! Солнце. Воздушный бисквит… («Мороженно!» Солнце. Воздушный бисквит…)Мы живем, под собою не чуя страны…На меня нацелилась груша да черемуха…На розвальнях, уложенных соломой…На страшной высоте блуждающий огонь!..Нашедший подковуНе веря воскресенья чуду…О красавица Сайма, ты лодку мою колыхала…О свободе небывалой…Обиженно уходят на холмы…Образ твой мучительный и зыбкий… (Образ твой, мучительный и зыбкий…)От вторника и до субботы…Отравлен хлеб, и воздух выпит…Петербургские строфыПою, когда гортань сыра, душа — суха…Природа — тот же Рим… (Природа — тот же Рим и отразилась в нем…)Пусти меня, отдай меня, Воронеж…Пусть имена цветущих городов…Разрывы круглых бухт, и хрящ, и синева…Раковина (Быть может, я тебе не нужен…)Рим (Где лягушки фонтанов, расквакавшись…)С веселым ржанием пасутся табуны…С миром державным я был… (С миром державным я был лишь ребячески связан…)Сегодня ночью, не солгу…Собачья склока (Перевод из Огюста Барбье…)Сохрани мою речь… (Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма…)Среди лесов, унылых и заброшенных…Среди священников левитом молодым…Средь народного шума и спехаСтансы (Я не хочу…)Стихи о неизвестном солдатеСумерки свободы (Прославим, братья, сумерки свободы…)Сусальным золотом горят…Твое чудесное произношенье…Твой зрачок в небесной коркеТелефон (На этом диком страшном свете…)Темных уз земного заточенья…Только детские книги читать…Тянется лесом дороженька пыльная…Убиты медью вечерней…Умывался ночью на дворе…Холодок щекочет темя…Чарли ЧаплинЧто поют часы-кузнечик…Эта ночь непоправима..Это какая улица?..Я буду метаться по табору улицы темной…Я вздрагиваю от холода…Я вижу каменное небо…Я должен жить, хотя я дважды умер…Я к губам подношу эту зелень…Я наравне с другими…Я не увижу знаменитой «Федры»…Я ненавижу свет…Я около Кольцова…Я скажу это начерно, шопотом…

«Онлайн-Читать.РФ»Обратная связь

Вывод

Осип Эмильевич Мандельштам вспыхнул яркой звездой на небосклоне литературного творчества Серебряного века. Это, прежде всего, талантливый поэт с богатейшей палитрой литературных инструментов, удивляющий читателей новаторским сочетанием точности и отточенности слов-камений с мозаичностью и фрагментарностью образов. Хотя запомнился он современникам и как переводчик с немецкого, итальянского, французского, а также как самобытный прозаик и резкий критик, не щадящий ни врагов, ни друзей.

Социалистическая эпоха, отделив церковь от государства, по мнению Мандельштама, разрушила старые культурные формы, но не создала новых. Против этой хронической безъязыкости он и протестовал, отстаивая право на свободное выражение себя в творчестве. Эксперименты с использованием иностранных языков, спуском по линнеевскому ряду, исторические, философские и другие «лестницы» превращают его в «советского» поэта, выражающего таким образом свое Время.

При тоталитаризме превосходство лирики привело к росту врагов и литературной изоляции. За попытку быть услышанным любой ценой последовала неминуемая трагическая развязка.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий