Эксперимент

Содержание

АНДЕГРАУНД. Экспериментальное маргинальное искусство, в контрах с популярной культурой.

Андеграунд это «подпольный» арт. Впервые появился в Америке в 1950-х. Главной темой искусства андеграунда стала сексуальная революция и маргинальная культура.

В наших пенатах с 1950 до 1980-х арт-позицию андеграунда представляли группы: Сретенский бульвар, Лианозовская, Коллективные действия, Мухоморы. Яркие представители – Звездочётов, Кабаков, Неизвестный, Шемяков, Комар и Меламид.

Илья Кабаков – лидер Московского андеграунда, сейчас живет в Нью-Йорке, представляет «тотальную инсталляцию» (комбинацию звуков, живописи, предметов, текстов), является самым дорогим русским художником современного искусства.

Смотреть: Центр Жоржа Помпиду (Париж, Франция), Музей современного искусства (Нью-Йорк, США), Музей Гуггенхайма (Нью-Йорк, США), Музей современного искусства (Москва).

Марина Абрамович супруг. Марина Абрамович: У меня нет мужа и семьи, я абсолютно свободна

«Бабушка перформанса» объяснила, почему не завела детей

69-летняя Марина Абрамович в интервью Tagesspiegel рассказала, что еще в юности отказалась от материнства и семейной жизни.

«Я сделала три аборта, потому что была уверена, что это станет катастрофой для моей работы. У человеческого тела ограниченное количество энергии, и мне пришлось бы делить ее,   —  говорит Абрамович.  —  Я считаю, что в этом кроется причина того, что женщины менее успешны мужчин в искусстве. Есть множество талантливых женщин. Почему же мужчины занимают главенствующие позиции? Все просто. Любовь, семья, дети  —  женщины не хотят приносить себя в жертву всему этому».

Искусство в жизни художницы занимает главное место. «Я и есть произведение искусства. Я не могу послать картину, я посылаю себя».

Искусство должно быть прекрасным, художник должен быть прекрасным 1975

В 1975 году на арт-фестивале в Копенгагене Марина Абрамович продемонстрировала перформанс, в котором она металлической щеткой безжалостно расчёсывала волосы, повторяя фразу «Art must be beautiful, artist must be beautiful» (Искусство должно быть прекрасным, художник должен быть прекрасным). Марина прокомментировала этот перформанс следующим образом: «Это сарказм. Я считаю, что искусство должно быть тревожным и некрасивым. Идея иметь красивые вещи для гостиной — это тот вид искусства, который я ненавижу». Также Марина призналась: «Я некрасивая — нос слишком большой». Кстати, в юности она пыталась сломать себе нос, чтобы заставить родителей заплатить за пластическую операцию: «У меня было детское лицо, покрытое прыщами, огромный нос и мальчишеская стрижка. А моей заветной мечтой в те годы было иметь нос как у Брижит Бардо».

Этому девизу Марина следует на всём протяжении своего творчества:

Ритм 0, 2009 год

В 2009 году в Музее современно искусства Нью-Йорка, в рамках выставочных мероприятий перформанс «Ритм 0» был частично воспроизведён. Но так как у Марины Абрамович не было цели пережить прежний опыт, акция претерпела существенные изменения.

На обозрение публики был выставлен стол, на котором лежали 72 участвующих в прежнем эксперименте предмета, а на стене проецировались слайды (69 штук), запечатлевшие происходящее в 1974 году в Неаполе.

Пистолет был разряжен и, так же как и другие опасные предметы, прочно закреплен на столе. Среди выставочных экспонатов находилось оформленное описание первого эксперимента «Ритм 0». К публике Марина Абрамович обратилась со следующими словами: «Опыт, который я вынесла из этой работы, состоит в том, что в своём личном перформансе вы можете зайти очень далеко, но, если вы оставите решение за общественностью, вы можете быть убиты».

Марина абрамович эксперимент. Жуткий эксперимент: художница простояла 6 часов, позволяя творить с ней, что угодно

В 1970-х годах сербская художница Марина Абрамович провела эксперимент: она неподвижно стояла в одном из выставочных центров, а рядом с ней лежали разнообразные предметы — от молотка с пистолетом до акварельных красок. При этом людям разрешалось взять любой из этих предметов и делать с Мариной то, что им захочется.

Неоспоримый авторитет в мире современного искусства,  Марину Абрамович  называют бабушкой искусства перформанса. Об ее выступлениях продолжают говорить десятилетия спустя. Одна из самых известных ее акций называлась  «Rhythm 0»  и была организована в 1974 году в Неаполе.

Задумка перформанса «Rhythm 0» была очень проста:  Абрамович должна была стоять смирно в течение шести часов, в то время как люди, которые пришли на нее посмотреть, могли делать с ней все, что им вздумается, используя любой из 72 предметов, которые она положила на стол рядом.

Абрамович стояла посреди комнаты с табличкой на груди, которая гласила:  «Инструкции: на столе лежат 72 предмета, которые можно применять ко мне как хочется. Перформанс. Я — объект. В этот промежуток времени я несу полную ответственность. Длительность: 6 часов (8 часов вечера — 2 часа ночи)» .

На столе лежали «предметы для удовольствия» и «предметы для разрушения». Среди безвредных предметов были цветы и перья. Среди опасных — нож, бритвенные лезвия и заряженный пистолет.

Поначалу зрители стеснялись, только смотрели на нее, дарили розы, целовали. Но потом раздели, разрисовали и даже порезали. Кто-то развернул ее вокруг оси. Кто-то поднял ее руки вверх. Один мужчина использовал лезвие, чтобы сделать у нее на шее надрез. Зрители меняли положение тела художницы. Некоторые прикрепляли к ней различные предметы. Некоторые мужчины раздевали и лапали ее. Причем свои действия они сопровождали смехом. Перформанс был остановлен охраной здания, когда один из посетителей взял пистолет.

На третий час с нее срезали лезвиями всю одежду. На четвертый час теми же лезвиями начали исследовать ее кожу. Ее подвергли всяким домогательствам. Кто-то заставил ее направить на себя пистолет. Она была так сосредоточена на перформансе, что не стала бы сопротивляться ничему.

Собственные впечатления Абрамович от того, что люди с ней делали, оказались еще более ужасающими. Художница вспоминает:  «Сначала зрители очень хотели со мной поиграть. Потом они становились все более агрессивными, это были шесть часов настоящего ужаса. Они отрезали мне волосы, втыкали в тело шипы роз, резали кожу на шее, а потом наклеили пластырь на рану. После шести часов перформанса я со слезами на глазах голая пошла в сторону зрителей, отчего они в буквальном смысле выбежали из комнаты, так как поняли, что я «ожила» — перестала быть их игрушкой и начала сама управлять своим телом. Я помню, что, придя в отель в этот вечер и посмотрев на себя в зеркало, я обнаружила у себя прядь седых волос»  – вспоминает Абрамович.

«Эта работа раскрывает нечто ужасное о человечестве. Она показывает, как быстро человек может причинить тебе боль при подходящих обстоятельствах. Она показывает, как легко обезличить человека, который не сопротивляется, который не защищает себя. Она показывает, что, если создать соответствующие обстоятельства, большинство «нормальных» людей, очевидно, могут стать очень жестокими».

В 70-х годах марина абрамович провела эксперимент. Страшный эксперимент: художница стояла 6 часов смирно и позволяла зрителям творить с ней, что угодно

Югославская художница, организатор перформансов Марина Абрамович — неоспоримый авторитет в мире современного искусства. Абрамович называют бабушкой искусства перформанса. О ее перформансах и инсталляциях продолжают говорить десятилетия спустя. Одна из самых известных ее акций называлась «Rhythm 0» и была организована в 1974 году в Неаполе. Этот перформанс еще на стадии задумки таил в себе опасность, но, когда он начался, события развивались слишком быстро.

Поначалу к Марине Абрамович подходили только фотографы.

Задумка перформанса «Rhythm 0» была очень проста: Абрамович должна была стоять смирно в течение шести часов, в то время как люди, которые пришли на нее посмотреть, могли делать с ней все, что им вздумается, используя любой из 72 предметов, которые она положила на стол рядом.

Спустя какое-то время люди начали выбирать предметы на столе.

Абрамович стояла посреди комнаты с табличкой на груди, которая гласила: «Инструкции: на столе лежат 72 предмета, которые можно применять ко мне как хочется. Перформанс. Я — объект. В этот промежуток времени я несу полную ответственность. Длительность: 6 часов (8 часов вечера — 2 часа ночи)».

Некоторые люди заставляли ее сесть, чтобы можно было унижать ее.

На столе лежали «предметы для удовольствия» и «предметы для разрушения». Среди безвредных предметов были цветы и перья. Среди опасных — нож, бритвенные лезвия и заряженный пистолет.

Зрители меняли положение тела художницы.

То, что происходило следующие шесть часов, было по меньшей мере ужасно.

Некоторые прикрепляли к ней различные предметы.

Художественный критик Томас Макэвилли, который наблюдал за перформансом, вспоминает: «Все началось с малого. Кто-то развернул ее вокруг оси. Кто-то поднял ее руки вверх. Кто-то к ней интимным образом прикоснулся».

Один мужчина использовал лезвие, чтобы сделать у нее на шее надрез.

Затем, как рассказал Макэвилли, произошло следующее: «На третий час с нее срезали лезвиями всю одежду. На четвертый час теми же лезвиями начали исследовать ее кожу. Ее подвергли сексуальным домогательствам. Она была так сосредоточена на произведении, что не стала бы сопротивляться ни изнасилованию, ни убийству». В последние два часа все стало еще хуже.

Кто-то заставил ее направить на себя пистолет.

Собственные впечатления Абрамович от того, что люди с ней делали, оказались еще более ужасающими. Художница вспоминает: «Я чувствовала себя изнасилованной, они срезали одежду, они втыкали мне в живот шипы роз, приставляли пистолет к моей голове, другой бы сломался».

Некоторые мужчины раздевали и лапали ее.

Когда прошло шесть часов, Абрамович начала ходить среди зрителей. Они не могли смотреть ей в глаза.

Насилие и сексуальные домогательства к концу перформанса достигли невероятных масштабов.

Абрамович отметила после перформанса, что люди не хотели никакого конфликта с ней. Они не хотели, чтобы их считали ответственными или осуждали за то, что они делали. Казалось, они хотят забыть, с каким удовольствием причиняли ей боль.

«Эта работа раскрывает нечто ужасное о человечестве. Она показывает, как быстро человек может причинить тебе боль при подходящих обстоятельствах. Она показывает, как легко обезличить человека, который не сопротивляется, который не защищает себя. Она показывает, что, если создать соответствующие обстоятельства, большинство «нормальных» людей, очевидно, могут стать очень жестокими».

Огласка результатов чудовищного эксперимента

Эксперимент стал публично известен после выхода серии разоблачающих статей в газете San Jose Mercury News в 2001 году. Также в свет вышла книга (Ethics: Case Study of Fluency), затрагивающая вопрос этических и научных последствий эксперимента. В печатном издании Мэри Тюдор и Уэнделл Джонсон подвергались критике за то, что не оценили потенциально возможный вред детям.

Внимание акцентировалось и на том, что выбор пал на легкодоступных сирот. По мнению авторов книги, с этической стороны эксперимент был неприемлем, само исследование было плохо организованно и выполнено. В 2001 году Университет штата Айова публично извинился за опыт, поставленный в начале ХХ века

Однако доцент кафедры речевой патологии и аудиологии Университета Айовы, Патрисия Зебровски, отметила, что данные, полученные в результате работы, являются крупнейшим источником научной информации в области патологий речи

В 2001 году Университет штата Айова публично извинился за опыт, поставленный в начале ХХ века. Однако доцент кафедры речевой патологии и аудиологии Университета Айовы, Патрисия Зебровски, отметила, что данные, полученные в результате работы, являются крупнейшим источником научной информации в области патологий речи.

Работа Тюдор и Джонсона – первое исследование, вскрывающее важность мыслей, взглядов, убеждений и чувств страдающих заиканием людей. 17 августа 2007 года шесть участников эксперимента получили от штата Айова денежную компенсацию за психологическую травму, спровоцированную шестимесячными издевательствами в рамках эксперимента Университета Айовы. В ходе исследований выяснилось, что ни один бывший испытуемый не страдал классическим заиканием

В ходе исследований выяснилось, что ни один бывший испытуемый не страдал классическим заиканием

17 августа 2007 года шесть участников эксперимента получили от штата Айова денежную компенсацию за психологическую травму, спровоцированную шестимесячными издевательствами в рамках эксперимента Университета Айовы. В ходе исследований выяснилось, что ни один бывший испытуемый не страдал классическим заиканием.

Среди последствий участия в эксперименте отмечались застенчивость, отсутствие желания разговаривать, медлительность речи. Представитель Университета Айовы завил, что эксперимент ни в коем случае не может быть оправдан. Мэри Тюдор до самой смерти сожалела о своей роли в работе с детьми, однако считала, что внесла значимый вклад в исследование патологии речи.

Также она полагала, что У. Джонсон должен был предпринять больше шагов по ликвидации негативных последствий в развитии речи испытуемых детей-сирот Давенпорта.

Вопрос об этики чудовищного эксперимента открыт и по сей день. В настоящее время Американская ассоциации по изучению речи запрещает эксперименты над детьми, если есть вероятность негативных последствий. Но на фоне некоторых исследований конца ХХ века, проведённых крупными исследовательскими институтами, негативные последствия работы Мэри Тюдор кажутся незначительными.

Поход по Великой китайской стене 1988

Однажды Марина и Улай увидели репортаж, в котором астронавты рассказывали, что единственные постройки человека, которые видны с Луны – это пирамиды и Великая китайская стена. Тогда у художников и возникла идея пройтись навстречу друг другу по Великой китайской стене. Чтобы получить разрешение на перформанс от китайских властей, им потребовалось почти восемь лет.После Марина и Улай пришли к идее, что Великая китайская стена была построена не для защиты от Чингисхана и других врагов, а, скорее, несет в себе метафизический смысл, являясь точной копией Млечного Пути на Земле. Она начинается в Желтом море, где покоится голова Дракона, хвост его находится в пустыне Гоби, а туловище – в горах.Улай, как стихия огня, как мужское начало, начал свой путь из пустыни. Марина Абрамович, как женское начало – из воды, со стороны моря.Изначально они предполагали встретиться посередине стены и пожениться. Однако за годы, прошедшие между началом проекта и его завершением, отношения Абрамович и Улая разладились. Улай стал изменять Марине, она в ответ на это стала изменять ему. Вдобавок обнаружилось, что помогавшая художникам переводчица-китаянка беременна от Улая.В итоге каждый из художников прошел две с половиной тысяч километров, чтобы встретиться посередине стены и расстаться. Улай женился на той самой китаянке, а Марина начала третий этап своего творчества — уже без Улая.

Марина абрамович 2019. Выбираем мини-юбку на весну: какие модели будут в тренде в наступающем сезоне

Идея эксперимента была проста и элегантна: в течение шести часов позволить людям обрести полную власть над телом другого человека. Перформанс состоялся в выставочном центре в Неаполе.

Марина Абрамович встала перед длинным столом , на котором были сложены 72 различных предмета. Одни могли доставить удовольствие , другие — причинить боль и даже убить. Перед художницей лежали перья , спички , нож , гвозди , цепи , ложка , вино , мед , сахар , мыло , кусок торта , соль , коробка с лезвиями , металлическая труба , скальпель , спирт и многое другое.

Перед собой Марина Абрамович поставила табличку с инструкцией:

«Инструкция.

Перформанс

Я — объект.

В течение этого времени я беру на себя полную ответственность.

Продолжительность: 6 часов ( 20:00 — 2:00)».

Поначалу зрители были аккуратны и нежны: они целовали ее , дарили цветы , но , не получая отпора и возражений , постепенно заходили все дальше и дальше. Присутствующий на перформансе искусствовед Томас МакЭвили писал: «Все началось невинно. Кто-то повернул ее , другой потянул за руку , кто-то дотронулся уже более интимно. Страсти неаполитанской ночи начали накаляться. К третьему часу вся ее одежда была изрезана лезвиями , а к четвертому лезвия добрались и до ее кожи. Кто-то надрезал ее горло и пил кровь. С ней проделывали и другие вещи сексуального характера. Она была так вовлечена в процесс , что не возразила бы , если бы зрители захотели изнасиловать или убить ее. Столкнувшись с ее безволием , нашлись люди , которые встали на ее защиту. Когда один из мужчин приставил к виску Марины заряженный пистолет , положив на курок ее собственный палец , между зрителями разразилась драка».

« Сначала зрители очень хотели со мной поиграть, — вспоминает Абрамович. — Потом они становились все более агрессивными , это были шесть часов настоящего ужаса. Они отрезали мне волосы , втыкали в тело шипы роз , резали кожу на шее , а потом наклеили пластырь на рану. После шести часов перформанса я со слезами на глазах , голая пошла навстречу зрителям , отчего они в буквальном смысле выбежали из комнаты , так как поняли , что я „ожила“ — перестала быть их игрушкой и начала управлять своим телом. Я помню , что , придя в отель в этот вечер и посмотрев на себя в зеркало , я обнаружила у себя прядь седых волос».

« Я хотела показать одну вещь: это просто удивительно , насколько быстро человек может вернуться в дикое пещерное состояние , если ему это позволить. Полученный мной опыт говорит о том , что если оставлять решение за публикой , тебя могут убить», — говорит художница.

Бабушка перфоманса. Марина Абрамович: «бабушка мирового перфоманса»

Выросшая в коммунистической югославской семье, Марина Абрамович стала не только одним из самых выдающихся перформансистов XX века, но и, пожалуй, самым влиятельным художником среди женщин в мире.

Перформанс — вид современного искусства, при котором произведением считается непосредственно художественный акт или процесс.

Страдание как основа искусства

Вся жизнь Марины Абрамович нераздельно связана с художественным миром. Она уверена, что без страданий и испытаний, встречающихся на пути человека, невозможно создавать настоящие произведения искусства. Именно поэтому красной нитью, связывающей ее перформансы, проходит тема боли и ее преодоления. А в качестве объекта выступает, как правило, ни много ни мало собственное тело художницы. Она подвергает себя страданиям, исследуя возможности физического тела и пределы человеческого разума.

В самом известном своем перформансе «Ритм 0» Абрамович дала зрителям полную свободу, свое пассивное тело и набор случайных предметов, позволив распоряжаться всем этим, как кому захочется. Среди предложенных ею вещей были розы, пистолет, перья, мед, ножницы. Во время перформанса публика поначалу нерешительная стала вести себя более агрессивно, в результате чего одежда художницы оказалась порвана, кожа порезана, а на саму нее был нацелен пистолет. Этот перформанс явился своего рода кульминацией в череде предыдущих художественных актов Абрамович с названиями «Ритм 10», «Ритм 9», «Ритм 8» и т. д., в ходе которых она теряла сознание, калечила себя, задыхалась от недостатка кислорода, испытывая себя в стремлении найти границы своих возможностей.

Испытание доверием

Абрамович не ограничивалась только физическими страданиями. В 1976 году в Амстердаме она познакомилась с Уве Лейсипеном, немецким художником, выступавшим под псевдонимом Улай. В дуэте с ним были придуманы и воплощены перформансы, раскрывавшие сущность моральных качеств человека. В ходе перформанса «Энергия покоя» Марина и Улай, отклоняясь друг от друга, тянули на себя: она — лук, держась за его середину, а он —  тетиву, держась за конец стрелы, направленной в сердце Абрамович. Впоследствии Марина называла этот перформанс одним из самых сложных в своей карьере, так как он был полностью построен на доверии между ней и Улаем. Эксперименты художники проводили не только над собой, но и над публикой, устраивая зрителям психологические испытания. Например, обнаженные Абрамович и Улай на несколько часов встали в проеме двери, ведущей в музей. Посетителям необходимо было протискиваться между ними, чтобы попасть внутрь, причем проход был настолько узким, что человек мог зайти только боком, повернувшись лицом к Улаю или Абрамович.

Возвращение к истокам

После жизни в Австралии и Тибете Абрамович увлеклась темой национального самосознания. В 1997 году за перформанс «Балканское барокко» она получила премию Венецианской биеннале. В течение нескольких дней она, облаченная в белое платье, очищала от мяса и мыла щеткой 1500 говяжьих костей, сидя прямо на горе из них. Во время перформанса художница распевала народные балканские песни и рассказывала истории

Таким образом она хотела привлечь внимание к имевшему место в то время конфликту  на Балканах. Но Абрамович довольно редко бывает остро политична

Обращаясь к теме тела, она в 2007 году выпускает видео сборник «Балканский эротический эпос», рассказывающий о балканских народных верованиях и традициях, в которых задействованы половые органы человека.

«Я никогда не хотела иметь мужское тело. Мне кажется, что женщины в любом случае сильнее

Сама способность женщины давать жизнь делает её сверхчеловеком, а остальное неважно»

Художник без пола

В своих работах Абрамович почти никогда не затрагивает тему секса и гендерной принадлежности, однако она всегда отдает предпочтение именно женскому началу. «Я — женщина. Я — художник. Но я не художник-феминист. У художников нет пола», — утверждает она, когда речь заходит о женских мотивах в ее искусстве. «Я никогда не хотела иметь мужское тело. Мне кажется, что женщины в любом случае сильнее

Сама способность женщины давать жизнь делает её сверхчеловеком, а остальное неважно». В одном из своих последних перформансов «В присутствии художника» она несколько часов подряд сидела за столом и смотрела садящимся напротив нее людям в глаза

Но когда напротив сел ее бывший возлюбленный Улай, с которым они расстались довольно болезненно, она не выдержала и расплакалась. Амбрамович написала манифест, где призывала «Никогда не влюбляться в художников». Все же у человека, каким бы выдержанным и стойким он ни был, всегда есть лимит психических возможностей.

АБСТРАКТНЫЙ ЭКСПРЕССИОНИЗМ. «Живопись действия» зародилась в Америке 40-х. Практикуется сейчас художниками многих стран.


Виллем де Кунинг. Женщина, 1, 1950-52

Это направление считают американским, но его основателями являются эмигранты из Европы Бретон, Мондриан, Эрнст, Мата. Они объявили эмоциональность и спонтанность главными принципами арта. Их работы невозможно понять, а только почувствовать.

Абстрактный экспрессионизм в живописи – это энергичные, крупные мазки, яркие краски на холстах большого размера. Именитый американец Поллок даже придумал специальный термин в живописи – дриппинг (выдавливание из тюбика или разбрызгивание краски, которое часто выполнялось прямо на публике).

Джексон Поллок, Виллем де Куннинг, Марк Ротко – основоположники Нью-Йоркской школы, которая создавалась на деньги меценатов миллионеров Геттенхаймов и Рокфеллеров.

Смотреть: Живопись абстрактных экспрессионистов – в Музее современного искусства (Нью-Йорк, США), Музее современного искусства Humburger Bufnhof (Берлин, Германия).

Творчество

Прежде чем с головой окунуться в искусство выносливости, Абрамович, по ее признанию, занималась живописью и выводила на бумаге только большие сталкивающиеся социалистические грузовики и маленькие невинные социалистические игрушечные грузовички. Но однажды на нее произвели огромное впечатление следы, оставленные в небе истребителями, и она распрощалась с холстами и красками.

Первый эксперимент мастера датирован 1973-м: на свет сначала появился «Ритм 10», через год — «Ритм 5», «Ритм 2», «Ритм 4» и «Ритм 0». В ходе последнего присутствующим разрешено было пользоваться размещенными на столе 72 объектами, способными причинять ей, стоящей неподвижно, удовольствие и боль. Поведение посетителей с каждым часом становилось все агрессивнее, вернувшись вечером в отель, молодая женщина обнаружила у себя прядь седых волос.

Перфоманс «В присутствии художника» Марины Абрамович

В 1975-м она воплотила в автобиографических «Губах Томаса» впечатления из детства: в них отразилось воспитание строгих родителей-коммунистов и любящей набожной бабушки.

С 1976-го у сербского деятеля искусства началась работа с Улаем — коллегой и возлюбленным. Вместе с мужчиной Марина создала множество провокационных инсталляций, вошедших историю и школьные учебники, — серии «Отношения» и «Ночной переход», «Вдох-выдох», «Энергия покоя», «Поход по Великой Китайской стене» и т. д.

В 2010-м в рамках первой ретроспективной выставки в Нью-Йорке состоялся перформанс «В присутствии художника», одноименная экспозиция через год открылась и в России. Не прошел мимо талантливой Абрамович и кинематограф: она сняла фильмы «Балканский эротический эпос» и «Опасные игры».

Художник Марина Абрамович и Улай. Удивительная история любви

— Знаете, сколько нужно художников-перформансистов, чтобы вкрутить лампочку?

— Я не знаю, я был там только шесть часов.

Два художника-перформаниста Марина Абрамович и Уве Лайсипен (Улай) встретились и полюбили друг друга в 1976 году в Амстердаме.

«Dragon Heart». Обмотав живого питона вокруг головы,Марина легла в центр горящей пятиконечной звезды.

Она только переехала в Амстердам, он западногерманский художник перформансист. И оба родились в один день, хотя и в разные годы.

В начале десятилетия плодотворного сотрудничества главными концепциями, которые исследовали художники и супруги, были личность и индивидуальность художника.

 «Ритм 0» — Марина Абрамович предложила зрителям сделать что либос ее телом, воспользовавшись предметами, разложенными на столике.Перфоманс был прерван, когда Абрамович, уже полураздетой(одежду срезали зрители), засунул в рот дуло пистолета один из гостей.

Известны художники тоже стали вместе. В 1976 году о них заговорили, после инсталляции «Отношения в пространстве». Обнаженная Марина и её возлюбленный изображали полностью свободные отношения, терзая друг друга на глазах зрителей.в исполнении Марины Абрамович и Улая. Болонья, 1977 г.

Постепенно влюбленные пришли к мысли, что представляют собой коллективное существо, называемое «другое», и говорить о себе должны как о частях двухголового тела. Такой взгляд на вещи помогал им работать и быть вместе вплоть до 1988 года.

Они одевались и вели себя как близнецы, и не имели друг от друга никаких секретов.

Для перформанса «Смерть себя» художники соединили свои рты специальным агрегатом и вдыхали выдохи друг друга пока не закончился кислород. Через семнадцать минут после начала, оба упали на пол без сознания с легкими, наполненными углекислым газом.

Перформанс «Смерть себя»

Этот проект исследовал способность индивидуума поглощать жизнь другой личности, обменивая и уничтожая её.

«Дом с видом на океан». Художница две недели жила в некоем подобии квартиры (три открытые платформы), подвешенной на стене галереи. Во время перфоманса героиня не разговаривала и ничего не ела, все время суток отдав на всеобщее обозрение. Спуститься вниз она не могла: лестница была изготовлена в виде ножей, острых и уже окровавленных.

В середине 80-х у пары начались проблемы в отношениях, которые мешали им жить и работать. Чтобы красиво завершить свою совместную историю, в 1988-м году Марина и Улай решили предпринять духовное путешествие, которое бы окончило их связь.

Они отправились в путь с противоположных концов Великой Китайской стены и встретились посередине. По словам Абрамович: «Этот поход превратился в законченную личную драму. Улай стартовал из пустыни Гоби, я — от Желтого моря. После того, как каждый из нас прошел 2500 километров, мы встретились и простились навсегда».

Конец.

Хотя нет, было бы глупо оставить эту историю так. В 2010-м году в Марина устроила перформанс — «В присутствии художника». Идея выступления заключалась в том, что художница обменивалась взглядом с любым желающим посетителем выставки, в присутствии фотографа.

Перформанс длился 716 часов и 30 минут, и Марина посмотрела в глаза 1500 зрителям. Впрочем, вероятно, был лишь один взгляд из всех полутора тысяч, который она на самом деле запомнила.

Брюс Реймер – объект исследования

В лице Брюса Реймера психолог приобрёл безупречного испытуемого, наблюдения за которым позволили бы подтвердить или опровергнуть версию о гендерной нейтральности детей. Этому способствовал не только возраст ребёнка, но и наличие брата-близнеца, который мог служить контрольным образцом. Значимо было и то, что при рождении у мальчика не было аномалий в развитии гениталий. Работающие с ребёнком врачи сообщили родителям, что половой орган малыша не может быть восстановлен, однако вместо него могут быть сформированы женские половые органы.


Близнецы Брайен и Бренда (Брюс при рождение)

Доктор Мани предполагал, что мальчик будет более счастлив дамском обличье, нежели мужчина с физическим увечьем.
3 июля 1967 года Брюс Реймер был полностью кастрирован и малыш получил новое имя – Бренда. Тот факт, что при рождении ребёнок являлся мальчиком, был скрыт как от испытуемого, так и от его родного брата.

Ритм 5 1974

Перформанс «Ритм 5» проходил в Центре культуры студентов в Белграде. Для него на полу галереи был поставлен деревянный каркас в форме пятиконечной звезды размером с человека, наполненный 100 литрами бензина. Абрамович зажгла звезду и обошла её. Обрезала волосы и по небольшой пряди швырнула в каждый угол звезды, а затем сделала то же самое с ногтями на руках и ногах. Потом вошла в центр звезды и улеглась спать. Перформанс длился полтора часа, пока зрители не начали замечать, что догорающий каркас звезды стал опаливать её волосы и ноги, и решили вмешаться, чтобы вынести её наружу. Она была без сознания, т.к. не подумала, что огонь выжжет вокруг неё весь кислород. «После этого перформанса», – писала Абрамович, – «я задалась вопросом, как использовать своё тело и в сознательном, и в бессознательном состоянии, не прерывая перформанса».

Что говорил Джон Мани

Доктор Мани тщательно следил за процессом взросления и развития Бренды Реймер и фиксировал свои наблюдения в дневнике. Из записей психолога следовало, что девочка оказалась более склонна к чистоте и соблюдению порядка, нежели её брат, часто помогала матери. От сверстниц Бренда отличалась лишь большей физической силой, меньшей дисциплинированностью и упрямством. Также у девочки отмечались лидерские черты характера. Согласно дневнику, Бренда предпочитала платья и гордилась своими длинными волосами.

В 1975 году учёный заключил, что эксперимент по трансформации из мальчика в девочку оказался полностью успешным, так как Бренда является совершенно нормальным ребёнком женского пола, разительно отличается от своего двойника и ничто не напоминает об их врождённой идентичности.

Результаты исследования Джона Мани оставались общепринятыми в течение двух десятилетий. На работе психолога основывались специалисты, работающие с гермафродитами, с детьми, имеющими аномально маленькие гениталии, а также с малышами, перенёсшими травму половых органов. В принятии решений учитывали опыт Брюса-Бренды и родители нуждающихся в помощи детей.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий