История николая мартынова: почему убийца лермонтова после дуэли ежедневно молился за поэта

Роковое остроумие

Самая распространенная версия относительно причин дуэли заключается в том, что Михаил Юрьевич обладал непростым нравом и часто зло подшучивал над окружающими. Современники поэта свидетельствуют, что он часто выбирал мишень для беспощадных острот среди своих знакомых. Например, по воспоминаниям Сатина Н. М., это качество не позволило Лермонтову сблизится в 1837 году в Пятигорске с ссыльными декабристами и Белинским. Летом 1841 года Мартынов стал очередной жертвой острот поэта. Михаил Юрьевич дал ему прозвища «человек с кинжалом» и «горец» и нарисовал на эту тему немало саркастических карикатур. Целый град насмешек обрушился на голову Николая Соломоновича. Говорят, что Лермонтов просто изображал характерную искривлённую линию и длинный кинжал, и каждый тут же понимал, кого он рисует. Мартынов всячески пытался отшучиваться, но тщетно – соперничать с остроумием поэта было невозможно. Именно этот факт является главным ответом на вопрос о том, как погиб Лермонтов.

Отставка

Обстоятельства складывались так, что Николай Мартынов вполне мог надеяться на успешную карьеру. Однако по до сих пор невыясненной причине в 1841 году, находясь в чине майора (напомним, что практически его ровесник Лермонтов был на тот момент всего лишь поручиком), он неожиданно подал прошение об отставке. Поговаривали, что молодой человек был вынужден это сделать, так как его поймали на шулерстве во время карточной игры, что в среде офицеров считалось крайне позорным явлением. В пользу таких слухов многие приводили тот факт, что Николай Мартынов, обладавший достаточными финансовыми средствами и связями, не вернулся в столицу, а поселился вдали от общества в Пятигорске и вел затворническую жизнь. Среди отдыхающих и местного русского общества бывший майор слыл чудаком и оригиналом, так как рядился в одежду горцев и разгуливал с огромным кинжалом, вызывая насмешки у бывших сослуживцев.

Родители и детство

Отец Мартынова Соломон Михайлович Мартынов дослужился до чина статского советника и умер в 1839 году. Его супруга Елизавета Михайловна происходила из дворянской семьи Тарновских. Всего в семье Мартыновых было восемь детей: 4 сына и 4 дочери. Они, в особенности мальчики, получили прекрасное образование, имели достаточно средств, чтобы вольготно чувствовать себя в среде золотой молодежи, и отличались привлекательной внешностью.

Николай Мартынов родился в 1815 году и был всего на год моложе Лермонтова. Он с детства имел талант к литературному труду и рано стал писать стихи, подражая известным поэтам своего времени.

Ссора

За два дня до трагедии ее главные герои встретились в доме у генерала Верзилина. Там же присутствовали будущий секундант поэта и его давний друг князь Трубецкой, а также супруга и дочь хозяина дома. В их присутствии Лермонтов стал отпускать колкости по поводу смешного «горца». По трагической случайности при этих словах музыка остановилась, и они были услышаны всеми, включая Мартынова, как всегда, наряженного в черкеску. Как впоследствии вспоминали общие знакомые Лермонтова и Мартынова, это был далеко не первый случай, когда поэт насмехался над отставным майором. Тот терпел до тех пор, пока можно было делать вид, что шуточки не имеют к нему отношения. Однако во время музыкального вечера у Верзилиных все было слишком очевидно, и дуэль Лермонтова с Мартыновым стала неизбежной. Оскорбленный «горец» громко заявил, что больше не намерен выносить насмешек, и ушел. Поэт же успокоил дам, что уже завтра он и Николай Соломонович помирятся, так как «такое бывает».

Приговор

Судил Мартынова военный суд, который приговорил его к трем месяцам гауптвахты и 15 годам церковного покаяния. Николая отправили в Киев, где он отбыл наказание и поселился во флигеле Киевско-Печерской Лавры. Позже срок покаяния сократили до 7 лет. Каждый день все это время Мартынов бил поклоны и молился, в том числе за убиенного друга. Он терпел множество издевательств: киевляне показывали на него пальцем, называли убийцей и плевали в лицо. Но он терпеливо сносил все издевательства. До чаши с Причастием его допустили только в 1846 году.

Издатель Илья Александрович Арсеньев писал в воспоминаниях, что Мартынов всю оставшуюся жизнь мучился от чувства вины.

В Киеве Мартынов познакомился со своей будущей женой Софьей Проскур-Сущанской, здесь он обвенчался с ней, а потом уехал в Москву, где жена родила ему 11 детей.

В Москве Мартыновы жили в доме No 13 в Леонтьевском переулке, а позже уехали в имение Николая Иевлево-Знаменское, где Мартыновым-старшим был построен храм Знамения Божьей Матери в стиле ампир. Здесь Николай Соломонович Мартынов прожил до 60 лет, продолжая каждое утро ходить в храм и отстаивая там панихиду по рабу Божьему Михаилу.

Он прекрасно понимал, талант какой силы был им загублен, и поэтому после смерти просил похоронить его в безвестной могиле. Однако родные распорядились по-своему и погребли его останки в фамильном склепе.

После революции в имении располагался детдом для беспризорников. Узнав, что рядом на кладбище погребен убийца поэта, советские дети разрушили усыпальницу, а останки всех Мартыновых выбросили в ближайший пруд.

Воля покойного исполнилась.

Действующие лица

Начнем с того, что Лермонтов не должен был останавливаться в Пятигорске летом 1841 года. В воспоминаниях писателя Петра Мартьянова читаем: «В Пятигорск прибыл Михаил Юрьевич вместе со своим двоюродным дядей, капитаном нижегородского драгунского полка Алексеем Аркадьевичем Столыпиным, 23 мая. На другой день они явились к пятигорскому коменданту <…>, представили медицинские свидетельства о своих болезнях и получили от него разрешение остаться в Пятигорске». Столыпин был не только родственником, но и близким другом Лермонтова: так, он выступал его секундантом на дуэли с Барантом.

А. Столыпин, портрет работы В. Гау. (wikipedia.org)

По воспоминаниям людей, знавших Лермонтова в Пятигорске, характер поэта отличался некоторой двойственностью. С близкими друзьями он был добр и внимателен, с прочими — «заносчив». Кроме того, он был «шалун в полном ребяческом смысле», и современники отмечали, что он быстро оказался в центре внимания местного общества.

Николай Мартынов, отставной майор Гребенского казачьего полка, знал Лермонтова много лет — они вместе учились в Школе гвардейских подпрапорщиков и юнкеров. Эту же школу, только несколькими годами позже, окончил и корнет Михаил Глебов, которого, по воспоминаниям Мартьянова, связывала с Лермонтовым искренняя дружба. Оба они тоже были в Пятигорске.

В те же дни в городе оказался и князь Александр Васильчиков, который прибыл на Кавказ в свите барона Гана. Для лечения Васильчикову разрешено было остаться в Пятигорске. Вместе с ним квартировал князь Сергей Трубецкой. В начале 1841 года он без разрешения прибыл с Кавказа, где служил, в Петербург, впал в немилость, провел некоторое время под домашним арестом, а потом был вновь отправлен на Кавказ, еще не до конца выздоровев после ранения.

Обстоятельства ссоры

Князь Васильчиков в своих воспоминаниях пишет о том, что в тот день на приеме у генеральши Верзилиной Михаил Юрьевич отпустил очередную остроту в адрес Мартынова. Жена родственника и друга Лермонтова, Э. А. Шан-Гирей, свидетельствует, что Николай Соломонович побледнел и сдержанным голосом напомнил поэту, что всегда просил его воздерживаться от подобных насмешек при дамах. Он повторил это замечание впоследствии еще несколько раз, после чего Михаил Юрьевич сам предложил ему потребовать у себя удовлетворения. Мартынов тотчас назначил день для поединка. Сначала друзья дуэлянтов не придали никакого значения этой мимолетной размолвке. Видимо, конфликт мог быть разрешен в любую минуту. Но Михаил Юрьевич не предпринял никаких шагов к примирению.

Исповедь убийцы

«15 июля 1871 года. Знаменка.

Сегодня минуло 30 лет, как я стрелялся с Лермонтовым на дуэли. Трудно поверить! А мне памятны малейшие подробности, как будто это случилось вчера. Понимая, что я сам стою на краю могилы, я чувствую желание высказаться. Я познакомился с Михаилом Лермонтовым в юнкерской школе. Не могу сказать, что у него было злое сердце. Но и юнкером Лермонтов остался школяром, в полном смысле этого слова. Особенно удивляло его черствое отношение к женщинам. Как писатель он действительно высоко стоял. Злобы к нему я никогда не питал, мне незачем было искать предлог с ним ссориться. Он в июне 1841 года жил у меня, рисовал много, талант к живописи имел необыкновенный. События, случившиеся в июле 1841 года, высказаны мною на допросе №1351, произведённом подполковником отдельного корпуса жандармов Кушинниковым.

С самого приезда в Пятигорск Лермонтов не пропускал случая, где бы не сказать мне неприятность. Остроты, колкости, насмешки на мой счёт не прекращались, но не задевали моей чести. За два дня до дуэли в одном доме (Верзилиных, — прим. авт.) он вывел меня из терпения. Я решил положить этому конец. На мои слова он отвечал дерзко, в том смысле, что он говорит, что хочет, и никто не заставит его замолчать. «Я заставлю тебя замолчать…» — начал я, но он не дал мне кончить и добавил насмешливо: «Вместо пустых угроз ты бы лучше действовал. Ты знаешь, я никогда не отказывался от дуэлей. Ты меня этим не запугаешь». Мы уже подошли к его дому. Я сказал, что пришлю ему секунданта».

Итак, Лермонтов публично неделями унижает своего товарища, старшего по чину и кавалера боевого ордена, родного брата девушки, которая в него влюблена. Кстати, перед отъездом на Кавказ Михаил Юрьевич зашёл к ней проститься. Но когда взволнованная девушка догнала его на лестнице, он обернулся и расхохотался ей в лицо. Кроме того, он вызывает на дуэль человека, отлично зная, что тот практически не умеет стрелять.

Но продолжим чтение исповеди убийцы.

Детство и юность

В жизнях и судьбах будущего убийцы и жертвы много совпадений — литературоведы отмечают тягу обоих к писательству, службу на Кавказе и приход в этот мир практически в одно время: Михаил Юрьевич родился 3 октября 1814-го (по старому стилю), Николай Соломонович — 9-го числа того же месяца, но годом позже.

Портрет Николая Мартынова / Википедия

Отец последнего пребывал в чине статского советника, являясь одним из богатейших жителей Нижнего Новгорода, так что его большая семья из восьми детей не знала трудностей и лишений. Кроме того, Мартыновы считались людьми глубоко верующими и набожными: родная сестра Соломона Михайловича Дарья была игуменьей Крестовоздвиженского женского монастыря, ее знал сам Серафим Саровский.

С детских лет мальчик рос в родовой усадьбе Мартыново-Знаменское, располагавшейся по соседству с Середниково, где часто гостил Лермонтов, и к моменту поступления в школу юнкеров имел за плечами хорошее образование. В учебном заведении давние знакомые упражнялись в паре на занятиях фехтованием и пробовали печатать первые произведения в рукописном журнале.

Роковой выстрел

«На следующее утро ко мне приехали секунданты Михаил Глебов и Александр Васильчиков. Михаил Глебов пробовал меня уговорить отозвать вызов. Я понял, что они уговаривают от себя, а не от имени Лермонтова. Я ответил, что уже сделал шаг к сохранению мира. Но не я его вызывал, а меня вызывают, и потому мне невозможно первому призывать к примирению. Меня продолжали уговаривать, но я спросил: «Господа, что бы вы сделали на моем месте?». После чего они прекратили разговоры и уехали.

Кроме секундантов и нас двоих, никого на месте дуэли не было, и никто не знал о ней. Был отмерен барьер в 15 шагов и ещё 10. Было решено сделать до трёх выстрелов, осечка считалась за выстрел. Мы стали на крайних точках. Я первый подошёл к барьеру, ждал выстрела Лермонтова, у его пистолета не было осечек. Потом сам спустил курок. Он упал, был жив, но уже не говорил. Я поцеловал его и отправился верхом домой. Дома ждали мои крепостные: камердинер Илья, повар Иван и казачок Ерошка. Его я послал на место дуэли за забытой мной там черкеской. Потом прибыл с рапортом к коменданту».

На этом текст письменной исповеди обрывается. Пока Мартынов сидел на гауптвахте пятигорского гарнизона в ожидании военного суда, секунданты с воли слали ему записки, согласовывая свои показания перед грядущим разбирательством. За дуэль Мартынов был приговорён военно-полевым судом к разжалованию и лишению всех прав состояния, однако по окончательному приговору, смягченному Николаем I, его заменили трёхмесячным арестом на гауптвахте. Церковный суд наложил епитимью на христианина Мартынова за душегубство, покаяние он отбывал в Киевском монастыре в течение года.

Из всех участников поединка до седых волос дожил лишь Александр Васильчиков — Михаил Глебов погиб на Кавказе. При встречах с Мартыновым бывший секундант относился к нему с подчеркнутым уважением.

Детство героев

Николай Соломонович Мартынов родился в 1815 году в семье статского советника Мартынова, который был одним из богатейших жителей Нижнего Новгорода. Кроме Николая, в семье было еще семеро детей. Семья была набожной – тетка Мартынова, Дарья Михайловна, была игуменьей Крестовоздвиженского монастыря, и ее, как подвижницу, знал сам святой Серафим Саровский.

В детстве Николая увезли в Подмосковье, и он вырос в усадьбе Иевлево-Знаменское, где и познакомился с Михаилом Лермонтовым, который отдыхал по соседству в имении Середниково.

Оба юноши поступили в одну и ту же Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров и одно время были партнерами на уроках фехтования. В отличие от низкорослого, сутулого Лермонтова, Мартынов был высоким, статным, имел приятную внешность, нравился девушкам.

Лермонтов брал поэтическим талантом и талантом живописца. Оба размещали свои произведения в рукописном журнале «Школьная заря»; Мартынов писал прозу и по воспоминаниям Екатерины Григорьевны Быховец называл поэта товарищем и другом, несмотря на его колкие замечания.

Когда Михаил сломал ногу, и его положили в лазарет, верный Мартынов сбежал с занятий, чтобы быть у постели друга.

Переговоры с Мартыновым

Свидетели и очевидцы того, как погиб М. Ю. Лермонтов, утверждают, что Николая Соломоновича пытались отговорить от дуэли. Но тот был непреклонен. Возможно, Мартынов находился под воздействием неких подстрекателей, которые убедили его, что согласие на примирение сделает его смешным в глазах «света». Многие предполагают, что свою роль сыграло здесь вездесущее Третье отделение. Известны случаи, когда ведомство Бенкендорфа предотвращало готовящуюся дуэль. И оно, вероятно, было оповещено о поединке. Недаром на следующий день Пятигорск просто кишел жандармами. Однако предотвратить смерть Лермонтова было не в их интересах.

Действие третье

Как мы уже упоминали, участие в дуэли Столыпина и Трубецкого решено было скрыть. Таким образом, судебный процесс шел против Мартынова, Глебова и Васильчикова. Им нужно было согласовать свои показания, благо для этого была возможность: они беспрепятственно могли переписываться. В итоге картина получилась следующая:

• Участие Столыпина и Трубецкого в дуэли не упоминалось. В этом молчаливом заговоре участвовали не только трое подсудимых, но и начальник штаба командующего войсками флигель-адъютант полковник Траскин, который советовал двум секундантам молчать относительно других участников.

• Глебов настоял на том, чтобы Мартынов скрыл условие трех выстрелов с каждой стороны. Таким образом, постфактум смягчились условия дуэли.

• На следствии Мартынов избегал ответа на вопрос о том, успел ли Лермонтов сделать свой выстрел. Правда, Васильчиков подтвердил, что пистолет поэта разрядил он сам: выстрелить Лермонтов не успел.

• Все трое долго согласовывали ответы на вопрос о причинах дуэли. В итоге была сформулирована версия о том, что вызывающее поведение Лермонтова вынудило Мартынова вызвать поэта на дуэль. Васильчиков и Глебов попросили Мартынова также сказать, что секунданты всеми силами пытались примирить противников.

Добавим к этому, что схема места дуэли в ходе следствия составлена не была, дуэльные пистолеты впоследствии были заменены на другие (Столыпин хотел сохранить пистолеты, которые были в руках у противников, в память о Лермонтове), вскрытие тела также не производилось.


Лермонтов на смертном одре, портрет работы Р. Шведе. (lermontov.info)

Фактическая сторона дуэли Лермонтова и Мартынова. Свидетельства очевидцев

Дуэль между Мартыновым и Лермонтовым состоялась в седьмом часу вечера 15 июля 1841 года. Произошла она в городе Пятигорске около горы Машук. В результате поединка Лермонтов получил рану, несовместимую с жизнью. Поэт скончался на месте и был погребен в Пятигорске.

Рядом с дуэлянтами присутствовали секунданты Глебов и Васильчиков. Также на дуэли находились князь Трубецкой и родственник Лермонтова Столыпин. К следствию были привлечены только два первых свидетеля, другие были скрыты, «дабы происшествие не испортило им карьеры».

Глебов и Васильчиков показали, что приехавший в Пятигорск Лермонтов проявлял неуважение к своему бывшему однокласснику Мартынову, позволяя в его адрес неуместные шутки. Это и стало причиной дуэли. Те же показания дал сам Мартынов.

Секунданты и убийца указывали, что причиной дуэли стала ссора, которая произошла между Мартыновым и поэтом накануне 13 июля на вечере у генеральши Верзилиной. Дамы, присутствующие на этом вечере, впоследствии подтверждали, что Лермонтов был весел и отпустил не совсем удачную шутку в адрес Мартынова. Дело в том, что Мартынов ухаживал за дочерью генеральши, а Лермонтов по-французски предостерег юную девушку от общения со странным человеком в горском наряде с большим кинжалом наперевес.

Мартынов вскипел и позже вызвал поэта на разговор наедине. По всей видимости, именно тогда он спровоцировал на дуэль Лермонтова.

Как впоследствии показали секунданты, Лермонтов ехал на дуэль спокойным и веселым. Он считал, что Мартынов остынет и, скорее всего, будет стрелять в воздух. Сам он также не хотел убивать своего приятеля и стремился разойтись с ним после дуэли по-хорошему.

Однако Мартынов находился в состоянии ярости. Когда дуэлянтам были вручены пистолеты, автор «Героя нашего времени» замешкался с выстрелом (есть версия, что стрелял Лермонтов в воздух), а Мартынов прицельным выстрелом убил своего соперника. Лермонтов скончался через несколько минут от смертельной раны.

Позже по делу состоялось следствие и суд, который приговорил участников этого события к серьезным наказаниям. Первоначально, Мартынов был лишен всех званий и титулов, однако, позже его приговорили к церковной епитимии и аресту, который продлился всего несколько месяцев.

Приговор

Судил Мартынова военный суд, который приговорил его к трем месяцам гауптвахты и 15 годам церковного покаяния. Николая отправили в Киев, где он отбыл наказание и поселился во флигеле Киевско-Печерской Лавры. Позже срок покаяния сократили до 7 лет. Каждый день все это время Мартынов бил поклоны и молился, в том числе за убиенного друга. Он терпел множество издевательств: киевляне показывали на него пальцем, называли убийцей и плевали в лицо. Но он терпеливо сносил все издевательства. До чаши с Причастием его допустили только в 1846 году.

Издатель Илья Александрович Арсеньев писал в воспоминаниях, что Мартынов всю оставшуюся жизнь мучился от чувства вины.

В Киеве Мартынов познакомился со своей будущей женой Софьей Проскур-Сущанской, здесь он обвенчался с ней, а потом уехал в Москву, где жена родила ему 11 детей.

В Москве Мартыновы жили в доме No 13 в Леонтьевском переулке, а позже уехали в имение Николая Иевлево-Знаменское, где Мартыновым-старшим был построен храм Знамения Божьей Матери в стиле ампир. Здесь Николай Соломонович Мартынов прожил до 60 лет, продолжая каждое утро ходить в храм и отстаивая там панихиду по рабу Божьему Михаилу.

Он прекрасно понимал, талант какой силы был им загублен, и поэтому после смерти просил похоронить его в безвестной могиле. Однако родные распорядились по-своему и погребли его останки в фамильном склепе.

После революции в имении располагался детдом для беспризорников. Узнав, что рядом на кладбище погребен убийца поэта, советские дети разрушили усыпальницу, а останки всех Мартыновых выбросили в ближайший пруд.

Воля покойного исполнилась.

Причины дуэли с Мартыновым

Из Северной столицы поэт сначала приехал в Ставрополь, где стоял его Тенгинский полк, а через некоторое время отправился в краткосрочный отпуск в Пятигорск. Причем друзья уговаривали его этого не делать. Там он встретил многих своих петербургских знакомых, включая Мартынова. Злого на язык Лермонтова крайне позабавил воинственный облик бывшего однокашника. Последний же давно затаил обиду на поэта, так как считал, что тот его высмеял в своих эпиграммах, в которых фигурировали имена Мартыш и Соломон. Впоследствии в качестве причины дуэли рассматривалась и версия, согласно которой Мартынов считал, что Лермонтов скомпрометировал его сестру. Указывалось также соперничество молодых людей по поводу благосклонности французской актрисы по имени Адель, которая находилась на Кавказе с гастролями.

Действие второе

«Поединок был назначен на 15 июля 1841 года в 6 ½ часов вечера, у подошвы горы Машук, в полуверсте от Пятигорска». Как отмечает в своих записках сын Николая Мартынова, силы были не равны: Лермонтов был прекрасный стрелок, а Мартынов, несмотря на долгую военную службу, пистолетом владел плохо.

Первоначальный знак на предполагаемом месте дуэли Лермонтова. (pastvu.com)

Противники сошлись. Секунданты подали команду, между счетом «два» и «три» выстрелов не было. Дальше Лермонтов якобы произнес: «Я в этого дурака стрелять не буду». По другим данным, кто-то сказал: «Надо же кончать, мы и так насквозь промокли» (в это время пошел дождь и разразилась гроза). Опять же, по имеющимся воспоминаниям, на выстреле после счета «три» настоял или Столыпин, или Глебов: в противном случае секунданты грозили развести дуэлянтов. Мартынов выстрелил. Лермонтов упал: рана в груди оказалась смертельной.

Окончательный приговор

Военный суд вынес Мартынову приговор: 15 лет покаяния в церкви и 3 месяца гауптвахты. В Киеве он отбыл свое наказание и жил на территории Киево-Печерской лавры. Спустя время, срок покаяния изменили и он составил 7 лет. Ежедневно Мартынов молился за своего убитого друга. Он переживал всяческие издевательства, прохожие плевали в него и называли убийцей. Все это он терпеливо вынес, и в 1846 году он был допущен до чаши с причастием. Чувство вины не покидало Николая Соломоновича на протяжении всей жизни.

В Киеве Николай встретил Софию Проскур-Сущанскую, которая стала ему женой и родила 11 детей. Пара была венчана. Семья жила в Москве, но позже уехала в имение Мартыновых, где Николай построил храм и прожил там свои последние годы. Он ежедневно ходил в храм, чтобы молиться за Михаила, с которым пришлось стреляться.

Он отдавал себе отчет, какой великий талант был загублен его руками. Именно поэтому он велел схоронить его после кончины в безвестной могиле. Но родственники сделали по-другому и погребли останки Николая Соломоновича в фамильном склепе.

В имении Мартыновых после революции организовали детский дом для содержания беспризорников. Воспитанники детдома, узнав, что рядом захоронен убийца великого русского поэта, разрушили склеп, и останки всех членов рода Мартыновых выбросили в пруд. В какой-то степени воля Николая исполнилась.

Немного о личности Мартынова

Николай Соломонович Мартынов был личностью незаурядной. Ровесник Лермонтова, его однокашник по военной школе, красивый молодой человек, пользовавшейся успехом у женщин, писавший стихи и поэмы, с юности мечтал о военной карьере. Поначалу его красота и навыки, приобретенные в военной школе, помогали ему. Он достиг должности майора, что для этого возраста было высоким чином. Однако его карьера внезапно оборвалась. Что послужило причиной этому до конца неизвестно, Мартынов сам подал в отставку и получил ее в начале 1841 года. Сплетники обвиняли его в шулерстве.

Мартынов болезненно переживал эту ситуацию. Он не поехал в Москву к родным, а остался в Пятигорске на вольных хлебах. Носил одежду горца и поражал окружающих своими нелепыми шутками. Ему отказали даже в малом: император по причине его отставки распорядился не награждать его медалью за прежние военные заслуги.

В таком состоянии Мартынов встретился с Лермонтовым, приехавшим в Пятигорск для излечения от болезни. Сам Мартынов потом утверждал, что относился к поэту по-доброму, однако, его раздражали шутки Лермонтова в его адрес, надменность поэта и его язвительность. К тому же Мартынов считал, что в 1837 году Лермонтов совершил над ним и его семьей злую шутку, когда без разрешения вскрыл и прочитал письмо его сестры Натальи.

Как известно, после дуэли Мартынов терзался угрызениями совести, страдая от того, что окружающие видят в нем в первую очередь убийцу великого поэта. Через тридцать лет после роковой дуэли он написал свои записки, названные «Моя исповедь». Впрочем, в этих записках Мартынов пытался обелить себя, заявляя, что Лермонтов был невыносимым по характеру человеком, с добрыми задатками, но испорченный «светом».

Дуэль

После окончания школы пути приятелей разошлись: Лермонтов отправился служить в гусарский полк в Царское село, а Мартынов стал кавалергардом. Приятели встречались, когда Лермонтов приезжал в Москву, и поэт даже ухаживал за сестрой Мартынова Натальей, однако не встретил понимания со стороны ее матери.

В 1837 году приятели встретились в Пятигорске, куда Лермонтов отправился в наказание за стихотворение «На смерть поэта», а Мартынов служил в действующих войсках добровольцем и вернулся в Москву при ордене Анны III степени «с бантом». В тот раз друзья расстались мирно, но в следующую встречу в 1841 году коса нашла на камень. Причиной дуэли следует считать соперничество – как литературное, так и в жизни. Мартынов был красив, Лермонтов – нет; Мартынов был ветераном войны, имевшим награду, майором, а Лермонтова из-за проблем с цензурой тщательно вычеркивали из наградных списков и не давали продвижения по службе. Наконец, Мартынов сочинил поэму «Герзель-аул», в которой описал поход в горы, а Лермонтов сочинил гораздо более удачную поэму «Валерик», после чего Мартынова читатели обвинили в плагиате.

Лермонтов высмеивал манеру Мартынова одеваться и писал на него едкие эпиграммы: несмотря на то, что Николай уволился из армии по выслуге лет, он носил черкеску, огромный кинжал и брил череп наголо по моде горцев.

Поэтому замечание Лермонтова на балу у коменданта Пятигорска, Петра Семеновича Верзилина, о котором позже вспоминала Эмилия Александровна Клингенберг, стало последней каплей, толкнувшей Мартынова вызвать друга на дуэль.

Впрочем, биограф поэта Павел Александрович Висковатов считал, что Мартынова спровоцировали «люди из Петербурга», которые были заинтересованы, чтобы поэт навсегда остался на Кавказе.

По воспоминаниям секунданта, Александра Илларионовича Васильчикова, Лермонтов перед дуэлью сказал, что виноват перед другом и «выстрелит в воздух». Не хотел стрелять в друга и Мартынов, но по правилам дуэли он не мог стрелять в воздух: его обвинили бы в трусости.

Дуэль состоялась 15 июля 1841 года у горы Машук, Мартынов, не целясь, выстрелил в сторону друга, и Лермонтов упал.

По свидетельству Николая Николаевича Раевского, Мартынов подошел к упавшему, поклонился до земли и произнес: «Прости меня, Михаил Юрьевич». Вернувшись в город, Мартынов сразу же сдался коменданту, и его заключили в камеру.

Эпилог

По тому, как велось следствие, можно понять, что и приговор по всей строгости вынесен не был. Все трое были преданы военному суду, что в случае дуэли влекло более мягкий приговор.

Окончательное решение в делах, которые рассматривал военный суд, принимал император после предоставления ему всех документов

Николай I «высочайше повелеть соизволил: майора Мартынова посадить в крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию, а титулярного советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить, первого во внимание к заслугам отца, а второго по уважению полученной им в сражении тяжелой раны».. Срок церковного покаяния был определен в 15 лет

Это время Мартынов должен был провести в паломничествах и молитвах. Но приговор затем смягчили, и в 1846 году Мартынов был освобожден от епитимьи.

Срок церковного покаяния был определен в 15 лет. Это время Мартынов должен был провести в паломничествах и молитвах. Но приговор затем смягчили, и в 1846 году Мартынов был освобожден от епитимьи.

Смертельная дуэль

Согласно официально версии, Николай Соломонович Мартынов, к тому моменту уже майор в отставке, вызвал поручика Михаила Юрьевича Лермонтова на дуэль в июле 1841 года в результате ссоры, случившейся в Пятигорске, доме Верзилиных. Как утверждал А. П. Шан-Гирей, слова которого приведены в издании «Россия» В. С. Белых, Лермонтов при появлении Мартынова объявил дочери хозяйки дома: «Берегитесь, вот приближается свирепый горец!». Мартынов сказал поэту о том, что не единожды просил его воздерживаться от шуток в свой адрес. Михаил Юрьевич удивился: «Вы действительно сердитесь на меня и вызываете меня?». Мартынов ответил: «Да, я вас вызываю!».

Вечером 15 июля того же года дуэлянты встретились. Во время поединка Лермонтов был смертельно ранен Мартыновым. Как указано в сборнике «Дуэль Лермонтова и Мартынова. Подлинные материалы уголовного дела», пуля прошила тело поэта, пройдя на вылет, что повлекло практически мгновенную смерть. Михаил Юрьевич был похоронен на пятигорском кладбище, откуда, впрочем, его останки были перевезены в семейный склеп села Тарханы. По возвращении в Пятигорск о случившемся коменданту Пятигорска В. И. Ильяшенкову сообщил Глебов, являвшийся, как считают многие, секундантом Лермонтова. Глебов, Мартынов, а также секундант Васильчиков были арестованы.

Юность

Было ощущение, что эти подростки постоянно соревнуются друг с другом. Они писали в журнал, который издавался самими курсантами, выбирали друг друга в качестве противника на уроках фехтования. Николай был выше ростом и уже в юношеском возрасте привлекал взоры дам. За успехи в личной жизни Мишель Лермонтов одаривал товарища нелицеприятными комплиментами. Все, кто знал Мартынова, восхищались его мягким характером. Когда Лермонтов сломал ногу, тот навещал его в лазарете. После окончания школы Коля часто приглашал друга в гости и надеялся, что тот станет мужем одной из его многочисленных сестер.

Николаевское кавалерийское училище, где обучались Николай Мартынов и Михаил Лермонтов

Получив образование, молодые люди начали службу в армии. Николай Мартынов поступил в кавалергардский полк. Это была элитная воинская часть, которая дислоцировалась в Санкт-Петербурге. В 1837 г. юноша попросил командование направить его на Кавказ. Родные пришли в ужас, узнав, что их мальчик карьере предпочел сомнительные приключения. Им не удалось отговорить парня. Вскоре не Кавказ сослали и Лермонтова.

Детство героев

Николай Соломонович Мартынов родился в 1815 году в семье статского советника Мартынова, который был одним из богатейших жителей Нижнего Новгорода. Кроме Николая, в семье было еще семеро детей. Семья была набожной – тетка Мартынова, Дарья Михайловна, была игуменьей Крестовоздвиженского монастыря, и ее, как подвижницу, знал сам святой Серафим Саровский.

В детстве Николая увезли в Подмосковье, и он вырос в усадьбе Иевлево-Знаменское, где и познакомился с Михаилом Лермонтовым, который отдыхал по соседству в имении Середниково.

Оба юноши поступили в одну и ту же Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров и одно время были партнерами на уроках фехтования. В отличие от низкорослого, сутулого Лермонтова, Мартынов был высоким, статным, имел приятную внешность, нравился девушкам.

Лермонтов брал поэтическим талантом и талантом живописца. Оба размещали свои произведения в рукописном журнале «Школьная заря»; Мартынов писал прозу и по воспоминаниям Екатерины Григорьевны Быховец называл поэта товарищем и другом, несмотря на его колкие замечания.

Когда Михаил сломал ногу, и его положили в лазарет, верный Мартынов сбежал с занятий, чтобы быть у постели друга.

Литература

  • Захаров В. А. Загадка последней дуэли. — М.: Русская панорама, 2000. — 352 с., 20 илл. — Тираж 3000 экз. — ISBN 5-93165-014-8.
  • Захаров В. А. Дуэль и смерть поручика Лермонтова. — Издательство М. и В. Котляровых. — Нальчик, 2006. — 536 c. (Рецензенты д.и.н, профессор В. Б. Виноградов, д.и.н., проф. В. В. Дегоев). — Тираж 1000 экз. — ISBN 5-93680-183-5.
  • Мартынов, Николай Соломонович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Уманская М. М. Из истории литературных отношений Лермонтова и Мартынова. («Валерик» — «Герзель-аул»). — («Страницы истории русской литературы») — М., 1971. — С. 401—413.

Офицеры

Служба в неспокойных приграничных гарнизонах вдохновляла Николая Мартынова на творчество. По мнению современников, его тексты были слишком напыщенными и наивными. Лермонтов это тоже замечал и не упускал возможности одарить школьного приятеля порцией критики. В переписке молодых людей были взаимные колкости.

Кавсказская разведка (1901). Художник Франц Рубо

Когда Михаил Юрьевич представил публике роман «Герой нашего времени», все сочли, что под именем Грушницкого он вывел Николая Мартынова. Была и более оскорбительная версия: судачили, что княжна Мери списана с Натальи Мартыновой. Лермонтов часто навещал семью своего школьного приятеля и, по слухам, соблазнил несчастную девушку. Брат оклеветанной Наташи утверждал, что было неудачное сватовство, и жениха забраковала мать невесты. Сам автор скандального произведения догадки никак не комментировал. Такое поведение светоча русской литературы положило конец его дружбе с Мартыновым.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий