История карфагена. часть v

Гамилькар Барка — последняя надежда пунийцев

Наёмники перерезали линии сообщения Карфагена с остальной Африкой, захватив перешеек полуострова, на котором располагался город

Одновременно с этим они осадили Утику (второй по важности город державы) и обратились с воззваниями к другим городам Африки, часть из которых поддержала восставших. Это позволило мятежникам создать более-менее устойчивую экономическую и операционную базу

Надеяться на то, что они погибнут от голода или разбегутся по доброй воле, было бессмысленно. После пленения, пыток и казни Гексона командующим армией был назначен Ганнон, проявивший себя в критический для отечества момент не с лучшей стороны. По воде ему удалось доставить подкрепления в Утику и даже отбросить неприятеля от города, однако вскоре из-за беспечности пунийца его армия была разбита, а осадные машины попали в руки к наёмникам. Скромные ресурсы города, вынужденного опираться на немногочисленных верных наёмников и ополчение граждан, более привычных к флотской, а не армейской службе, оказались ещё более сужены. После новой неудачи Ганнон был снят с должности командующего и отозван в город. Последней надеждой Карфагена, на шее которого затягивалась петля солдатско-крестьянского мятежа, стал Гамилькар Барка, блестяще зарекомендовавший себя на полях сражений, но пользовавшийся неоднозначной славой в карфагенском Совете, где многие побаивались его успехов и популярности.


Предположительное изображение Гамилькара на карфагенской монете. (Pinterest)

Гамилькар Барка родился в 270-х гг. до н. э. и происходил из старинной пунийской семьи. Несмотря на знатность, именно Гамилькар прославил фамилию в годы войны с Римом, а имя Барка — «молния», по одной из версий, было не родовым именем, а личным прозвищем Гамилькара, столь удачно действовавшего в боях с римлянами на Сицилии. В сражениях с легионами на гористой и удобной для засад местности Гамилькар предпочитал использовать партизанскую тактику, изматывая неприятеля неожиданными нападениями и рейдами. Такой образ действий вполне годился в лесах Сицилии, однако в борьбе с новой напастью — наёмниками и населением некоторых карфагенских городов, нужно было искать новые методы ведения войны. Перед 35-летним полководцем встала непростая задача, причём на карту было поставлено само существование его отчизны. Теперь от него зависел весь ход истории Средиземноморья.

[править] Африканская экспедиция Рима (256—255)

В 259—257 годах боевые действия проходили на Сицилии, Липарских островах, Сардинии, Корсике и Мальте. Карфагеняне увеличили сухопутные контингенты, поэтому победы перестали даваться римлянам легко. Из их успехов выделяется лишь захват Алерии на Корсике, из карфагенских — разгром римского десанта в Сардинии. Идёт затяжная позиционная война на истощение, ни одна из сторон не может добиться решающего перевеса.

Римляне плывут в Африку, карикатура Джона Лича.

В 256 году римляне предприняли поход в Африку, в сердце Карфагенской империи. Огромный флот выдвинулся из Сицилии и был встречен таких же масштабов армадой под командованием Ганнона, пытавшегося деблокировать Акрагант. Морское веселье началось у сицилийского мыса Экном, и римский флот снова победил благодаря корвусам, хоть триумф и дался нелегко. Потери карфагенян были колоссальны, а Рим вновь достиг своей цели: дорога в Африку открыта!

4 легиона под командованием Марка Атилия Регула и Луция Манлия Вульсона Лонга высадились у крепости Клупея и начали разорять карфагенские земли. Ограбив корованы, Регул получил приказ отправить часть войска с Вульсоном в Сицилию. Это оказалось роковой ошибкой, ведь оставшихся 30 тысяч было явно недостаточно для победы на чужой земле. Хотя поначалу всё шло хорошо — Регул разбил наспех созданную карфагенскую армию и захватил город Тунет, располагавшийся уже в непосредственной близости от Карфагена. Пуны решили не искушать судьбу и запросили мира. Регул, понимая, что с оставшимся войском Карфаген ему не взять, согласился. Потребовал он всего-то ничего: передать Риму Сицилию и Сардинию, вернуть без выкупа всех римских пленных, а пленных пунийцев выкупить за указанную сумму. Карфаген должен был возместить Риму понесённые в войне убытки и ежегодно выплачивать дань. Военный флот Карфагена переходил к Риму… Фаломорфировавшие карфагеняне предложили смягчить условия, но Регул отказался, сказав, что отныне друзьями и врагами Карфагена будут друзья и враги Рима.

Стороны так и не смогли договориться. Год закончился тем, что пуны, видя уже почти под своими стенами римскую армию, лихорадочно придумывали ответные меры, а эмиссары Регула рыскали по Нумидии и Ливии, склоняя местное население на свою сторону.

Ксантипп обещает наёмникам 13-ю зарплату и премию.

«Ты хуй!», — говорит Ксантипп Регулу (версия британских художников).

В 255 году Карфаген снова собрал наёмников под командованием спартанца Ксантиппа, с которым связывают один из самых громких успехов Карфагена в этой войне — битву при Тунете. Ксантипп сумел навязать Регулу бой на открытой местности, где сказалось преимущество боевых слонов и фаланги наёмников. Армия Регула была наголову разбита, сам он попал в плен, и лишь 2 000 римских юнитов смогли укрыться в Клупее, и то в безнадёжном положении. Римский флот во главе с Сервием Фульвием Цепионом отправился вызволять попавших в биду товарищей. Он нанёс поражение пунам у Гермесова мыса и прорвался к осаждённым в Клупее. Но на обратном пути сильная буря потопила почти весь флот…

Мало того что отступление из Африки превратило всю африканскую кампанию в ебический провал, Рим ещё и не смог воспользоваться начавшимися антикарфагенскими волнениями в Ливии и Нумидии. После разгрома армии Регула и флота Цепиона карфагеняне занялись рутиной — покарали ливийцев и нумидийцев, обложив их впоследствии двойным налогом.

В 254 году карфагеняне захватили злополучный Акрагант. Однако римляне контратаковали и вернули его, а впридачу ещё и захватили Панорм. Успехи римлян в Сицилии с этого момента и далее говорят об их численном преимуществе. У Карфагена же начался дефицит катапультного мяса из-за нехватки средств на содержание наёмников.

В 253 году римляне попытались снова сделать рейд в Африку, но вновь были опиздюлены, после чего римский Сенат принял решение свернуть морские операции и перенести войну на сушу.

[править] Мемы

  • Винрарный римский «вóрон (harpago corvus)» во многом предопределил победу Рима на море. ТруЪ-историки до сих его изучают и пишут книги с большим количеством букаф.
  • Флейтист Гая Дуилия. Морская победа при Миле была настолько важна для Рима, что её триумфатору была оказана невиданная до сей поры почесть — личные факельщик и флейтист, а также посмертная ростральная колонна в Риме уже в I веке нашей эры.
  • Ксантипп. Расовый спартанский наёмник, чья тактическая грамотность позволила избавить Карфаген от опасности. Есть две версии дальнейшей судьбы этого талантливого полководца. По одной — жадные карфагеняне не захотели платить денег Ксантиппу и его людям и предоставили им , чтобы они утонули. По другой — Ксантипп пересел на другой корабль и достиг Эллады. Вторая версия выглядит более правдоподобной, потому что наёмник с таким именем после указанных событий появляется в Египте.

Регул возвращается в Карфаген, картина А. К. Ланса

  • Марк Атилий Регул. Сохранились сведения о том, что Регул просил освободить его от командования армией во время африканского похода, так как его маленькое земельное имение некому обрабатывать. Сенат отказал в просьбе, однако выделил средства на содержание личного имения Регула. Также считается многими эталоном долбоебизма благородства: уже пленённого в то время Регула карфагеняне отправили в Рим в качестве посредника в мирных переговорах. Но при этом взяли слово, что он вернётся в Карфаген. Во время переговоров Регул призывал Сенат продолжать войну, сливая инфу, что в Карфагене скоро наступит Адъ и Израиль. Переговоры закончились ничем, и сенаторы просили Регула остаться в Риме. Но тот молвил, что это — дело чести, и вместе с парламентёрами убыл в Карфаген, где его тотчас казнили. Хотя по другим данным, пуны хорошо обходились с благородным Регулом, и принял ислам он по собственной воле незадолго до окончания войны.
  • Казнённые карфагенские полководцы. Есть мнение, что карфагенский Сенат приговаривал к смерти всех полководцев, зафэйливших то или иное сражение. Но это вызывает сомнения. Во-первых, в распоряжении — преимущественно проримские источники, которые всячески клевещут на врага. Истории о чрезвычайной жестокости пунов, скорее всего, являются гнусным поклёпом. Во-вторых, карфагенскими военачальниками были самые знатные пуны, такая же знать сидела и в Сенате, поэтому кажется сомнительным, чтобы сенаторы направо и налево казнили своих коллег или их детей. В качестве примера: что только не зафэйлил Ганнибал Гисгонович, но в конечном итоге его только лишили должностей, а потом и вовсе снова отправили воевать, правда, на второстепенное направление.
  • Целый ряд античных историков (Ливий, Зонара, Флор и Орозий) рассказывают одну фантастическую историю о том, что однажды из реки выполз гигантский змей 35 метров в длину и напал на римлян, шедших за водой. Впрочем, древние авторы копипастили эту прохладную историю друг у друга. Сначала змей сожрал много солдат, но потом римляне храбро атаковали НЁХ и в итоге заколбасили её с помощью баллист. Вряд ли это можно списать на массовую галлюцинацию, скорее — на больную фантазию авторов. Или таким образом римляне оправдывали свой очередной фэйл, которых в Первую Пуническую набралось немало.

[править] Причины поражения Карфагена

По ряду причин, экономика Рима оказалась более эффективна. Например, она успешнее справлялась с расходами и самим строительством военного флота.

Обе стороны были экономически подорваны войной. Карфаген даже обратился в 256 г. до н. э. или 252 г. до н. э. за займом к Птолемею, царю Египта, желая занять у него 2 тысячи талантов. У Птолемея, же была дружба и с римлянами и с карфагенянами, поэтому он сказал, что «следует помогать друзьям против врагов, но не против друзей». Птолемей попытался, примирить Рим и Карфаген друг с другом, но неудачно. Римляне же обошлись внутренними средствами граждан и уменьшением лишних расходов.

Причины отставания карфагенской экономики (разорение которой обусловило невыплату жалования наёмникам, отказ от строительства нового флота в замен погибшего) видимо лежат во-первых, в самой олигархической системе власти, при которой правители Карфагена занимались систематическим воровством, во-вторых, армия Карфагеняне была дороже римской потому, что её комплектовали из наёмников, а не рекрутов.

Карфагенский флот не смог преодолеть нововведение римлян («абордажный ворон»), он так и остался на уровне стратегии древности с его таранным боем.

Армия наёмников и рекрутов из числа подчинённых народов не могла сравнится с римской армией не по силе, не по надёжности: если наёмникам не было дела до Карфагена, то рекруты из числа ливийцев вообще ненавидели карфагенян как своих поработителей.

Даже финикийские колонии не были заинтересованы в нахождении в составе Карфагенской державы: карфагеняне пытались монополизировать всю торговлю, и экономически даже финикийские колонии желали избавится от карфагенского ига.

Карфагенян не хватила и воли к продолжению войны. По-видимому, сама Сицилия им была нужна для того, чтобы контролировать торговлю между Западным и Восточным Средиземноморьем. Так как, флот Карфагена не смог разбить римский флот, то сама стала недостижимой, и захватывать весь остров смысла уже не было. Карфагеняне не предвидели, что вскоре римляне захватят и Сардинию с Корсикой.

[править] Поход Гасдрубала в Италию

Но в то время, как Сципион так удачно действовал в Испании, сам Рим подвергался серьезной опасности. В 208 г. до н. э. Гасдрубал, перейдя Пиренеи, прошел через Галлию, перешёл Альпы и двинулся на соединение с братом. Битва при Метавре (Гай Клавдий Нерон) спасла римлян от опасности соединения карфагенских сил: Газдрубалово войско было уничтожено, он сам пал (207 г. до н. э.). Положение Ганнибала становилось очень трудным, тем более, что благополучное окончание войны в Сицилии, в Сардинии и в Испании и заключение мира с Македонией развязало руки его врагам. Сенат дал, наконец, Публию Корнелию Сципиону разрешение произвести высадку в Африке, но Сципиону пришлось еще создавать необходимую для этого армию. В состав её вошли 2 легиона, опозорившиеся в битве при Каннах, и много добровольцев.

Затяжная война в Сицилии

В 260 году до н. э., использовав выброшенную на берег карфагенскую пентеру в качестве образца, римляне в короткий срок построили крупный флот, состоявший из 100 пентер и 20 трирем. В дальнейшем римляне, осознав, что исход войны теперь зависит от господства на море, продолжали строить военные корабли и постоянно увеличивали численность своего флота.
Первая стычка нового флота с пуническим закончилась неудачно — 16 римских кораблей были захвачены карфагенянами в плен. Однако очень скоро карфагенская эскадра во время набега на Италию потерпела поражение в столкновении с римским флотом. Основной причиной победы было широкое использование римлянами абордажной тактики, что стало возможным в результате введения на римских кораблях абордажного ворона. Римляне захватили 31 корабль, потопили 14 (из пунийского флота в 130 кораблей, при этом римский флот насчитывал до 200), командующий флотом Гай Дуилий за свою победу получил триумф.
Значение этой победы было огромно — отныне Рим стал морской державой.

Боевые действия шли в Сардинии и Сицилии с переменным успехом.

Судьба Ганнибала[править]

Всегда найдется много желающих пнуть мертвого льва. Ганнибал, потеряв силу и власть, рисковал быть привлеченным к суду дважды: в Карфагене — за то что плохо вел войну, и в Риме — за то что вообще ее вёл.

На свободе он остался только благодаря Корнелию Сципиону, победителю при Заме. Недавний противник приложил все силы, чтобы доказать своим, что за удаль в бою не судят, а карфагенянам — что не им сейчас рот раскрывать. Ганнибал несколько лет занимал разные должности, включая командующего армией, и даже пост суффета (аналог римского консула). Но позже нажил себе много врагов и вынужден был бежать в Сирию.

Там он несколько лет служил советником у Антиоха III, участвовал в переговорах с Римом. В римско-сирийской войне (192—189 гг до н. э.) командует флотом. Одним из пунктов перемирия была выдача Ганнибала Риму. Не дожидаясь этого, он бежал на Крит и далее аж в Армению. Позже он неоднократно переезжал из одной страны в другую. Однако римляне вычислили его и потребовали выдачи. Когда за ним пришли (183 г до н. э.), Ганнибал принял яд.

Первая Пуническая война

Карфаген был мощным торговым государством Западного Средиземноморья: удачное расположение, традиции финикийских мореплавателей и талант руководителей позволили ему добиться больших успехов, поставив под контроль значительную часть товарооборота всей ойкумены. К началу войны с Римом город не имел армии в собственно эллинистическом понимании — войско формировалось из наёмников, набираемых на время кампании, влияние полководцев на принятие политических решений было минимальным, как и участие простых карфагенян в жизни армии. Пунийцы были, прежде всего, мореходами, а воевали за них те, чьи услуги они были готовы оплачивать.
Разумеется, что такая армия не отличалась ни традициями, ни высоким боевым духом и подходила для небольших военных акций и борьбы с заведомо более слабым противником, но никак не с римлянами, чья армия состояла из граждан, возглавляемых политиками с широкими полномочиями не только военного, но и политического характера. И очень скоро карфагенские военачальники поняли это на собственном опыте.


Карфагенская армия. pinterest.ru

Первая крупная операция войны, развернувшаяся под сицилийской Мессаной, продемонстрировала всё несовершенство карфагенской военной организации — несмотря на частные успехи, пунийцам не только не удалось одолеть неприятеля, но, более того, в решающем сражении карфагенская пехота не выдержала атаки римлян и бежала с поля боя. Ни последующий бой при Акраганте в 262 году, ни попытки пунийцев высадиться в Италии не принесли им удачи — даже хвалёные слоны, с которыми карфагенян познакомил всё тот же Пирр, не помогали — не имея опытных стратегов, в карфагенской армии попросту не знали, как правильно применять элефантерию, чтобы одержать верх над тяжёлой пехотой противника. В Риме, тем временем, созрел дерзкий план — ударить в самое сердце неприятеля и высадившись в Африке принудить Карфагенян к миру на условиях римлян, в руках которых уже оказалась большая часть Сицилии.

[править] Предпосылки войны

В результате поражения Карфагена в Первой Пунической войне и восстания наёмников Карфаген потерял Сардинию, Корсику и Западную Сицилию, что вызвало движение реваншизма, которое возглавил Ганнибал Барка.

Ганнибал решил воспользоваться для войны с Римом обстоятельствами, благоприятно сложившимися для карфагенян. Цизальпинская Галлия не была еще замирена римлянами, а вызванные иллирийскими делами несогласия с Македонией грозили им войной на Востоке. Ганнибал напал на Сагунт, союзный Риму, и взял его, после 8 месяцев осады. Когда римские послы получили в Карфагене отказ выдать Ганнибала, была объявлена война (218 г. до н. э.). В то время, как римляне надеялись вести её в Испании и Африке, Ганнибал составил план, по которому главным театром войны должна была стать Италия: Ганнибал надеялся нанести здесь решительный удар Риму, сделав операционным базисом Цизальпинскую Галлию, только что покоренную римлянами. Он питал надежду на деятельную помощь со стороны галлов и даже со стороны италийских союзников, тяготившихся подчинением Риму.

Первый период войны (218-213 гг. до н. э.)

Война в Италии 218-215 гг. до н. э.)

С самого начала Ганнибал – командующий войсками Карфагена – не скрывал, что хочет напасть на Рим. Он готовил армию для похода в Италию, часть из которой командующий пунийцев оставил в Испании. Рассмотрим основные события Второй Пунической войны:

Весной 218 года армия Ганнибала перешла через Альпы и с самого начала захватила военную инициативу, заставив римлян обороняться. Хоть войско карфагенян понесло огромные потери, переходя через Альпы, Ганнибал компенсировал их ценой притока в свою армию галлов.

Рис. 1. Переход Ганнибала через Альпы.

Войско Ганнибала с самого рождения государства было наёмным, отсюда не раз возникали проблемы с наёмниками переходившими зачастую в стан противника. Такое уже случалось в Карфагенском государстве в 240 году до н. э. Войско римлян состояло из ополченцев и граждан Рима, сражаясь на своей земле, они вовремя получали продовольствие и свежие резервы войск, что увеличивало их преимущество.

  • В трёх сражениях подряд – у реки Тицин, у реки Требия в декабре 218 года и у Рразименского озера в 217 году до н. э. Ганнибал наголову разбил римские легионы. Ответив отказом на предложения своих военачальников, Ганнибал не пошёл войной на Рим, а повернул своё войско в Апулию с её плодородными землями, оттуда его армия отправилась в Самний и Кампанию.
  • Лето 216 года. Победы Ганнибала показали римлянам, что в открытом бою этому военному гению нет равных. Консул Фабий Максим выбрал единственную правильную тактику на тот момент – преследование карфагенян по пятам, изнуряя их мелкими стычками. Сенат, недовольный такими действиями Фабия Максима, посчитал его трусом. Для решительных действий Сенатом были назначаны два консула – Луций Эмилий Павел и Гай Теренций Варрон.
  • 2 августа 216 года до н. э. состоялась битва при Каннах. Ганнибал постоянно провоцировал римское войско Варрона и Павла на открытое сражение, несмотря на численное превосходство римлян. 2 августа 216 года битва состоялась близ местечка Канны. Для римлян она закончилась катастрофой и почти полным уничтожением войска. По оценочным данным, римляне потеряли от 60 до 80 тысяч человек и примерно 5000 пленными. В то время как потери пунийцев составили 5769 воинов.

Рис. 2. Битва при Каннах.

После победы Ганнибал вновь отказался идти к Риму. Вместо этого он двинулся на юг, пополняя армию продовольствием и солдатами из числа галлов и самнитов. Основной причиной того, что Ганнибал не рискнул приступить к осаде Рима, явилось то, что его воины устали и количество жителей “вечного города” в несколько раз превышало войско Ганнибала. Самым значимым успехом после битвы при Каннах для Карфагена стал переход Капуи на сторону карфагенян и заключение союза с Македонией против Рима.

Весной 215 года до н. э. пунийцы вновь начали военные действия. Однако римляне всячески избегали больших сражений, навязывая локальные битвы, изнуряющие войско Ганнибала. Римские войска жестоко карали союзников Ганнибала в Италии, вынуждая их вновь склонить голову перед могучей державой. Пунийцы сразу же стали испытывать трудности в пополнении армии людьми и продовольствии.

Периферийные войны Рима с союзниками Карфагена

Сенат Рима сделал всё,чтобы обескровить пунийскую армию в Италии. Для этого необходимо было перекрыть все пути снабжения армии пунийцев. Военные действия постепенно переместились на Сицилию, Испанию, Северную Африку и Иллирию.

  • Осада Сиракуз (214-212 гг. до н. э.) К 214 году до н. э. карфагенские части сильно потрепали римлян в Сицилии, но те высадив новый десант, оттеснили войска пунийцев к Сиракузам.
  • В 213 году римлянами был взят город Сагунт в Иберии.
  • Македонский царь Филипп V, будучи союзником Карфагена, напал на римские колонии в Иллирии. В 214 году римляне заблокировали с моря флот македонцев, вынудив их отступить.
  • 212 год до н. э. Нумидийский царь Сифакс перешёл на сторону римлян. Теперь и у стен Карфагена стало неспокойно, так как Сифакс перешёл к активным действиям в Северной Африке против пунийцев.

Окончание и итоги второй Пунической войны

В 201 году до н. э. Карфаген на тяжелых условиях заключил с римлянами мир, по которому лишился всех своих владений вне Африки, выдал римлянам, весь свой флот и обязался в течение 50 лет выплатить 10 тысяч эвбейских талантов. Карфагенскому господству на Средиземном море был нанесен сокрушительный удар. Социально-экономическая основа римского рабовладельческого государства по сравнению с Карфагеном оказалась более жизнеспособной, более устойчивой. Обострение противоречий в Карфагене ослабило его военную мощь. Вследствие этого карфагенская армия в Италии не получила необходимой поддержки со стороны Карфагена. Ее стратегические резервы своей роли не сыграли.

Вопрос о союзниках являлся коренным вопросом второй Пунической войны. В результате ряда побед над римской армией карфагенянам удалось объединить против Рима Галлию, Иллирию, Македонию, часть островов Средиземного моря и многие племена на Апеннинском полуострове. Но сохранить антиримскую коалицию карфагеняне не сумели.

Сципион Африканский – победитель Ганнибала

Главным объектом действий карфагенской армии была живая сила противника, но уничтожение живой силы не определяло перелома в ходе войны. Даже победа под Каннами не дала стратегических результатов. Ганнибал переоценивал тактические успехи и полагал, что они обеспечат ему победоносный исход войны. Он не сделал ни одной попытки развить тактический успех и превратить его в успех стратегический. В этом отношении Ганнибал проявлял медлительность и нерешительность. Когда он, наконец, двинул карфагенскую армию на Рим, рассчитывать на успех было уже поздно.

Ганнибал создавал для карфагенской армии стратегические базы в Иберии, Галлии и Италии и обеспечивал их стратегическими резервами, но сохранить эти базы на длительный срок не удалось. Начиная с третьего периода войны, основной стратегической целью римлян была борьба за то, чтобы лишить карфагенскую армию стратегических баз, нанося ей удары в глубоком тылу в Иберии и тем самым лишая ее возможности получать подкрепления. Римляне уничтожили и стратегические резервы карфагенян, прорвавшиеся в Италию.

Перенеся войну на территорию противника, карфагенская армия захватила стратегическую инициативу, но не смогла долго ее удерживать: уже в период, когда римской армией командовал Фабий Кунктатор, римляне вырвали стратегическую инициативу из рук карфагенской армии. Начиная с этого времени, карфагеняне вынуждены были подчинять свои действия воле римского командования. Даже решение на бой под Каннами исходило от римлян, а не от Ганнибала. Сципион же добился перемещения главного театра военных действий в Африку.

Стратегия римлян в первые периоды войны характерна отсутствием целеустремленности. Они наметили одновременно решить две задачи (в Африке и в Иберии), что привело к распылению сил и дало возможность карфагенской армии уничтожать римскую армию по частям (Треббия, Тразименское озеро, Канны). В решительном бою под Каннами римляне оставили в лагере 10 тысяч человек, которые должны были напасть на карфагенский лагерь. Такой способ действий снижал численное превосходство римлян над противником, которое они имели в бою под Каннами.

Во второй Пунической войне выявились преимущества системы римских вооруженных сил. Взамен неоднократно уничтожавшихся больших армий римляне быстро создавали новые и продолжали борьбу. Вооружение и организация римской армии оказались на уровне требований того времени.

Вторая Пуническая война была важным этапом в развитии тактики. В бою при Левктрах удар наносился одним наиболее сильным флангом; под Каннами средством окружения противника были оба фланга, усиленные за счет ослабления центра боевого порядка. Конница хорошо маневрировала и взаимодействовала с пехотой. Впервые в этой войне возникла тактическая глубина боевого порядка (бой при Заме): вторая линия тяжелой пехоты получила тактическое назначение. Средством маневра теперь была не только конница, но и эшелонированная в глубину пехота.

Наконец, 2-ая Пуническая война четко дала нам понять – войну очень редко можно выиграть исключительно на поле боя. Ганнибал выиграл у римских полководцев все сражения, но в итоге вынужден был признать поражение. Римляне теряли армию за армией, но в итоге поставили Карфаген на колени и лишили его всех союзников.

Итоги


Территории, отошедшие к Риму в 241—238 до н. э.

Карфагенское правительство предоставило Гамилькару Барке чрезвычайные полномочия для ведения мирных переговоров. Они были завершены на довольно хороших для Карфагена условиях (народное собрание в Риме первоначально даже отказывалось их ратифицировать). По условиям мирного договора Карфаген:

  • полностью отказывался от Сицилии, которая становилась римским владением;
  • выплачивал 3200 талантов контрибуции в течение 10 лет;
  • вносил небольшой выкуп за свою сицилийскую армию.

Требование выдать перебежчиков и сдать оружие сицилийской армии было отвергнуто.

Первая война не решила всех противоречий между Римом и Карфагеном, после его завершения всем было ясно, что этот мир не будет продолжаться долго. Конфликт между двумя державами еще более обострился, когда Рим, воспользовавшись восстанием наёмников в Карфагене, вопреки условиям мирного договора захватил у поверженного врага в 238 до н.э. Корсику и Сардинию, а также заставил Карфаген выплатить унизительную дополнительную контрибуцию в размере 1200 талантов в возмещение римских военных расходов, когда карфагеняне попытались подавить мятежи на этих островах.

Победа Рима стала возможной благодаря превосходству ресурсов — за время войны потери в кораблях составляли 700 и 500 (для Рима и Карфагена соответственно).

Римская армия, состоящая из ополченцев, к концу войны стала опытной и достаточно профессиональной, карфагенская же армия наёмников часто показывала свою несостоятельность из-за отсутствия полководческих навыков большинства карфагенских полководцев и их неумения командовать многоязычной армией, а также из-за ненадёжности наёмников, из которых по большей части состояла армия Карфагена (в частности наёмники имели склонность к бунту или дезертирству из-за малейшей задержки жалованья).
Наконец, Рим показал свою готовность идти до конца и не останавливаться перед любыми жертвами ради победы. Резервы же Карфагена, опиравшегося на наёмные армии, исчерпались быстрее. Карфагенские граждане склонны были идти на материальные жертвы в меньшей степени, чем римляне.

Неспособность поддерживать большие армии привела к невозможности широкого применения абордажного боя на море — это привело бы к оголению сухопутного фронта. Флот применял тактику таранных ударов, требующую большого искусства экипажей.

Между тем продолжаются преобразования карфагенской армии, начатые ещё до войны. Осваиваются приёмы использования слонов, начинает меняться способ применения конницы и лёгкой пехоты за счёт использования фланговых ударов. К концу войны заметно возрастает качество карфагенской пехоты и командного состава сухопутных сил. Профессионализм последнего стал выгодно отличать пунийцев от римлян, у которых происходила ежегодная смена консулов. Появляются первые признаки применения карфагенянами двухлинейных построений пехоты и резервов. К концу войны карфагенская (и римская) армия, используя укреплённые лагеря и резервы, оказалась способна вести затяжные бои.

[править] Итоги

Ни одна из сторон не одержала решительной победы. Даже после победоносной для римлян битвы при Эгатских островах обстановку можно охарактеризовать как позиционный кризис. Финансы враждующих к 241 году уже и романсы-то петь не могли. Но Карфаген располагал наёмными войсками, а Рим — доморощенными. Поэтому римляне и без зарплаты могли воевать, а вот карфагенские наёмники после невыплаты жалования начинали испытывать когнитивный диссонанс, периодически выливавшийся в локальные бунты и переходы на сторону Рима.

Рим выиграл Первую Пуническую войну по очкам. Условия мирного договора были следующие: карфагеняне очищают Сицилию и все острова между Италией и Сицилией. Союзники с той и другой стороны обоюдно неприкосновенны. Ни одна из сторон не вправе во владениях другой приказывать что-либо, возводить какое-либо здание, набирать наёмников, вступать в дружбу с союзниками другой стороны. В десятидневный срок карфагеняне уплачивают две тысячи двести талантов и сразу же вносят тысячу. Всех пленников карфагеняне возвращают без выкупа. Как видно, Рим отжал немного: большего позволить было нельзя, Карфаген ещё оставался очень силён.

Этот договор, как и все прочие того времени, назывался «О мире и дружбе». В этом названии кроется злая ирония, потому что даже последний идиот должен был понимать, что договор 241 года — не более чем передышка перед новым замесом…

Причины поражения Карфагена, вытекающие, можно сказать, одна из другой, были следующими:

Рим располагал значительно бо́льшими людскими ресурсами, и сподобился на полномасштабную африканскую кампанию, тогда как пуны могли только тревожить Италию набегами.

Чрезмерное использование наёмников в армии Карфагена. Мало того что наёмники зачастую подводили пунов (например, забухавшие галлы в битве при Панорме), они ещё и слишком дорого стоили. Да, были хорошие, годные — типа спартанцев Ксантиппа. Но как раз их пример наглядно демонстрирует, что воевать наёмниками не по карману даже богатому Карфагену — ведь после блистательной победы Ксантиппа при Тунете они были распущены.

А точно ли Карфаген был так богат, как про него говорят? В начале войны, наверно, да. Но значительную долю дохода пунов составляла торговля. Эта война во многом была морской войной, подразумевавшей не только эпичные морские сражения, но и постоянные пиратские рейды, морские блокады, разорение колоний и торговых центров. То есть именно торговцы — инициаторы войны — пострадали больше всего. Но как же, ведь была в Карфагене и весьма богатая земледельческая «партия мира»? Да, была, её принято называть партией Ганнона Великого, но она не помогла из-за нижеследующего.

Разногласия в карфагенском обществе. Вернее, не в самом обществе, а среди аристократии. В то время как римское общество было монолитно и последовательно проводило милитаристскую политику. Наиболее ярко всё это проявилось во Второй Пунической войне, но и в Первой было заметно. Многие знатные пуны из партии Ганнона Великого открыто выступали против войны с Римом. Вспомним снова Ксантиппа: когда дело запахло керосином уже под стенами Карфагена, а армия Регула начала разорять виллы землевладельцев, тут же нашлись бабосы на первоклассных и надёжных наёмников. Когда угроза миновала, то и наёмники стали не нужны. Но при этом землевладельцам постоянно требовались войска в Африке, дабы жесточайше эксплуатировать порабощённые народы.

Нельзя сказать, что все соседи любили Рим и ненавидели Карфаген, но найти союзников для антикарфагенской коалиции было намного проще, чем для антиримской. И если в Сицилии пуны действовали по отношению к местному населению относительно либерально (и то большинство сицилийцев всё же поддержали Рим), то в Африке карфагеняне сидели буквально на пороховой бочке. Им постоянно приходилось отсылать войска с фронта в тыл, а то и вести там настоящие войны, как после разгрома армии Регула в 255 году.

Превосходство римского оружия и тактики

К данному тезису надо относиться осторожно, хотя это мнение есть в интернетах и на страницах учебников для школоты. Пуны были вооружены не хуже и тоже одерживали победы благодаря тактическому умению

Но римляне оказались более гибкими в плане комбинирования тактических приёмов и их развития. То есть карфагеняне оказались более консервативны, а прогресс римской тактики в этой войне — их очевидный вин.

Так что можно сделать однозначный вывод: поражение Карфагена в Первой Пунической войне обусловлено рядом закономерных факторов и было абсолютно неизбежно.

Итоги

Пунические войны привели к важным социальным и политическим изменениям в Риме и во всём Средиземноморье. Важнейшим следствием стало исчезновение самой крупной державы, сдерживавшей до тех пор Рим. Лишь победа над Карфагеном сделала возможным распространение римского владычества на всё побережье Средиземного моря.

Великий Карфаген вёл три войны. После первой он ещё оставался великой державой, после второй он ещё существовал, после третьей он был уничтожен.

Бертольд Брехт

Кроме этого, приток рабов-военнопленных и другой добычи в Рим стимулировал развитие рабовладения. Рим превратился из италийского полиса в крупнейшую средиземноморскую державу, господствовавшую над племенами Западной и Северной Африки и Испании. Захваченные территории (Сицилия, Сардиния и Корсика, Испания, западная часть Северной Африки) были превращены в римские провинции. В самом Риме обострились противоречия между аристократией и торгово-ростовщическими слоями общества, добивавшимися права участвовать в грабеже захваченных земель. Приток серебра с земель бывшего Карфагена подстегнул развитие римской экономики и тем самым сделал Рим могущественнейшей державой Древнего мира.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий