Александр васильевич колчак (мир российского государства)

Военное поражение

В марте 1919 года армии Колчака перешли в новое крупное наступление. Цели его были крайне амбициозными – говорилось даже, что к осени белые триумфально войдут в Москву. Силы Красной армии при этом явно недооценивались, что во многом являлось следствием эйфории, охватившей колчаковское командование после захвата Перми.

Первоначально казалось, что наступление и впрямь развивается очень успешно. Во второй половине апреля белые армии стояли уже недалеко от Самары, Казани и Симбирска. В тылу осталась повторно занятая Уфа, а на севере колчаковцы вступили в контакт с войсками еще одного белого правительства, базировавшегося в Архангельске

Видя очевидные достижения адмирала, западные союзники значительно увеличили объемы предоставляемой ему помощи, что было крайне важно

Кроме того, главенство Колчака официально признал его главный «конкурент» — генерал А.И. Деникин. Он считал, что вскоре его армия также может установить прочную оперативную связь с войсками адмирала.

Сергей Сергеевич Каменев – малоизвестный сегодня военачальник, командовавший Восточным фронтом Красной армии. Именно он остановил и разгромил войска Колчака.

Все эти планы не осуществились. Презираемые белыми большевики оказались хорошими организаторами. Уже 28 апреля получившая значительное пополнение Красная армия успешно перешла в контрнаступление. Растянутые войска белых отразить его не могли и начали отказываться назад, к Уралу.

В июне 1919 года крушения на железной дороге стали практически ежедневными. Партизаны пускали поезда под откос, разрушали рельсы на больших участках. В результате восточнее Красноярска скопились сотни эшелонов, образовав гигантскую пробку – а войска в это время оставались без снаряжения.

Следует отметить, что Будберг невысоко оценивал лидерские качества Верховного правителя, называя его «большим ребенком» и сравнивая с Николаем II-м. Генерал предрекал, что недостаточная решительность и частое следование минутным настроениям неизбежно приведут Колчака к поражению, а «Белое дело» — к окончательному краху.

К концу лета войска Верховного правителя были вытеснены за Урал. Все попытки перехватить у красных инициативу провалились, и только в сентябре череда поражений прервалась новым успехом – в результате Тобольской операции «большевиков» оттеснили, передвинув фронт на запад на расстояние в 150-200 километров. Колчак ждал от этого контрнаступления заметно более ощутимого результата, однако далеко не все части сумели достичь поставленных перед ними целей.

Штаб генерала В.О. Каппеля, последнего командующего Восточным фронтом армии Колчака.

В октябре Красная армия возобновила своё наступление. Впервые встал вопрос об уходе из столицы «Колчакии», то есть из Омска. Адмирал не хотел оставлять этот город красным, небезосновательно полагая, что его падение приведет к деморализации армии и резкой активизации партизанского движения в тылу. Оборону столицы доверили генералу К.В. Сахарову. На словах тот буквально рвался в бой, однако на деле защитить Омск он не сумел. Эвакуация началась с явным опозданием, однако Колчак всё же успел покинуть город, выйдя из него вместе с главными силами армии.

Дальнейшее отступление колчаковских войск получило громкое название «Ледяной поход» (по аналогии с похожим маршем «добровольцев» Корнилова), но ничего величественного собою не представляло. Ситуацию осложнила измена Чехословацкого корпуса, отказавшегося от всех ранее взятых на себя обязательств. Поскольку чехи при этом контролировали восточную часть Транссибирской магистрали, используя её исключительно для своих нужд, армия Колчака окончательно лишилась снабжения.

В декабре 1919 года адмирал предпринял последнюю попытку предотвращения окончательной катастрофы. Он назначил нового главнокомандующего Восточного фронта (им стал В.О. Каппель, сменивший отданного под суд Сахарова), а сам поспешил в свою новую столицу – Иркутск. Но 27 декабря в этом городе вспыхнуло восстание, причем подавить его не удалось. Затем Верховного правителя предали его же министры, направившие Колчаку телеграмму с требованием сложить с себя полномочия в пользу Деникина.

Французский генерал Жанен, номинальный командующий Чехословацким корпусом. Именно он выдал Колчака в руки «Политцентра», на верную смерть.

Оставалось рассчитывать лишь на союзников по Антанте, но Колчак их уже не интересовал. Вечером 15 января 1919 года бывший Верховный правитель был передан управлявшему Иркутском эсеровско-меньшевистскому «Политцентру».

Начало карьеры

В 1895-1899 гг. он нес службу в военном Балтийском и Тихоокеанском флотах. В данный период биографии он смог трижды совершить кругосветное путешествие.

За это время ему удалось получить множество полезных навыков и практических знаний, касающихся морского дела. Помимо выполнения непосредственных обязанностей по службе, юноша серьезно интересовался исследованием Тихого океана.

Участники северной экспедиции на «Заре». Крайний слева — А. В. Колчак

Александр Колчак изучал океанографию и гидрологию, а также наблюдал за морскими течениями. Вследствие этого им были опубликованы первые научные статьи, в которых он делился своими наблюдениями.

В 1900 г. дослужившись до звания лейтенанта, Колчак был переведен в Академию Наук. Там он также продемонстрировал прекрасную успеваемость и неутомимую тягу к новым знаниям.

Колчак в кают-компании «Зари»

Именно в это время он задался целью отправиться в полярную экспедицию.

После того, как известный исследователь барон Эдуард Толль изучил некоторые его работы, он предложил Колчаку отправиться вместе с ним на поиски загадочной Земли Санникова.

После завершения экспедиции, будущий адмирал во всех подробностях описал, как она проходила, и каких успехов им удалось достичь.

Через год Колчак вместе с Толлем снова двинулись в северное плавание. Спустя несколько месяцев четверо путешественников во главе с Эдуардом, отправились на собачьих упряжках изучать арктическое побережье.

Однако никто из них обратно так и не вернулся. Поиски четверых полярников не дали никаких результатов, и вскоре всей команде, в том числе и Колчаку, пришлось возвратиться домой.

По приезду он сразу же написал прошение о том, чтобы организовать спасательную операцию по поиску Эдуарда Толля и трех его помощников.

Получив разрешение от Российской академии наук, Колчак совершает повторную экспедицию. Через какое-то время полярникам удалось отыскать пропавшую группу, однако все они оказались мертвы.

За время рискованного похода, Колчак серьезно простудился и чуть не умер от воспаления легких.

За успешно проведенные поиски Александр Васильевич был отмечен императорским орденом «Святого Равноапостольного Князя Владимира» 4-й степени.

Группа офицеров ледокольного парохода «Вайгач». В центре 1 ряда — командир корабля А. Колчак. Второй справа за его спиной — лейтенант Г. Брусилов, 1909 г.

На этот раз он также представил подробный отчет не только о спасательной операции, но и о научных исследованиях, которые он успел провести за это время.

Его труды были положительно восприняты учеными, в результате чего Колчака приняли в состав Российского географического общества.

К вопросу о терроре

В 1918 году в России стало два правительства: Ленин в Кремле и Колчак в Омске. «Чаще пишут, что Омск – столица Белой России, однако, юристы – люди дотошные, они считают, что с точки зрения легальности и легитимности, у Омского правительства было больше прав, чем у московского. Поэтому настаивают на употребление термина: Омск – это столица Росси без всяких цветовых эпитетов», — говорит Александр Минжуренко. — Несмотря на то, что 100 лет уже прошло, именно этот фрагмент нашей всероссийской истории оказался наименее изученным. Дело в том, что предыдущая официальная историография полностью выполнена в свете марксистко-ленинской методологии и потому грешила односторонностью и тенденциозностью, заведомо известными выводами. Так, что её в известной степени наукой-то трудно назвать. Преодолеть это наследие нам вновь не в силах». Доцент кафедры конституционного и международного права имеет в виду белоапологетику, когда минус сменился на плюс, красные оказались извергами, а белые ангелами. Демонизация сил лишает возможности найти третью, сугубо научную позицию.

Александр Колчак на фото всегда хмур и сосредоточен. Фото: Commons.wikimedia.org

В исторической литературе правительство Колчака характеризовался крайне разноречиво. В советской историографии любили цитировать Ленина, который называл время правления адмирала диктатурой хуже царской, хищнической и самой эксплуататорской. В учебниках ещё каких-то 30 лет назад писалось, что Верховный правитель был крайним реакционером и монархистом. Затем наступила эпоха романтизации белого движения, это было время крушения надежд и вдрызг разбитых иллюзий. Писалось, что Колчак был либералом и давал обязательства уважать волю народа, обещал выборы.

Новость по теме

На Иртышской набережной появилась фигура Колчака

главный архивист Центра изучения истории Гражданской войны Исторического архива Омской области, старший преподаватель кафедры «Отечественная история» ОмГТУ,  кандидат исторических наук Максим Стельмак

3 декабря 1918 года, через две недели после прихода к власти, адмирал подписал постановление о широком введении смертной казни. «За посягательство на жизнь, здоровье, свободу или вообще неприкосновенность Верховного правителя или за насильственное лишение его или совета министров власти» полагался расстрел. За «посягательство на низвержение или изменение ныне существующего государственного строя» тоже полагалась пуля. Оскорбивший диктатора на словах, в письме или в печати наказывался заключением в тюрьму. Вот это «посягательство» чрезвычайно широко трактовалось в войсках и мирное население, или лучше назвать его гражданским, застонало.

Усложнялась ситуация тем, что в Омске, уездном городе, без претензий на столичный статус, было размещено огромное количество беженцев, население увеличилось практически вдвое. Наступили тяжёлые времена для горожан – куда-то надо было разместить всю эту ораву. Ситуацию усугублялась и союзниками. Чехословацкий корпус контролировал огромные территории на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. От Пензы до Владивостока растянулись эшелоны вооружённого войска, чехи стали частью регулярной армии Франции. В Омск прибыл начальник французской военной миссии и главнокомандующий чехословацкими войсками в России генерал Жанен. Но не только славянскую речь можно было услышать на улицах города, но и французскую, английскую, итальянскую.

Ещё летом в Омск вошли чехословацкие войска. Они идут по нынешней улице Ленина. Фото: Центр изучения Гражданской войны

Личная жизнь

Супругой адмирала Колчака была Софья Омирова. Когда у них начался роман, ему пришлось отправиться в очередную экспедицию.

Девушка верно ждала своего жениха в течение нескольких лет, после чего они обвенчалась в марте 1904 г.

В этом браке у них родились две девочки и один мальчик. Обе дочери умерли в раннем возрасте, а сын Ростислав прожил до 1965 г. Во время Второй мировой войны (1939-1945 гг.) он участвовал в сражениях против немцев на стороне французов.

В 1919 г. Софья при поддержке британских союзников эмигрировала в Париж, где прожила до конца своей жизни. Она умерла в 1956 г. и была похоронена на кладбище русских парижан.

В последние годы жизни адмирал Колчак жил с Анной Тимиревой, которая оказалась его последней любовью. Он познакомился с ней в 1915 г. в Гельсингфорсе, куда она прибыла с супругом.

Разведясь с мужем через 3 года, девушка последовала за Колчаком. В результате она была арестована и последующие тридцать лет провела в ссылках и тюрьмах. Позже ее реабилитировали.

Софья Омирова (жена Колчака) и Анна Тимирева

Анна Тимирева ушла из жизни в 1975 г. в Москве. За пять лет до смерти, в 1970-м, она пишет строчки, посвященные главной любви своей жизни — Александру Колчаку:

«Адмирал был политически наивным человеком. Он не понимал сложности политического устройства»

В штабе Сибирской армии. В первом ряду слева направо: командующий Р. Гайда, Колчак, начальник штаба Б. П. Богословский. Екатеринбург. Февраль 1919 года. Накануне генерального наступления. Изображение: wikipedia.org

И, наконец, Гинс даёт оценку личности своего патрона — Верховного Правителя России Александра Васильевича Колчака, признанного всеми лидерами Белого движения. Личность, без сомнения, трагическая. Главным и самым опасным противником советской власти он стал волею случая: был выбран в Совете министров большинством голосов.

И победившая советская власть обошлась со своим врагом жестоко: сначала без суда и следствия расстреляла и сбросила в прорубь. А потом на семь десятков лет предала его образ демонизации, извращению и шельмованию. Дошло до того, что в сибирских сёлах Колчаками стали кликать собак. С падением советского строя пришла другая крайность: адмирал был объявлен рыцарем без страха и упрёка — валом пошли хвалебные публикации, телепередачи, фильмы и церковные панихиды. Были установлены мемориальные доски (в Екатеринбурге, Москве, Омске, Санкт-Петербурге…) и даже памятники (Иркутске, алтайском райцентре Шипунове…). Понятно, что обе чёрно-белые оценки тенденциозны и односторонни.

«За эту поездку я впервые получил возможность ближе узнать адмирала. Что это за человек, которому выпала такая исключительная роль? Он добр и в то же время суров; отзывчив — и в то же время стесняется человеческих чувств, скрывает мягкость души напускною суровостью. Он проявляет нетерпеливость, упрямство, выходит из себя, грозит — и потом остывает, делается уступчивым, разводит безнадёжно руками. Он рвётся к народу, к солдатам, а когда видит их, не знает, что им сказать.

Десять дней мы провели на одном пароходе, в близком соседстве по каютам и за общим столом кают-кампании. Я видел, с каким удовольствием уходил адмирал к себе в каюту читать книги, и я понял, что он прежде всего моряк по привычкам. Вождь армии и вождь флота — люди совершенно различные. Бонапарт не может появиться среди моряков.

Корабль воспитывает привычку к комфорту и уединению каюты. В каюте рождаются мысли, составляются планы, вынашиваются решения, обогащаются знания. Адмирал командует флотом из каюты, не чувствуя людей, играя кораблями…

Что же читал адмирал? Он взял с собою много книг. Я заметил среди них «Исторический вестник». Он читал его, по-видимому, с увлечением. Но особенно занимали его в эту поездку «Протоколы сионских мудрецов». Ими он прямо зачитывался…

Ещё одна черта обнаруживалась… Адмирал был политически наивным человеком. Он не понимал сложности политического устройства, роли политических партий, игры честолюбий как факторов государственной жизни. Ему было совершенно недоступно и чуждо соотношение отдельных органов управления, и потому он вносил в их деятельность сумбур и путаницу… Увы! Приходится сказать, что не было у нас и Верховного Правителя. Адмирал был, по своему положению, головою государственной власти. В ней всё объединялось, всё сходилось, но оттуда не шло по всем направлениям единой руководящей воли. Голова воспринимала, соглашалась или отрицала, иногда диктовала своё, но никогда она не жила одной общей жизнью со всем организмом, не служила его единым мозгом.

Но если адмирал был неудачным полковником и политиком, то зато как обладатель морских и технических знаний он был выдающимся. В своей специальной области он обнаруживал редкое богатство эрудиции. Он весь преображался, когда речь заходила о знакомых ему вопросах, и говорил много и увлекательно. Как собеседник он был обаятелен. Много юмора, наблюдательности, огромный и разнообразный запас впечатлений — всё сверкало, искрилось в его речи в эти минуты задушевной и простой беседы…

Адмирал в кругу близких людей был удивительно прост, обходителен и мил. Но когда он одевался, чтобы выйти официально, он сразу становился другим: замкнутым, сухим, суровым. Не показывает ли это, что роль Верховного Правителя была навязана ему искусственно, что изображал он эту роль деланно, неестественно? Весь этикет, который создали вокруг него свита и церемониймейстеры, был не по душе человеку, который привык к солдатской рубахе и паре офицерских ботфорт.

Редкий в искренности патриот, прямой, честный, не умеющий слукавить, умный по натуре, чуткий, темпераментный, но человек корабельной каюты. Не привыкший управлять человеческими существами, наивный в социальных и политических вопросах — вот каким представлялся мне адмирал Колчак после нашей поездки в Тобольск. Я одновременно полюбил его и потерял в него веру…».

Японские события и научная деятельность

После начала русско-японской войны Колчак, следуя своему гражданскому долгу, подал прошение на отправку его в Порт-Артур. Его просьба была командованием одобрена. С японцами он воевал на миноносце, который вел под своим командованием. В его задачу входила установка заградительных мин.

После ранения в одном из боев Колчак был ранен и попал в плен. Однако после переговоров он был отпущен японским командованием на свободу.

Даже находясь в шестимесячном отпуске на лечении, этот человек не мог обходиться без дела. Он стал исследовать причины гибели русского флота под Цусимой и способы его возрождения. Для этого им был составлен доклад. В его содержание входил ряд предложений следующего характера:

  1. Создание Генерального Морского штаба.
  2. Формирование нового флота, необходимого России.

Гражданская война и Верховный правитель России

После отставки Колчак вернулся в Петроград. Временное правительство отправило его, как ведущего эксперта по борьбе с подводными лодками, в распоряжение союзников. Сначала Колчак прибыл в Англию, а потом в Америку.

В сентябре 1918 года он вновь оказался на русской земле, во Владивостоке, а уже 13 октября 1918 года в Омске он вступил в общее командование добровольческих армий на востоке страны. Колчак возглавил 150-тысячную армию, целью которой было объединение с армией А. И. Деникина и поход на Москву. Численное превосходство Красной Армии не позволило реализоваться этим планам. 15 января 1920 года Колчак был арестован и оказался в Иркутской тюрьме.

Следствие вела Чрезвычайная комиссия. Свидетельства очевидцев и документы следствия показывают, что на допросах адмирал держался мужественно и достойно. 7 февраля 1920 года адмирал был расстрелян, а его тело сброшено в прорубь.

Революция 1917 года и отъезд из России

Революционные события 1917 года Колчак встретил с неодобрением. Он до конца поддерживал императора, несмотря на возможное отречение от престола, к которому, к слову, склонялись братья Николая II – князь Николай Николаевич–младший и князь Николай Николаевич–старший. Должность командующего Черноморским флотом Колчак сохранил и после революции. Опасаясь повторения трагичных событий на Балтийском флоте, когда солдатами-революционерами были убиты офицеры, Колчак выступил автором ряда приказов, направленных на снижение накала ситуации. В частности, одним из таких приказов было освобождение политических заключенных и роспуск полицейских и жандармерии.

Во избежание беспорядков Колчак до последнего старался сохранять образ человека, верного революции. Однако недовольство солдат своими командующими возрастало. В 1917 году Колчак получил предложение о сотрудничестве от военно-морского командования США и с разрешения властей отбыл в Штаты.

Там он провел два месяца, проводя консультации по минам и посещая учения флота. Делегация во главе с Колчаком возвращалась в Россию из США через Японию.

Находясь в Японии, Колчак узнает, что Временное правительство свергнуто, большевики пришли к власти, а Россия признала поражение в Первой мировой войне, подписав Брест-Литовский договор. Поступив на службу в британский флот, Колчак получает задание: отправиться в Сибирь и присоединиться к антибольшевистским силам. Инициатива этого предприятия исходила от посла России в Китае князя Николая Александровича Кудашева, которому удалось убедить британские власти. Но задуманное объединение военных сил в регионе осуществить не удалось. В июне 1918 года Александр Колчак отправляется в Японию, где проводит ряд встреч с представителями Японии, Франции, Великобритании. Затем он едет во Владивосток, а оттуда — на юг, чтобы отыскать семью и присоединиться к Добровольческой армии белых.

Полярный исследователь

Род Колчака имел дворянское происхождение. Родился Александр в селе Александровском в 1874 году. С 11 лет он начал учебу в Петербургской гимназии. Затем окончил Морское училище и получил звание фельдфебеля. На Балтийском и Тихоокеанском флотах стартовал новый этап в жизни Александра Васильевича Колчака. Этот отрезок времени был очень насыщен событиями: он трижды совершал кругосветные путешествия. Одновременно занимался изучением гидрологии и океанографии.

Важную роль в его жизни сыграла встреча с исследователем бароном Эдуардом Толлем. В своих рассказах он заинтересовал Колчака поисками загадочной Земли Санникова. В итоге было решено отправиться в совместное плавание. Для Толля оно оказалось неудачным. Исследуя на собачьих упряжках арктическое побережье, он бесследно исчез.

«Став Верховным правителем России, он просто взялся не за свое дело»

— Анатолий Васильевич, у гражданской войны не может быть героев. Тогда как правильно охарактеризовать такое ее лицо, как адмирал Александр Колчак? Как знаковую или ключевую фигуру — не более? Как все-таки вы, как ученый, определяете ее в контексте гражданской войны?

— Колчак был морским офицером, вице-адмиралом, и он очень хорошо разбирался в морском деле, а в сухопутном деле он разбирался очень слабо, администратор он был никакой — способностей управлять у него просто не было. И когда он стал Верховным правителем России, он просто взялся не за свое дело и не представлял, что это такое.

— Как Колчак вообще стал Верховным правителем? Он сам, намеренно, в силу взглядов шел к такого рода власти или это целиком заслуга Антанты, с представителями которой Колчак взаимодействовал с лета 1917 года, когда был отправлен Временным правительством для налаживания контактов с правительством США?

— У Колчака, на мой взгляд, сложилось мнение, что он может вытащить Россию из той ямы, в том числе и в армии, в которую она попала уже в апреле 1917 года. После отставки министров Временного правительства, выступавших за продолжение войны, он вернулся в Севастополь, где выступил перед моряками и офицерами Черноморского флота с речью о состоянии военной силы Российского государства. Конечно, как командующий Черноморским флотом, Колчак не мог брать на себя ответственность делать такие заявления, но, тем не менее, он сказал, что путь из сложной ситуации в России лежит через установление сильной власти. Когда же в 1918 году он возвратился из Америки (после чего он должен был пойти на службу к англичанам и ехать на Месопотамский фронт, но не получилось), то он поехал в Китай, где контактировал с русскими офицерами и с послом Временного правительства в Китае (не признававшим большевиков, — прим. ред.), и там выяснилось, что ему нужно ехать на КВЖД и там организовывать русские силы для сопротивления большевикам. Но на КВЖД у него ничего не получилось — там уже господствовали атаманы Семенов, Калмыков, Орлов и ряд других, и привести всю эту вольницу в порядок не было никакой возможности. И к тому же на Дальнем Востоке большую роль стали играть японцы, которые поддерживали Семенова, а у Колчака с японцами отношения не сложились. Тем не менее начальник КВЖД генерал Хорват предложил Колчаку поехать отдохнуть — и как раз в Японию, куда вскоре приехал английский генерал Альфред Нокс, который некоторое время служил в России, будучи прикомандированным к русской армии. Нокс хорошо знал русский фронт, говорил на русском языке, и англичане вспомнили о Колчаке и решили, что он может выполнить те задачи, которые они ставили перед собой в тот период.

— Вернемся чуть назад — почему Колчак не принял большевизм? Из-за Брестского мира?

— Да, у большинства офицеров русской армии именно Брестский мир был лакмусовой бумажкой для определения новой власти, и встав против большевиков, офицеры считали, что борются с немцами. Но отмечу — это в офицерской среде было в основном до Компьенского перемирия в Первой мировой, а дальше-то немцы проиграли, и немало бывших царских офицеров перешло на сторону Советской власти — те же морские офицеры Альфатер, Игнатьев. Колчак же, как я говорил, переживал развал армии еще в 1917 году, и на него все новые порядки, которые привели в 1917 году к падению дисциплины, действовали очень резко: он считал, что к этому причастны в том числе и большевики, хотя большую вину он сваливал на эсеров, поэтому в итоге примкнул к белому движению. Хотя, когда Колчак пребывал в Харбине среди бывших офицеров русской армии, он увидел, что и в «белой» среде никакого порядка нет, потому что дисциплина упала и там.

— Почему Колчак не отправился присоединяться к белому движению на юг России — к генералу Алексееву, которого он уважал?

— А как мог Колчак тогда проехать к Алексееву? Никак. Кроме того, близкий друг Колчака, Анна Тимирева, на допросе в Иркутске говорила, что после того, как во Владивостоке Колчак пообщался с премьером Сибирского правительства Вологодским и с Гайдой, он решил сделать ставку только на Сибирское правительство как наиболее крепкое правительство, которое существовало в тот момент в «белой» России, и в октябре 1918 года в качестве военного министра приехал в Омск.

Награды

  • Серебряная медаль в память царствования императора Александра III (1896)
  • Орден Святого Владимира 4-й степени (6 декабря 1903)
  • Орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (11 октября 1904)
  • Золотое оружие «За храбрость» — сабля с надписью «За отличие в делах против неприятеля под Порт-Артуром» (12 декабря 1905)
  • Орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (12 декабря 1905)
  • Большая золотая Константиновская медаль за № 3 (30 января 1906)
  • Серебряная медаль на Георгиевской и Александровской ленте в память русско-японской войны 1904—1905 годов (1906)
  • Мечи и бант к именному ордену Святого Владимира 4-й степени (19 марта 1907)
  • Орден Святой Анны 2-й степени (6 декабря 1910)
  • Медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913)
  • Французский Орден Почётного легиона офицерского креста (1914)
  • Нагрудный знак для защитников крепости Порт-Артур (1914)
  • Медаль «В память 200-летия морского сражения при Гангуте» (1915)
  • Орден Святого Владимира 3-й степени с мечами (9 февраля 1915)
  • Орден Святого Георгия 4-й степени (2 ноября 1915)
  • Английский Орден Бани (1915)
  • Орден Святого Станислава 1-й степени с мечами (4 июля 1916)
  • Орден Святой Анны 1-й степени с мечами (1 января 1917)
  • Золотое оружие — кортик Союза офицеров армии и флота (июнь 1917)
  • Орден Святого Георгия 3-й степени (18 ноября 1918)
  • Медаль «За освобождение России» (28 октября 1919)
  • Орден Святого Георгия 2-й степени (4 октября 1920)
  • Орден Святого Владимира 3-й степени с мечами (25 июля 1923)
  • Орден Святого Владимира 2-й степени с мечами (17 августа 1938)
  • Орден Святого Александра Невского (6 ноября 1938)
  • Орден Святого Владимира 1-й степени с мечами (4 января 1940)
  • Орден Святого Георгия 1-й степени (17 апреля 1940)
  • Английский Орден заслуг (12 июня 1941)
  • Орден Святого апостола Андрея Первозванного (13 июля 1942)
Предшественник:Павел Николаевич Милюков Президент России8 октября 1937 — 14 ноября 1942 Преемник:Иван Александрович Ильин
Предшественник:Лавр Георгиевич Корнилов Президент России11 июня 1933 — 20 марта 1936 Преемник:Павел Николаевич Милюков
Данная статья является частью Мира Российского государстваПраво редактировать её имеет только участник George Volkov.

Мир Российского государства

Страны Россия ( Российское государство • РСФСР • Дальний Восток) • США • Германия ( Третий Рейх) • Югославия • Китай ( Центральное правительство) • ОАР
Личности Лавр Корнилов • Александр Колчак • Николай Авксентьев • Владимир Вольский • Владимир Ульянов • Виктор Чернов • Петр Врангель • Борис Савинков • Константин Воскобойник • Андрей Аргунов • Виктор Пепеляев • Адольф Гитлер • Павел Милюков • Иван Ильин • Владимир Харжевский • Алексей Елизаветин • Владимир Поремский • Георгий Игнатьев • Владимир Гранитов • Виктор Черномырдин • Николай Рыжков • Николай Травкин • Александр Беллен • Виктор Христенко • Михаил Касьянов • Ирина Прохорова • Михаил Прохоров
Войны

См. также Государства Европы (Мир Российского государства)

Полярный исследователь — лейтенант Колчак

По протекции президента Академии наук, князя Константина Константиновича, Колчак был временно уволен с военной службы, поступил в распоряжение Академии и получил должность руководителя гидрологическими работами экспедиции. В планах исследователей было обогнуть Евразию с севера, обогнуть мыс Дежнева и вернуться во Владивосток. Это было первое академическое плавание России в Ледовитом океане, совершенное на собственном судне. 8 июня 1900 года экспедиционная шхуна «Заря» вышла из Санкт-Петербурга и направилась в арктические воды, но уже в сентябре, упершись в непроходимые льды, стала на зимовку в Таймырском проливе. 10 августа 1901 года началась подвижка льдов и плавание «Зари» продолжилось, но менее чем через месяц пришлось стать на вторую зимовку возле острова Котельный. Во время второй зимовки Колчак принимает участие в исследовании Новосибирских островов, проводя магнитные и астрономические наблюдения. В конце августа экспедиция завершилась в Тикси в устье Лены, и через Якутск и Иркутск к декабрю 1902 года Колчак вернулся в Санкт-Петербург.

В 1904 году узнав о начале войны с Японией, Колчак переводится обратно в Морское ведомство и направляется в Порт-Артур. Там он некоторое время командует миноносцем «Сердитым», позже по состоянию здоровья, переводится на сушу и назначается командиром артиллерийской батареи. После капитуляции гарнизона Порт-Артура, побывав в японском плену, летом 1905 года возвращается в Петербург. За участие в боевых действиях был награжден орденами Святой Анны 4-й степени и Святого Станислава 2-й степени. После войны, Колчак занимается научной деятельностью, выходит несколько его исследований по гидрологии северных морей. В 1908 году ему было присвоено звание капитана 2-го ранга. В 1909-10 гг. участвует в исследовании морского района возле мыса Дежнева на ледоколах «Вайгач» и «Таймыр». С начала Первой мировой, он в штабе Балтийского флота разрабатывает оборонительные операции и занимается установкой минных полей, учитывая опыт Порт-Артура. В июне 1916 года, Колчак назначен командующим Черноморским флотом став, таким образом, самым молодым адмиралом среди всех воюющих держав. Тогда же он был награжден орденом Святого Станислава 1-й степени. Будучи убежденным монархистом, Колчак с большим огорчением принял известие об отречении Николая 2 от престола. Благодаря его руководству и умелой нейтрализации большевистских агитаторов, Черноморскому флоту удалось избежать анархии и надолго сохранить боеспособность. В июне 1917 года Колчак был снят с должности и отозван в Петроград. Вследствие интриг во Временном правительстве, был вынужден покинуть пределы России, выехав в США в составе русской военно-морской миссии.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий