Убийство столыпина

Реформы Столыпина

Вообще, в истории России с именем Петра Аркадьевича Столыпина ассоциируются два выражения: «столыпинские галстуки» и «столыпинские вагоны». Первое родилось во время дискуссий в Думе (кстати, Столыпин в это время уже занимал пост премьер-министра) и пошло в народ с легкой руки кадета Родичева. Что касается второго, то оно связано с переселенческой политикой Столыпина, одной из его реформ.

В свою бытность министром внутренних дел и премьер-министром Петр Аркадьевич не только боролся с революцией, но и (практически параллельно) занимался реформами. «Сначала успокоение, потом реформы», — сказал он однажды и был прав. Такой последовательности требовала страна.

В 1906 году Петр Аркадьевич начал претворять в жизнь свою знаменитую аграрную реформу. Владимир Ильич Ленин, который высоко отзывался об этой реформе Столыпина, назвал ее «последним клапаном», то есть последней возможностью правительства что-то сделать, чтобы разрядить ситуацию в деревне, не решив главной проблемы — проблемы помещичьего землевладения.

Согласно одному из направлений столыпинской аграрной реформы, с 1906 года каждый крестьянин имел право свободно выйти из общины, получить свой кусок земли и дальше распоряжаться им, как ему вздумается. Еще одним направлением был Крестьянский банк, который на льготных условиях давал кредиты всем крестьянам, выходившим из общины и начинавшим вести самостоятельное хозяйство.

Столыпин говорил, что для того, чтобы привести сельское хозяйство страны в порядок, ему нужно двадцать лет покоя. Однако судьба не дала ему этого времени.


П. А. Столыпин, 1908 год. (pinterest.ru)

Интересным направлением столыпинской политики была и работа Петра Аркадьевича в Думе. Например, его знаменитый закон 3 июня 1907 года, названный «третьеиюньским переворотом», когда после роспуска двух Дум была изменена избирательная система и создана новая, III Дума, лояльная правительству.

Нельзя не сказать, что Столыпин был великолепным оратором. Во время одного из заседаний Думы, обращаясь к представителям левого крыла, он произнес знаменитую фразу: «Вам нужны великие потрясения, — нам нужна великая Россия». И, действительно, эти слова стали целью всей его политической программы.

Не представляя Россию без царя, и в то же время понимая, что страна должна двигаться вперед, Петр Аркадьевич прекрасно знал, что его, как и любого центриста, ненавидят и правые, и левые. Первым казалось, что своей фигурой Столыпин заслоняет Николая II, вторым не нравились репрессии, которые Петр Аркадьевич проводил против революционеров. Все закончилось тем, что 1 сентября 1911 года в Киеве, в оперном театре, Столыпин был смертельно ранен Дмитрием Богровым — агентом охранки и участником одной из радикальных групп. Кто направил террориста Богрова, до сих пор остается загадкой. После двух выстрелов из револьвера Петр Аркадьевич прожил четыре дня. 5 сентября 1911 года «последней сильной руки самодержавия», как называли Столыпина современники, не стало.

Убийство Столыпина

Как говорится, сколько верёвочке не виться, а конец всё равно будет. Данное высказывание характерно и для судьбы Петра Аркадьевича Столыпина. Террористы-революционеры всё-таки совершили то, к чему стремились много лет. Последний террористический акт, вошедший в историю как убийство Столыпина, произошёл в городе Киеве 1 сентября 1911 года. Исполнил его Дмитрий Григорьевич Богров (1887-1911). Давайте вкратце познакомимся с этой личностью.

Родился Богров в богатой еврейской семье. Его отец по нынешним меркам был миллионером. Юноша, получая высшее образование, увлёкся трудами Петра Кропоткина. В 1906 году, в Киеве, он вступил в группу анархистов-коммунистов. Группа очень опасная и агрессивная. В ней в то же время состояла стрелявшая впоследствии в Ленина Фанни Каплан.


Дмитрий Богров, стрелявший в Столыпина

Примечательно то, что Богров, побыв членом группы несколько месяцев, добровольно пришёл в охранное отделение, всё рассказал и предложил свои услуги в качестве агента-осведомителя. С полицией он сотрудничал вплоть до начала 1910 года. Благодаря его доносам большая часть анархистов-коммунистов была арестована и обезврежена.

Однако после ряда арестов революционеры заподозрили, что с Богровым что-то нечисто. Тот начал всерьёз опасаться за свою жизнь и порвал все отношения с полицией. Он устроился на службу и стал помощником присяжного поверенного, так как имел высшее юридическое образование.

Неизвестно, какие мысли копошились у этого молодого человека в голове, но в последних числах августа 1911 года он явился в охранное отделение и заявил, что обладает очень ценной информацией. Тут нужно сделать отступление и пояснить, что в 1911 году Российская империя праздновала знаменательную дату – 50 лет отмены крепостного права. Манифест об отмене крепостного права был подписан Александром II Освободителем 19 февраля 1862 года.

По этому случаю в Киеве установили памятник царю, давшему свободу крестьянам. На его открытие ожидали весь цвет Российской империи во главе с императором Николаем II. И вот Богров, перед прибытием таких значимых лиц, приходит в охранное отделение и заявляет, что в Киеве со дня на день должна появиться группа опасных террористов. В её задачу входить убить одну из высокопоставленных особ.

Вполне понятно, что охрану в городе усилили

Но основное внимание уделили государю и его ближайшему окружению. Что же касается Петра Аркадьевича Столыпина, то в этот период времени Николай II относился к нему довольно холодно, поэтому премьер-министра охраняли не так бдительно, как других

Впрочем, все усилия охранного отделения оказались напрасными. В действительности никакой террористической группы не было: Богров её придумал. А сделал он это для того, чтобы самому осуществить террористический акт.

Пользуясь полным доверием начальника охранного отделения, Дмитрий получил приглашение на спектакль «Сказка о царе Салтане» в оперный театр. На нём присутствовали и император, и его свита, и Пётр Аркадьевич Столыпин. Когда наступил второй антракт, премьер-министр встал со своего места и вышел к барьеру, отделяющему сцену от зала. Здесь он вступил в беседу с министром двора Фредериксом и графом Потоцким.

Троица спокойно разговаривала, когда к ней подошёл Богров. Он вытащил браунинг и 2 раза выстрелил в Столыпина. Террорист целился в сердце премьер-министра, но у того на груди висел орден Св. Владимира. Пуля задела его, изменила траекторию, ушла вниз, пробила живот и печень. Вторая пуля попала в руку. Пётр Аркадьевич, теряя силы, повернулся к ложе, в которой сидел государь, перекрестил его здоровой левой рукой, сел в ближайшее кресло и чётко произнёс: «Счастье умереть за царя». Так произошёл террористический акт, вошедший в историю как убийство Столыпина.


Богров стреляет в Столыпина

Богрова тут же схватили и после короткого следствия приговорили к смертной казни через повешение. Приговор был приведён в исполнение 12 сентября 1911 года на Лысой горе в городе Киеве. Там стояли виселицы для исполнения приговора над опасными преступниками. Тело закопали неподалёку от места казни.

Пётр Аркадьевич находился в тяжёлом состоянии между жизнью и смертью в течение 4 дней. 2 сентября он почувствовал себя заметно лучше, и у врачей появилась надежда, что раненый выживет. Но к вечеру 4 сентября премьер-министр впал в забытье и 5 сентября примерно в 10 часов вечера скончался. В своём завещании он просил похоронить его там, где убьют. Поэтому тело Столыпина было погребено 9 сентября 1911 года в Киево-Печерской лавре. Так закончился жизненный путь талантливого и яркого человека, мечтавшего о великой и могучей России.

Леонид Журавлёв

Выстрел Богрова

Убийца Столыпина Богров

В конце августа 1911 года император Николай II с семьёй и приближёнными, в том числе и со Столыпиным и зарубежными гостями (в их числе наследник болгарского престола Борис) находились в Киеве по случаю открытия памятника Александру II в связи с 50-летием отмены им крепостного права. 1 (14) сентября 1911 год император, его дочери и приближённые министры, Столыпин в их числе, присутствовал на спектакле «Сказка о царе Салтане» в городском театре Киева. На тот момент у шефа охранного отделения Киева была информация о том, что в город прибыла террористка с целью совершить нападение на высокопоставленного чиновника, а возможно и на самого царя. Данная информация была получена от Дмитрия Богрова.
Во время второго антракта спектакля «Сказка о царе Салтане», Столыпин разговаривал у барьера оркестровой ямы с министром двора бароном В. Б. Фредериксом и земельным магнатом графом И. Потоцким. Неожиданно к Петру Столыпину приблизился Богров и выстрелил из браунинга дважды: первая пуля попала в руку, вторая в живот, задев печень. От мгновенной смерти Столыпина спас крест Св. Владимира. Раздробив его, пуля изменила прямое направление в сердце. Этой пулей оказались пробиты грудная клетка, плевра, грудобрюшная преграда и печень. После ранения Столыпин перекрестил царя, тяжело опустился в кресло и ясно и отчётливо, голосом, слышным находившимся недалеко от него, произнёс: «Счастлив умереть за царя».

Архивист Ольга Эдельман приводит фрагмент из перлюстрированного письма из Парижа, от политэмигранта, к ссыльной в Иркутскую губернию, сентябрь 1911 г.: «Сообщу, как мы пережили сообщение о покушении на Столыпина. Публика страшно разволновалась: эс-эры закрыли свою читалку, в с. д.-ской же был прибит огромный плакат с извещением о радостном событии. Слух о выздоровлении Столыпина заставил здешний орган синдикалистов „Bataille Syndikaliste“ озаглавить свою статью: „Несчастье. Столыпин, кажется, опять не издохнет…“ Смерть же Столыпина произвела очень хорошее впечатление на всех, хотя с. р. сегодня (спустя 8 дней после покушения) официально заявляют, что Богров действовал без санкции какой-либо партийной с. р. организации».

Покушения на Столыпина

Как уже говорилось, террористы спали и видели, как убивают Столыпина. Такому настрою способствовала революция в России, начавшаяся в 1905 году. Петра Аркадьевича 15 февраля 1903 года назначили губернатором в Саратовскую губернию. На этом посту он находился вплоть до 26 апреля 1906 года, а затем стал министром внутренних дел империи.

Именно Саратовская губерния и стала одним из главных очагов революционных беспорядков летом 1905 года. Особенно бесчинствовали крестьяне. Они грабили, сжигали усадьбы помещиков, и нередко подобные противоправные действия сопровождались убийствами. Вот в эту тяжёлую для страны годину и началась череда покушений на губернатора.

В первый раз в Столыпина стреляли, когда он вместе с казаками въехал в одну из мятежных деревень. Группа всадников ехала по пустой улицы, когда вдруг из-за забора раздалось два выстрела. В принципе, неизвестный стрелял не конкретно по Петру Аркадьевичу, а по всадникам. Стрелок тут же убежал огородами, а данное происшествие можно с большой натяжкой считать первым покушением на саратовского губернатора.

После этого было ещё несколько случаев, так как Столыпин постоянно находился в разъездах и оказывался то в одном то в другом уголке мятежной губернии. Примечательно то, что в экстремальных ситуациях Пётр Аркадьевич всегда проявлял потрясающие самообладание и выдержку. Он появлялся перед толпой бунтовщиков и силой своей воли подчинял людей себе. Даже отъявленные революционеры пасовали перед ним, терялись и не могли нажать на курок револьвера.

Один раз в Саратове ему под ноги бросили бомбу из окна дома. Раздался сильный взрыв. Находящиеся возле губернатора люди были ранены или убиты, а у Столыпина не оказалось ни царапины. Он продолжал спокойно стоять, а затем сказал ошарашенной толпе: «Идите домой и надейтесь на оберегающую вас власть». Некоторые планируемые покушения были раскрыты задолго от их осуществления. Так что можно утверждать, что Петра Аркадьевича оберегал сам Бог.

Став министром внутренних дел 26 апреля 1906 года, Столыпин приобрёл более высокий статус и превратился в одну из главных целей революционеров-террористов. Большой резонанс получило покушение на нового министра, вошедшее в историю как взрыв на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге 12 августа 1906 года. Организовали его члены партии социалистов-революционеров-максималистов. Раньше они входили в партию эсеров, но затем отделились и образовали независимый союз. Эти люди из всех методов политической борьбы предпочитали террор. И вот такая одиозная публика решила уничтожить Столыпина.

На одной из конспиративных квартир были изготовлены бомбы. И в субботу, когда Пётр Аркадьевич принимал посетителей на казённой даче, революционеры, сев в ландо, отправились его убивать. Сам приём начался ровно в 2 часа дня. Через полчаса к даче подъехала коляска с открытым верхом, запряженная 2-мя лошадьми. Из неё вышли двое мужчин, одетых в жандармскую форму. В руках они держали портфели.

Прибывшие зашли на дачу и тут же вызвали подозрение у швейцара, который дежурил у входа. Дело же оказалось в том, что 2 недели назад жандармская форма претерпела определённые изменения, а приехавшие «жандармы» были одеты в форму старого образца. Швейцар попытался задержать подозрительных мужчин, но те его оттолкнули и бросились внутрь здания.

Они вбежали в коридор, примыкающий к приёмной, наполненной посетителями. На шум в коридор выскочил адъютант министра 48-летний генерал-майор Александр Николаевич Замятин. Он преградил путь лже-жандармам, а те, поняв, что дальше пройти не смогут, швырнули на пол портфели. В них находились бомбы, которые тут же взорвались.


Столыпин с дочерью Натальей, 1908 год

Взрыв был очень сильный. Погибло сразу же 26 человек, 33 получили тяжёлые ранения. Некоторые из раненых скончались в больнице. Пострадала и семья министра внутренних дел. Его дети 12-летняя Наталья и 3-летний Аркадий находились на 2-м этаже на балконе вместе с няней. Взрывом их выбросило на мостовую. Няня Останкевич Матрёна Михайловна погибла, дочь переломала ноги, мальчик отделался лёгкими ушибами.

Что касается самого Петра Аркадьевича и посетителей в его кабинете, то все они остались невредимыми. Их спасли стены кабинета, хотя дверь взрывом вышибло. Но и после этой кровавой бойни социалисты-революционеры (эсеры) ещё несколько раз планировали покушение на министра внутренних дел. Но все они были вовремя пресечены правоохранительными органами. Последнее такое покушение планировала в 1907 году Фейга Элькина, однако, её и подельников арестовали.

Расследование

Ещё в студенческие годы Богров был замешан в революционной деятельности, несколько раз был арестован, но быстро получал освобождение, благодаря влиянию своего отца, вхожего в высшие городские круги. В разгар мятежных волнений в Киеве состоял членом Революционного совета студенческих представителей и одновременно вёл агентурную работу. По свидетельству начальника охранного отделения Кулябко, Богров выдал много революционеров, предупредил террористические акты и тем заслужил доверие.

Прямо из театра Богров был отправлен в киевскую крепость «Косой капонир», где был заключён в одиночную камеру.

На одном из допросов 10 сентября 1911 года Богров дал следующие показания:

Смертный приговор был приведен в исполнение весьма поспешно 13 сентября.

История этого чрезвычайного дела до сих пор таит массу неясностей. Ни одна политическая партия не взяла на себя ответственность за это убийство. Самая распространённая версия была такова: агент охранки после разоблачения революционерами был вынужден пойти на убийство Столыпина. Об этом также косвенно свидетельствуют попавшие в печать сведения о появлении в Киеве накануне убийства Троцкого.

Вместе с тем обстоятельства покушения говорят о том, что оно стало возможным благодаря халатности охранки, которая сродни злому умыслу.

По одной из версий, покушение было организовано при помощи охранного отделения. На это указывают многие факты, например, билет в театр был выдан Богрову начальником Киевского охранного отделения Н. Н. Кулябко с согласия П. Г. Курлова, А. И. Спиридовича и М. Н. Веригина, при этом к Богрову не было приставлено наблюдение.

Меня убьют, и убьют члены охраны.
Столыпин, незадолго до смерти

По другой версии, Кулябко был введён в заблуждение Богровым: он рассказал ему, что вошёл в доверие к некому «Николаю Яковлевичу», который собирается совершить покушение на Столыпина, чтобы не вызвать подозрений у «Н. Я.» Богрову необходимо присутствовать на месте покушения. При этом со стороны Кулябко не было применено мер для проверки легенды Богрова. По воспоминаниям киевского губернатора Гирса, охрана Столыпина в городе была организована плохо.

Для расследования обстоятельств дела была назначена сенаторская ревизия, которую возглавил сенатор М. И. Трусевич. В начале 1912 года результаты комиссии, которые заняли 24 тома, были переданы в Государственный совет. В докладе поднимался вопрос о «превышении и бездействии власти, имевшем весьма важные последствия» и назывались виновные — товарищ министра Курлов, вице-директор Веригин, заведующий дворцовой охраной Спиридович и начальник Киевского охранного отделения Кулябко. Бездействие выражалось в пассивном отношении к легенде, данной Богровым, которую никто не проверил, превышение власти — в том, что вопреки чётким циркулярам он был допущен на парадный спектакль. В результате данные лица были привлечены к предварительному следствию в качестве обвиняемых в преступном бездействии власти.

Руководство следствием было поручено сенатору Н. З. Шульгину. На следствии Курлов заявил, что «особого распоряжения Кулябку установить наблюдение за личностью самого Аленского (агентурный псевдоним Богрова) я не сделал, считая, что такой элементарный приём розыска не может быть упущен опытным начальником охранного отделения».

В показаниях Кулябко приметно существенное обстоятельство: он отказывается от чрезвычайно важного показания. Сначала он заявил, что не может считать себя виновным в происшедшем несчастье, так как Богров был допущен в театр с ведома генерала Курлова

Затем он поменял показания, сказав, что «допустил в театр Богрова без ведома Курлова и специально просил именно эти показания считать действительными». Причину такой перемены видели в письме найденном при обыске у супруги Кулябко, которая приходилась сестрой Спиридовичу. В нём содержалась угроза:

Неожиданно в начале 1913 года дело было закрыто по поручению Николая II.

Общественное отношение к происшедшему было различным: от разочарования и досады до нескрываемого возмущения. Видный русский юрист и общественный деятель А. Ф. Кони по этому поводу писал:

[править] Ссылки

Книги Юлиана Семёнова

Произведения о Штирлице: Бриллианты для диктатуры пролетариата • Пароль не нужен • Нежность • Испанский вариант • Альтернатива • Третья карта • Майор Вихрь • Семнадцать мгновений весны • Приказано выжить • Экспансия — 1 • Экспансия — 2 • Экспансия — 3 • Отчаяние • Бомба для председателя 
Цикл книг о полковнике Костенко Петровка, 38 • Огарёва, 6 • Противостояние • Репортёр • Тайна Кутузовского проспекта 
Полковник Славин: ТАСС уполномочен заявить… • Межконтинентальный узел 
Дмитрий Степанов: Дунечка и Никита • Огарёва, 6 • Противостояние • ТАСС уполномочен заявить… • Пресс-центр • Аукцион • Он убил меня под Луанг-Прабангом 
Сценарии к фильмам В Аддис-Абебе • Маленький Шего (м/ф) • Вожак (м/ф) • Держись за облака (под псевдонимом Михаил Аверин) • Особых примет нет • ТАСС уполномочен заявить… 
Прочее Гибель Столыпина

[править] Выстрелы в опере

К 1911 году Столыпин находился в довольно хреновом состоянии здоровья и имел отдаленное отношение к политике. По существу — затравлен, подавлен, от правящего тела отодвинут и ничего уже не решал. И так бы о нем и забыли, как о многих других горе-реформаторах, но 1 сентября он находился в Киеве на открытии памятника Александру II. Во время посещения оперы в Столыпина два раза выстрелил еврейский расовый жид по имени Мордка Гершов, в русском мiру Дмитрий Богров. Раненый Столыпин первым делом перекрестил находившегося в соседней ложе царя, затем истёк кровью и через несколько дней скончался.

Что характерно, причиной смерти стал орден, подаренный царём — расхреначенная пулей железяка впилась в печень и сгубила сабжа. Прям как с Ермаком, которого на дно утащил подаренный Иваном Грозным панцирь.
Николай II много времени на прощание с заступником не потратил, и съебал на манёвры. В общем, как всегда.

В принципе, можно считать таким своеобразным «русским убийством Кеннеди», потому как действительно сходство есть. Выстрелы сделаны, труп в наличии, убийца схвачен тут же, но при этом подозрительно быстро, решительно выпилен. И версии, версии, версии, тысячи их:

  • Официальная версия, как бе подтверждённая показаниями задержанного. Богров — побитый жизнью декадент и окончательно ебанувшийся на провокаторской почве евгей, будучи одиночкой, по собственному решению убил Столыпина и таки понёс заслуженное наказание. Баста.
  • Версия 2. За убийством Столыпина стояли анархисты. Богров какое-то время тусовался с ними, в определённый момент проебал почти всю их партийную кассу, на что собратья по ремеслу поставили его перед выбором — или искупить кровью или анальные кары. Выбрал первое.
  • Версия 3. За убийством Столыпина стояли эсеры. В их партии Богров тоже какое-то время вертелся, и в весьма высоких кругах. Но после скандала с Азефом он как бы свалил оттуда, от греха подальше. Есть мнение, что не один, и отделившись, часть эсеров решила продолжать брошенное дело, а начать решили резво — выпилили Столыпина.
  • Версия 4. За убийством Столыпина стояла дворцовая клика, в частности те, кто стоял близко к жандармам. Бытовало мнение, что после эсеров Богров пошёл не в продолжатели дела, а в провокаторы-стукачи. Там его приметил Курлов и отдал на обучение начальнику киевской гебни Кулябко. Дуэтом они протарахтели ему мозги, убедив его, что он будет лишь частью огромной и выверенной комбинации по выпилу Вешателя и сам Богров спасётся. Итог — фейл. Но хитрожопая гэбня заранее предугадала, что Богрову будет не с руки выдавать в себе стукача перед лицом революционной общественности, пусть бы даже и с петлёй на шее. Так и вышло. Хотя хуй его знает. В пользу этой версии говорит то, что в Киевскую оперу, где присутствовали государь-император, Столыпин (по факту премьер) билет получить просто так было абсолютно невозможно, тем более для такого человека, как Богров. Билет ему дал сам начальник Киевского охранного отделения, жандарм. Это примерно как если бы в 1945 году глава киевской гебни дал билет в Киевскую Оперу бандеровцу, где в ложе сидели Сталин и Берия, и бандеровец пристрелил только Берию.
  • Версия 5. За убийством стоял сам Николай, по наущению жены и ближайшего окружения решивший избавиться от Столыпина. Известно, что царь несколько раз внемлел словам Петра Аркадьевича и уже готов был отослать прочь Распутина, однако Аликс всякий раз его удавалось отговорить. Чтобы подобное не повторилось в очередной раз, Аликс и нашептала своему благоверному. ИЧСХ, когда Николая, уже в Киеве, спросили о количестве билетов на пароход в обратный путь, царь сам вычеркнул из представленного списка Столыпина, дескать, не понадобится ему билет. Царю понимающе кивнули — окружение тоже было против Столыпина.

Срачи на эту тему не угасают и по сей день. По зомбоящику даже недавно шла передачка, где рассматривалась версия о сделке Столыпина с Дьяволом. Старые версии сменяются новыми, одна фимознее другой, при желании из срачей историков можно извлечь лулзы, это дело вкуса.

[править] Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!

Легендарная фраза из речи Столыпина «Об устройстве быта крестьян и о праве собственности», произнесенной им в мае 1907 г. в Думе, изначально направленная к неназванным «противникам государственности» (в которых безошибочно угадываются кговавые большевики), стала одним из самых известных и — что важнее — самых универсальных политических лозунгов России. Именно ввиду своей универсальности в плане применения (им? кому «им»?) и апелляции к «Великой России» фраза теоретически могла быть популярна в каких угодно кругах, но конкретно в наши дни она поднята на щит российских монархистов и националистов, что вносит в словосочетание «Великая Россия» определенную толику экстремизма.

Итоги реформ Столыпина

Оценка деятельности Столыпина и во время его жизни, и позднее профессиональными историками носила неоднозначный характер. У Петра Аркадьевича были и остаются как ярые сторонники, считающие, что он единственный мог предотвратить последующую Октябрьскую революцию и спасти Россию от многолетних войн, так и не менее ярые противники, уверенные, что премьер-министр применял крайне жестокие и суровые методы и не заслуживает похвалы. Итоги реформ Столыпина тщательно изучались на протяжении десятилетий, и именно они легли в основу Перестройки Михаила Горбачева. Фразы Столыпина о «Великой России» часто используются современными политическими партиями.

Реформатор Российской Империи | Хронос. Всемирная история

Многих интересуют отношения Григория Распутина и Столыпина. Стоит заметить, что они относились друг к другу резко отрицательно. Петр Аркадьевич даже подготовил для императора специальный доклад о негативном влиянии деятельности Распутина на Российскую Империю, на что получил знаменитый ответ: «Лучше десяток Распутиных, чем одна истерика императрицы». Тем не менее, именно по требованию Столыпина Распутин покинул не только Санкт-Петербург, но и Россию, отправившись в паломничество в Иерусалим, а назад вернулся только после гибели знаменитого реформатора.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий