Эдуард стрельцов

После Сталина

Вот Хрущев в качестве «палача» Стрельцова выглядит вполне органично. Малообразованный самодур во главе большой страны плохо соответствовал масштабам той власти, которую получил в руки. И которой он чуть было не лишился годом ранее, в июне 1957-го, когда на заседании президиума ЦК КПСС было принято решение об освобождении его с поста первого секретаря ЦК КПСС. Тогда в политических противниках Хрущева оказались Молотов, Каганович, Маленков и «примкнувший к ним Шепилов», и история доказывает, что противники Хрущева были куда авторитетнее Никиты Сергеевича.

Известный писатель Александр Нилин в своей книге «Стрельцов. Человек без локтей», будучи современником героя своего романа, вспоминает, что тот до тюремного заключения частенько был мишенью для фельетонов Михаила Нариньяни из «Комсомольской правды». Редактором которой был Алексей Аджубей, человек, про которого ходила пословица: «Не имей сто друзей, а женись, как Аджубей», поскольку беспринципный журналист составил счастье не кому-нибудь, а дочери Хрущева.

Во времена полновластия Сталина было лишь два нашумевших сюжета, так или иначе связанных с известными спортсменами. Это история тюремного наказания Николая Старостина в 1942 году, когда спартаковский патриарх за взятки выдавал бронь спортсменам, не желавшим идти на фронт. Увы, но это неоспоримый факт, что известные на момент начала Великой Отечественной советские спортсмены воевали в крайне небольшом количестве. А те, кто попадал в армию, редко оказывались на передовой. В этом плане их оппоненты — немцы — бились на самом передке. Из 400 участников Олимпиад 1936 года в Гармиш-Партенкирхене и Берлине примерно четверть воевала, причем все были на передовой.

Спустя десять лет Сталин обвинялся как человек, который разогнал футбольный ЦДСА, как тогда назывался ЦСКА. Якобы это было связано с поражением от сборной Югославии на Олимпиаде-1952, когда в сборной было пятеро армейцев — Башашкин, Крижевский, Николаев, Нырков и Александр Петров, полный тезка актера, играющего Стрельцова. Не совсем так, армейскую команду как разогнали, так достаточно быстро и восстановили, пока футболисты провели один сезон за калининский МВО.

Хрущев в качестве «палача» Стрельцова выглядит вполне органично. Фото 24smi.org

«Даже если просто покажется — люди уже были рады»

— Сейчас появился интерес к феномену Стрельцова. А как его будут воспринимать через 10—20 лет?

— Я думаю, интерес остынет ко всем, но в то же время я надеюсь, что нынешняя ситуация, когда тяга к истории у многих людей сводится к чтению Википедии, когда-то закончится. История на самом деле очень интересна. Всё-таки вот так совсем не знать, где мы живём, — это, по-моему, скучно.

Если людей будет интересовать вся история — а советская эпоха всегда будет стоять в ней особняком, потому что она ни на что не похожа и о ней так мало, в общем-то, рассказано, — то, конечно, все эти фигуры снова будут возникать. Потому что они тоже ни на кого не похожи.

В связи с этим я всегда вспоминаю случай с Владимиром Познером, с которым работал вместе в АПН (Агентство печати «Новости»). Он у нас там был ещё редактором-консультантом англоязычного журнала Soviet Life. И вот как-то художники из Палеха сделали обложку. И в бухгалтерии Познера спрашивают: «Володя, почему надо платить 500 рублей за эту обложку?» А он им ответил, что иметь такую обложку у себя — мечта любого американца. Я это на всю жизнь запомнил.

Мы-то считали, что там уже какие-то полиграфические чудеса и больше ничего не надо, но ведь сам Палех ни на что не похож. То есть цивилизация, индустрия не всегда могут выразить то, что можно выразить один раз одной рукой. Ручной труд всё равно дороже.

С тех прошло около 60 лет, но я считаю это одним из самых удачных высказываний Познера. И если люди будут мыслить в том же ключе, то интерес к Стрельцову ещё возникнет, хотя, повторюсь, жалко, конечно, что столько фильмов о нём сделано неудачно.

— Стрельцов много лет играл за ветеранов, об этом тоже слагали отдельные легенды. Ведь многие приходили посмотреть именно на него, и его в любом состоянии старались выпустить хоть на пару минут.

— Он больше и не выдерживал. Там же перед игрой был банкет, и, конечно, он мог выйти, скажем так, не в форме. Один раз Стрельцов спросил администратора: «Мне переодеваться?» Тот говорит: «Обязательно». «А играть я буду?» — спрашивает Стрельцов. «Ни в коем случае», — ответил тот.

Дело даже не в том, в каком состоянии он выходил на поле, он ведь не тренировался и не готовился специально к этим играм. Один раз пробежался, сыграл пяткой — люди же понимают, что это ветераны, им интересно на них просто посмотреть. А тут ещё такой человек, как Стрельцов! Он даже если просто покажется — все подойдут, потрогают руками, скажут что-то, спросят, уже люди рады были.

Главное дело жизни

Будущая звезда футбола родился в небольшом городке недалеко от Москвы в семье слесаря и воспитательницы детского сада. Эдуард говорил, что наверное родился с мыслью стать великим футболистом. Ему удалось сполна реализовать свою детскую мечту.

Жизнь мальчика была полна испытаний. Когда он был еще совсем ребенком началась война. Отец Эдуарда ушел на фронт. Мать осталась с сыном и пыталась хоть как-то прокормить семью. Но случилось несчастье. У матери мальчика произошел инфаркт и работать она больше не могла. Ей присвоили группу инвалидности. Наступили по-настоящему тяжелые времена. Бывало, что в доме не было даже крошки хлеба и Эдуарду часто приходилось ложиться спать голодным.

Но дети есть дети. Когда была возможность, они целыми днями проводили во дворе. Ребята гоняли мяч, а по ночам Эдуард представлял себя на футбольном поле, когда он забивал победный гол в ворота соперника. Но до этого момента было еще далеко.

Когда закончилась война, чтобы помочь своей матери, парень устроился на завод слесарем. Работа была тяжелой, но о своем увлечении футболом он не забывал. Судьба свела Эдуарда с интересным человеком. Это был директор местного стадиона, но именно он сыграл важную роль в жизни парня. Он подарил ему первые бутсы, которые на тот момент были настоящей роскошью. Это еще больше побудило Эдуарда следовать за своей мечтой.

В 15 лет он попал в основной состав столичного футбольного клуба «Торпедо». Стрельцов показал там себя с лучшей стороны и уже через несколько лет был зачислен в сборную страны. Футболисту едва исполнилось 17 лет, а о нем говорили как о самом перспективном игроке. В 1956 году он стал Олимпийским чемпионом, выиграв в составе сборной медали в Мельбурне.

Эдуарда Стрельцова ждала блестящая карьера футболиста, множество наград и титулов, но он все разрушил сам из-за мимолетной связи с малознакомой девушкой.

Смерть

Первый инсульт у вдовы футболиста случился вскоре после смерти Эдуарда. Ее сын как-то заехал в гости, но так и не смог достучаться. Пришлось перелезть через соседский балкон — обнаружил мать, лежащую в прихожей.

Ее положили в 13-ю больницу. Повезло, что были знакомые врачи — быстро поставили пациентку на ноги.

Когда ее выписали домой, сын старался навещать чаще, но большую часть забот на себя взвалил друг семьи Виктор Иванович. И даже переехал, чтобы быть рядом, но однажды ему пришлось уехать в США вместе со сборной по плаванию. Тогда у Стрельцовой и случился второй инсульт.

В этот раз плечо подставил Павел Павлович Бородин. Раису Михайловну устроили в кремлевскую больницу, вылечили.

Раиса Стрельцова в последние годы / «Спорт-Экспресс»

Через некоторое время жена знаменитого футболиста поехала в Сочи вместе с Виктором Ивановичем. Между ними случилась небольшая недомолвка, а следом — третий инсульт, который и стал причиной смерти.

С перевозкой тела матери Игорю помогли знакомые. Заказали специальный состав, чтобы забальзамировать. Авиарейсы в начале осени были перегружены, поэтому Виктор Иванович привез покойную домой прямо в легковом автомобиле.

На этом проблемы не закончились: в московском морге отказались принимать. Помог бывший начальник Раисы Михайловны — за считанные часы договорился о месте на Даниловском кладбище. Там и покоится женщина, ставшая для звезды «Торпедо» опорой и поддержкой. Похоронить рядом с мужем не представлялось возможным: там поставили слишком тяжелый памятник, а рядом места не было.

«Все его недостатки — подтверждение его гениальности»

— Как бы вы охарактеризовали его как игрока? 

— Стрельцов — игрок настроения или, если хотите, вдохновения. Если он не хотел играть, то он не очень хорошо смотрелся. Что-то должно было случиться. Если его, к примеру, разозлить, то в нём просыпался азарт, и тогда его было не остановить. Хотя стремление что-то кому-то доказывать ему не было свойственно.

Он сам к себе никогда не относился как к профессионалу. Ни в молодости, ни в конце карьеры, когда её можно было продлить правильным отношением к своему здоровью, режиму. Он же ничего не делал для этого. Такой характер — никакого насилия над собой. Все его недостатки — подтверждение его гениальности. Он не труженик, не фанат тренировок. Он это объяснял плоскостопием: зачем, мол, утомлять ноги — они должны быть к концу игры свежими. Он по-своему прав, хотя по нынешним меркам это трудно понять. 

— Уникальность Стрельцова ещё и в том, что после тюрьмы он и играть стал совсем по-другому. Вам какой период его карьеры больше нравится?

— Второй. Это было уже ни на что не похоже. Он же пришёл в абсолютно изменившийся за семь лет его отсутствия футбол. За эти годы сменились тактически схемы. И Стрельцов в тюрьме не следил за этими трансформациями. Но когда он вышел и стал смотреть футбол, он моментально понял, что происходит на поле. Так что его эти перемены никак не коснулись — настолько глубоким было его понимание футбола. В молодости это так не чувствовалось. У него были огромные физические возможности, и как-то никто особо не наблюдал.

К тому же он играл с Валентином Ивановым. Считается, что тот оставался как бы в тени, но это не так, они были равноценны. Стрельцов понимал комбинационный футбол, но на это никто не обращал внимания. Не всего его тогда рассмотрели. Но и во «второй жизни» его тоже не все рассмотрели — его сравнивали с ним же молодым и отмечали то, чего нет. А вот то, что появилось, что есть, мало кто заметил.  

  • Сборная команда СССР по футболу
  • РИА Новости

Футбол

В 1954 году Стрельцов в составе московской команды «Торпедо» дебютировал в профессиональной футбольной лиге. В матче против клуба «Динамо» из Тбилиси молодой нападающий забил первый гол в спортивной карьере и закрепился в основном составе клуба на весь сезон.

В следующем году Эдуард стал самым результативным игроком чемпионата под номером 9, с 15 мячами в 22 матчах, и обеспечил себе место в составе сборной СССР, где в первых двух играх против Швеции и Индии сделал по хет-трику.

В олимпийском сезоне 1956 года Стрельцов помог команде стать золотыми призерами турнира в Мельбурне, но пропустил финал против Югославии по тактическим соображениям тренера. Спортивная политика того времени состояла в том, что награды получали только члены сборной, участвовавшие в финальном матче. Поскольку Стрельцов отсутствовал на поле, медаль он не получил.

Эдуард Стрельцов, Лев Яшин и Игорь Нетто

Никита Симонян, заменивший талантливого бомбардира, после победы предложил Эдуарду собственную медаль, но тот отказался, заявив, что планирует выиграть множество собственных трофеев. Однако награды пришли не так быстро, как хотелось. В 1957-58 годах нападающий вывел «Торпедо» на 2-ю строчку итоговой таблицы национального первенства и проложил дорогу сборной СССР в плей-офф чемпионата мира, проходившего в Польше.

К несчастью, футболисту не суждено было участвовать в главном футбольном состязании четырехлетия из-за уголовного обвинения и последующего ареста.

Возвращение в спорт далось Стрельцову нелегко. В профессиональные клубы нападающего не брали по причине судимости, и он снова начал выступать за заводскую команду «ЗИЛа» в 1963 году. Матчи с участием Эдуарда привлекали толпы поклонников, и бомбардир оправдал ожидания фанатов, приведя клуб к победе в любительском чемпионате.

В 1964 году, когда первым секретарем ЦК КПСС стал Леонид Ильич Брежнев, общественность убедила власти разрешить Стрельцову участвовать в играх профессионалов. Эдуард вернулся в родное «Торпедо» и, к восторгу болельщиков, стал чемпионом СССР 1965 года. Футболиста снова пригласили в сборную, где он выходил на поле в течение следующих 3 лет.

Дмитрий Власкин в роли Эдуарда Стрельцова / кадр из сериала «В созвездии Стрельца»

В 1968 году Стрельцов установил рекорд результативности, забив 21 мяч в 33 играх национального первенства страны. На следующий год в футбольной биографии нападающего наступил кризис, он не реализовал ни одного голевого момента и из-за травмы ахиллова сухожилия ушел из профессиональной лиги.

Прекратив играть, Эдуард Анатольевич окончил Институт физической культуры и вернулся в родной клуб в качестве тренера молодежного состава «Торпедо».

После смерти великого советского футболиста клубный стадион, на котором играл Стрельцов, назвали его именем, а у центрального входа поставили памятник работы Александра Тарасенко.

В 2020 году на экраны вышел биографический фильм Ильи Учителя «Стрельцов», основанный на книгах о футболисте, написанных Андреем Сухомлиновым, Владимиром Галединым и Александром Нилиным. Главная роль досталась актеру Александру Петрову.

«Это кино сделано бездарно»

— Этой осенью состоялась премьера художественного фильма Ильи Учителя «Стрельцов». Его выход на экраны почти совпал по дате с полувековым юбилеем последней игры с участием Стрельцова. Многие, особенно люди из мира футбола, эту ленту приняли, мягко говоря, в штыки. Но есть о ней и немало положительных отзывов. Какое у вас отношение? 

— То, к чему в фильме придираются футболисты, — ерунда, можно придумать и то, чего никогда не было. Это кино, как и предыдущие работы о Стрельцове, сделано бездарно.

Претензия к этим фильмам только одна: они не талантливы, а без таланта не перескажешь чужой талант.

А похоже или не похоже — это уже вторично. Получилась обычная мелодраматическая история. И что? Скучно. Почему-то все кинематографисты упорно проходят мимо куда более интересных вещей в его жизни.

Я ведь не против каких-то допущений и фантазий, как с той игрой Стрельцова с Бразилией и Пеле в финале картины, но и это сделано неудачно.

  • РИА Новости

— Создатели прекрасно знали, что такого матча не было, но хотели немного пофантазировать. Фильм всё-таки художественный, а не документальный.

Человек без всякого характера в том гладиаторском деле, где нужны локти, зубы и так далее, вдруг проявляет себя лучше других. Вот это сюжет. У Стрельцова такой национальный характер. Масса людей с таким характером никем не становятся, спиваются, умирают под забором, а этому ставят памятники.

— В фильме он по молодости показан таким бесшабашным стилягой. Он действительно до тюрьмы был таким? В феврале 1958 года был же знаменитый фельетон Семёна Нариньяни с характерным названием «Звёздная болезнь». В нём фельетонист обрушился с критикой на 20-летнего игрока и называл его «неисправимым».

— Он точно не был представителем золотой молодёжи, он не сын начальника какого-то, который живёт на родительские деньги. Футбол — это тяжёлая работа, и он работал. Была определённая мода, он одевался соответственно.

Люди победнее ходили в костюмах от «Москвошвея», а бывавшие за границей, как он, могли ходить в хороших рубашках и пиджаках. Что он сделал у себя на голове — это да, считалось, что такое носят стиляги». Ну и что тут такого? К нему цеплялись, потому что газеты всегда были строгие.

Тогда считалось, что самый большой грех — зазнайство. Ну вот посчитали, что он как-то не так ведёт себя. Хотя к тому времени Стрельцов уже был награждён орденом, да и получал он, разумеется, больше обычного рабочего. Но, конечно, если бы у человека было чувства самосохранения хоть какое-то, то в тот день он бы никуда не поехал.

Он же не был идеальным, он такой, какой есть, но это же не повод идти в тюрьму, правда?

— Нет. Они все стандартные, под Голливуд. «Яшин» ещё хуже «Стрельцова» был, я его даже не смог досмотреть. «Легенда №17» о Харламове и «Движение вверх» сделаны профессионально, но это же всё штамп — выиграют наши решающий матч или нет. Они очень одинаковые. С другой стороны, у публики прошло хорошо, а всякий успех заслуживает внимания. 

При чем тут Фурцева?

Не вдаваясь в подробности лагерной истории Эдуарда Стрельцова, зададимся вопросом — кому нужна была эта громкая история с тюремным наказанием нападающего московского «Торпедо» и сборной СССР? 12 лет, полученных за изнасилование, когда сама ситуация выглядела очень смутно — девушки, якобы потерпевшие, то и дело меняли свои показания — это, конечно же, очень и очень много. Людям, считающим, что послевоенные времена были кровожадными, можно напомнить, что в СССР на три года отменяли смертную казнь (1947—1950 гг.). В лагерях ГУЛАГ то и дело вспыхивали восстания (норильское и воркутинское в 1953 году, кенгирское в 1954-м), но это не вызвало новых волн репрессий. Более того, в 1955 году Хрущев по-тихому амнистировал бандеровцев и власовцев, и уже гораздо позднее пришлось наказывать многих из тех, у кого руки были по локоть в крови. А тут 12 лет, причем в тот момент, когда Стрельцов был нужен стране больше, чем страна Стрельцову.

Тут надо напомнить, что молодой футболист быстро стал одним из лидеров футбольной сборной. В 19-летнем возрасте он уже был в чемпионском составе на Олимпиаде 1956 года в Мельбурне, правда, не сыграл в финале. Сами футбольные подвиги тех лет начались с матча с Швецией, в котором наша команда разгромила соперника со счетом 6:0. Стрельцов сделал хет-трик, и на его фоне потерялись лидеры шведской сборной, шестеро из которых через три года стали вице-чемпионами мира 1958 года. Объективности ради, шведы прибавили в свой состав Юхана Грена и Нильса Лидхольма, а советская команда лишилась троих: Татушина, Огонькова и Стрельцова. Почему?

В каком-то из расследований еще советского времени проскочила версия, что инициатором наказания Стрельцова была Екатерина Фурцева, на тот момент член президиума ЦК КПСС. Ее пост говорит о возможности принятия такого решения, и якобы даже повод был — Стрельцов нагрубил ее дочери, поскольку Фурцева имела виды на Эдуарда в качестве зятя. Но версия выглядит неправдоподобно, если знать, что Светлана Фурцева родилась в 1942 году, и на момент знакомства со Стрельцовым ей было 14. Там вообще возникает вопрос: как 14-летняя девочка могла оказаться в Кремле на торжественном вечере, посвященном победе советских олимпийцев в Мельбурне. По этой версии, Стрельцов в состоянии алкогольного опьянения грубо выразился в адрес Светланы: «Я свою Алку ни на кого не променяю» (имелась в виду супруга Алла), что Фурцева восприняла как личное оскорбление и пожаловалась Хрущеву. Именно она в дальнейшем передала записку о случившемся на даче изнасиловании помощнику Никиты Сергеевича…

В каком-то из расследований еще советского времени проскочила версия, что инициатором наказания Стрельцова была Екатерина Фурцева, на тот момент член президиума ЦК КПСС. Фото 24smi.org

Личная жизнь

Первой женой форварда была Алла Деменко, на которой он тайно женился накануне Олимпийских игр 1956 г. Вскоре у пары родилась девочка Мила. Однако этот брак распался уже спустя год. После возбуждения уголовного дела Алла подала на развод с мужем.

Выйдя на свободу Стрельцов пытался восстановить отношения с бывшей супругой, но пристрастие к алкоголю и частые попойки не позволили ему вернуться в семью.

Жены Эдуарда Стрельцова Алла (слева) и Раиса (справа)

Позже Эдуард взял в жены девушку Раису, с которой он вступил в брак осенью 1963 г. Новая избранница положительно повлияла на футболиста, который вскоре отказался от разгульной жизни и стал примерным семьянином.

В этом союзе родился мальчик Игорь, который еще больше сплотил пару. Вместе супруги прожили долгих 27 лет, вплоть до кончины спортсмена.

Детство и юность

Еще до рождения Людмилы было ясно, что ее имя войдет в историю, ведь отец знаменитости был великим советским футболистом

В молодости он пользовался успехом у женщин, но обратил внимание на ее мать Аллу Деменко

Отношения между влюбленными не были крепкими, еще до появления дочери они часто ссорились и неоднократно расставались, ведь Алла была наслышана о многочисленных романах избранника. Но, несмотря на это, пара все же решила тайно пожениться в 1957 году, а спустя 5 месяцев девушка узнала о беременности. Она была счастлива и надеялась, что это улучшит их с мужем отношения, но снова обожглась.

Людмила Стрельцова с матерью Аллой Стрельцовой

Людмила могла и не родиться, ведь ее бабушка по отцовской линии была категорически против пополнения в семье и даже дала невестке деньги на аборт. Но Алла проявила твердость и вернулась в родительский дом, намереваясь воспитывать ребенка самостоятельно.

Благодаря этому 29 марта 1958 года родилась Людмила Эдуардовна Стрельцова, которую с детства чаще называли Милой. Она была еще крохой, когда прогремела новость об аресте отца, которого обвиняли в изнасиловании. Вскоре мужчина сел в тюрьму, а забота о наследнице окончательно легла на плечи матери.

Однако Алла Стрельцова не спешила подавать на развод, надеясь, что еще восстановит хрупкие отношения с мужем, которого считала незаконно осужденным. Она писала ему письма и приезжала на свидания, но в итоге ее не пустили, а Эдуард не стремился поддерживать связь с женой. Только однажды попросил друзей сделать для него фото супруги с дочерью.

Вскоре родители Милы развелись, и отца девочка впервые встретила, только когда ей было 5 лет. В тот день Эдуард пришел к ним во двор вместе со своей матерью, и дочь сразу поняла, что это ее папа, которого она видела на фотографиях, после чего бросилась к нему с объятьями. Но затем футболист снова исчез из ее жизни.

Позже стало известно, что Эдуард женился, у него другая семья. Мать Люды тоже пыталась наладить личную жизнь, но выходить замуж не спешила. Она работала на заводе и тянула дочь одна, однако новая встреча со спортсменом снова все изменила. Они увиделись случайно, когда Алла выбирала для дочери школьную форму. Футболист был пьян и ввалился в магазин, требуя, чтобы продавцы выбрали все лучшее для его наследницы.

Новый этап их общения снова был коротким. В следующий раз Мила встретилась с отцом, когда отдыхала в пионерском лагере. Тогда она была уже подростком и решилась на встречу с родственником, поддавшись на уговоры ребят, которые увязались с ней за компанию.

Мирослава Малышкина-Малиновская и Александр Петров в ролях Людмилы Стрельцовой и Эдуарда Стрельцова

Эдуард встретил дочь тепло, провел с ней весь день, а затем заехал в лагерь, чтобы передать ей кулек конфет. Позже отец Людмилы решил закончить футбольную карьеру, в тот год ей исполнялось 13 лет, и она получила в подарок от звезды малиновое платье, которое носила, пока оно совсем не пришло в негодность.

Отец Милы умер, когда она была уже взрослой, причиной стал рак. Как считала ее мать, наследница футболиста выросла похожей на него внешне, но жестче по характеру. Родителя она все же простила, хоть почти и не знала его.

«Грустный период»

— Александр Павлович, последний матч с участием Стрельцова состоялся 26 сентября 1970. Тогда его родное «Торпедо» при полупустых трибунах уступило минскому «Динамо» со счётом 0:1.

— Да, ему было 33 года. Это сейчас кажется, что немного, а тогда в 30 лет к игрокам сразу начиналось другое отношение. Он уже доигрывал, и это был грустный период. У Стрельцова была очень тяжёлая травма, и он уже сам понимал, что всё заканчивается. Я помню, как он тогда позвонил на торпедовскую базу в Мячкове и спросил: «Валя (Валентин Иванов, многолетний партнёр Стрельцова, на тот момент тренер «Торпедо». — RT), мне приезжать»? Тот сказал: «Как хочешь».

— То есть напрямую его из команды никто не убирал.

— Да, но отношение, что на него уже не особо рассчитывают, чувствовалось. Он потом всегда с юмором об этом вспоминал, мол, надо успеть холодильник купить, а то после окончания карьеры не дадут. 

  • Чемпионат СССР по футболу 1966 года
  • РИА Новости

— Что за травма у него была? 

— Он порвал ахилл и восстановиться после этого не смог. Во-первых, в тюрьме у него был нарушен обмен веществ, появился лишний вес, он плохо двигался. Но заканчивать — это же всегда грустно. Я за 74 года, что смотрю футбол, не помню, чтобы мне не было грустно, когда уходили такие люди. Жизнь так устроена, что звезда должна быть главным игроком, не быть в тягость. То есть всё было справедливо, но очень грустно — мы же Стрельцова не досмотрели. Пусть он уже не мог забить и тяжело ему было играть, но ведь его даже не проводили, ничего не было совсем. Михаил Гершкович тогда шутил: «Если Эдика не провожают, нас палкой, что ли, выгонять будут?»

— При нынешнем уровне спортивной медицины Стрельцов мог бы подольше поиграть?

— У его организма были очень большие резервы, и не так много было травм. Его били всегда, но на нём это не очень отражалось. Но после возвращения из тюрьмы организм, конечно, был не тот. Роковую травму он получил в игре за дубль в 1969 году — это была трагическая случайность. Он стоял на месте и не очень был готов к удару защитника Сергея Никулина, известного костолома, который очень хотел проявить себя и вернуться в основу. Понятно, что если Стрельцов выходит играть за дубль, то он вообще не играет, а просто отбывает номер. И на дубле порвать ахилл — это дикость, это как пианисту Рихтеру ударить молотком по рукам. Ну вот зачем? После длительного восстановления вернулся в 1970-м на поле, но ненадолго.

Уголовное дело и тюремное заключение

В начале 1957 г. футболиста вовлекли в скандал с участием высокопоставленных советских чиновников. Стрельцов злоупотреблял спиртными напитками и крутил романы со многими девушками.

Согласно одной версии с футболистом хотела встречаться дочь Екатерины Фурцевой, которая в скором времени стала министром культуры СССР. Однако после отказа Эдуарда, Фурцева восприняла это как оскорбление и не смогла простить ему такого поведения.

Спустя год Стрельцова, отдыхавшего на даче в компании друзей и девушки по имени Марина Лебедева, обвинили в изнасиловании и заключили под стражу.

Показания против спортсмена были запутанными и противоречивыми, однако обида, нанесенная Фурцевой и ее дочери, дала о себе знать. На суде парня заставили сознаться в изнасиловании Лебедевой в обмен на обещание дать ему сыграть на предстоящем чемпионате мира.

В результате этого не случилось: Эдуарда приговорили к 12 годам лишения свободы в лагерях и запрету возвращаться в большой футбол.

В заключении он подвергся жестокому избиению со стороны «блатных», так как с одним из них у него произошел конфликт.

Преступники набросили на мужчину одеяло и избили настолько сильно, что Стрельцов провел в тюремном госпитале около 4 месяцев. В период тюремной биографии он успел поработать библиотекарем, шлифовщиком металлических деталей, а также рабочим на лесоповале и кварцевой шахте.

Сборная СССР (Стрельцов 2-й слева)

Позже надзиратели привлекли советскую звезду к участию в футбольных соревнованиях среди заключенных, благодаря чему Эдуард мог хотя бы иногда заниматься любимым делом.

В 1963 г. арестанта досрочно выпустили на свободу, вследствие чего он провел в заключении около 5 лет, вместо положенных 12. Стрельцов вернулся в столицу и начал выступать за заводскую команду «ЗИЛа».

Поединки с его участием собирали огромное количество футбольных болельщиков, которые с удовольствием наблюдали за игрой именитого спортсмена.

Эдуард не разочаровал своих поклонников, приведя команду к победе в любительском чемпионате. В 1964 г., когда новым генсеком СССР стал Леонид Брежнев, он посодействовал тому, чтобы игроку позволили вернуться в профессиональный футбол.

В итоге Стрельцов вновь оказался в родном «Торпедо», которому помог стать чемпионом в 1965 г. Также он продолжил выступать за национальную сборную в течение последующих 3-х сезонов.

В 1968 г. игрок установил рекорд по результативности, забив 21 гол в 33 матчах советского чемпионата. После этого его карьера пошла на спад, чему способствовал разрыв ахиллова сухожилия. Стрельцов объявил об уходе из большого спорта, начав тренировать молодежку «Торпедо».

Несмотря на сравнительно недолгий срок выступлений, ему удалось занять 4-е место в списке лучших бомбардиров в истории сборной Советского Союза. Если бы не тюремное заключение, история советского футбола могла быть совершенно другой.

По мнению ряда экспертов, со Стрельцовым в составе сборная СССР была бы одним из фаворитов любого чемпионата мира на протяжении последующих 12 лет.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий