Патографический портрет писателя тургенева

Что ждет гостей

Ситуация с коронавирусом внесла свои коррективы в планы музея по привлечению гостей. Многие мероприятия пришлось отменить или перенести. Да и открывшись после карантина, Спасское-Лутовиново не сможет принять на экскурсии по музею Тургенева всех желающих: в маленьких комнатах старого дворянского дома можно обеспечить соблюдение социальной дистанции лишь для нескольких человек.

Но, в дополнение к этому сотрудники музея разработали на лето программу, позволяющую максимально использовать территорию усадьбы. Тематические экскурсионные программы и музейные занятия, квесты и мастер-классы, старинные дворянские и крестьянские игры на свежем воздухе, велопутешествие и концерт музыкантов, катание в конном экипаже и на лодке…

Гости Спасского смогут самостоятельно выбирать из перечня предложений любые занятия и развлечения, составляя для себя индивидуальную музейную программу хоть на каждый выходной!

Чтобы посетители могли свободно ориентироваться в усадьбе, разработана новая план-схема Спасского, установлены указатели и информационные таблички (причем даже с QR-кодом).

Деревья помнят Тургенева

Спасское на весь мир славится прекрасным старинным парком – с липовыми, берёзовыми и еловыми аллеями, заложенными ещё основателем усадьбы И. И. Лутовиновым, двоюродным дедом И. С. Тургенева по материнской линии. Многие деревья-старожилы помнят хозяев имения и хранят о них удивительные истории. Сохранена и главная реликвия тургеневской усадьбы – 185-летний дуб, посаженный в юности самим писателем.

Фото — Юрий Зуев

Поразительная красота усадебного парка во многом дело рук Юрия Зуева. Он пришел в музей в 1985 году молодым научным сотрудником и с тех пор забота о парке – дело его жизни.

35 лет назад усадьба «Спасское-Лутовиново» была филиалом Орловского музея И. С. Тургенева. По словам Зуева, работа здесь сводилась, в основном, к проведению экскурсий и чтению лекций. Ни о какой серьезной научной или реставрационной деятельности речь тогда не шла. Для этого нужно было обрести самостоятельность.

У тогдашнего заведующего филиалом Николая Павловича Юдина был план, как это сделать. Заручившись поддержкой крупного партийного чиновника Николая Михайловича Чернова, страстного поклонника и исследователя жизни и творчества Тургенева, вместе с одним из самых авторитетных тургеневедов Борисом Викторовичем Богдановым и молодым и пылким Зуевым он отправил письмо Егору Кузьмичу Лигачеву, который в середине 80-х был членом Политбюро ЦК КПСС. Тот одобрил.

И вскоре по постановлению Совета Министров РСФСР родовая усадьба Ивана Тургенева стала полноценным музеем. Зуев получил должность завотделом садово-паркового искусства и природных ландшафтов.

Новое – хорошо забытое старое

У Спасского-Лутовинова огромный потенциал для развития, который много лет не был задействован. Усадьба Тургенева (особенно во времена его матери) была, выражаясь современным языком, продвинутым хозяйством с передовыми технологиями и методами управления.

– Варваре Петровне от дяди досталось 5 тысяч душ крепостных. А поскольку тогда считали только мужчин, смело умножаем на два. Целая дивизия! – рассказывает Юрий Зуев. – И хозяйство огромное: мельницы, амбары, кузницы, шорные мастерские. Диву даешься, сколько всего производилось и заготавливалось в Спасском. Опята возами доставлялись на переработку! И матушка Тургенева была очень рачительной хозяйкой, в ее амбарных книгах было все учтено все вплоть до шнурков, которые она выдавала крепостным подпоясаться.

Да, были теплицы, но ведь без отопления, без водопровода. Если построить такую – не только по тем чертежам, но и по тем технологиям – можно отдельную экскурсию для туристов проводить. Интересно же посмотреть, как это работало. И заодно Тургенева узнать с новой стороны. Ведь есть такая известная фраза «Тургенев – певец природы». А где он ее узнал, природу? Да здесь и узнал. Пацаном таскал ягоды с матушкиных грядок.

Она выращивала особенную землянику – «ананасную». Ягоды тогда были двудомные, не то, что сейчас: надо было посадить мужскую особь и женскую, чтобы они опылились, и завязались ягоды. А иначе куртинки могли остаться пустыми, бесплодными. Остатки «ананаски» еще есть на месте старых гряд. Я знаю, что уже решено восстановить плантацию, чтобы угощать гостей вареньем, а рассаду предлагать, как живой сувенир.

Наряду с плантацией земляники заложен Аптекарский огород, существовавший в усадьбе в XIX веке. Высажены кусты малины, смородины и, конечно, особенно любимого Тургеневым крыжовника. А еще на территории усадьбы около 15 гектаров занято яблонями. Как тут не варить «лутовиновское» варенье? Пробная партия, кстати, уже готова.

Но как Зуев об этом говорит, надо слышать:

– Яблоки – это символ Спасского. Конечно, старинные сорта – антоновка, грушовка —может быть, проигрывают по урожайности или по срокам хранения разным синапам, орловским полосатым. Но это не просто плоды. Это же «машина времени»: ты откусил от яблока и оказался в 19 веке. Через вкусовые ощущения почувствовал то же, что мог чувствовать Тургенев. Вот в чем ценность!

Особенности творческого процесса

Особенности творческого процесса Тургенева изобилуют любопытными психологическими и психопатологическими чертами.

Так, «работая над своим произведением, настолько вживался в образ своего героя, что ежедневно вел от его лица дневник, например от лица Базарова» (Иванюк Т. И., 2006). Тургенев признавался: «Когда я писал заключительные строки “Отцов и детей”, я принужден был отклонять голову, чтобы слезы не капали на рукопись».

Свидетельства, относящиеся ко времени его нахождения в Бадене: «брался за перо почти всегда под влиянием внутренней потребности, независимо от его воли… Образы, вызываемые личными воспоминаниями, картины, сохранившиеся в его памяти, возникали в его фантазии неизвестно почему и откуда и все более осаждали его и заставляли его рисовать, какими они ему представляются, и записывать, что они говорят ему и между собой. Часто слышал я, как он во время этих рабочих часов, под влиянием непреодолимой потребности, запирался в своей комнате и, подобно льву в клетке, шагал и стонал там» (Грузенберг С. О., 1923).

В середине шестидесятых годов XIX века у Тургенева возник интерес к таинственным явлениям человеческой психики, следствием чего явились его «странные повести». Что-то толкало писателя к тайнам безумия. Не свой ли собственный опыт психопатологических переживаний? В 1863–1864 годах Тургенев перенес онейроидный синдром (сновидное помрачение сознания), ярко описанный им в рассказе «Призраки». Такой тип галлюцинаторного расстройства характерен для органического поражения головного мозга. В «Рассказе отца Алексея» Тургенев с клинической точностью описал классическое развитие прогредиентной шизофрении. С середины семидесятых годов у писателя периодически возникали приступы галлюцинаторных (зрительных и слуховых) расстройств.

У нас есть все основания предположить развитие у писателя органического процесса в головном мозге (опухоль мозга или нейросифилис?), который обострился в последние десятилетия жизни.

Интересно отношение этого лирического писателя к любви. Поэт и писатель Даниил Андреев пишет: «То ли вследствие своеобразной, ущербной личной судьбы… Тургенев более, чем кто-либо из писателей его поколения, понимал и любил любовь только в ее начальной поре: он – гениальный поэт “первых свиданий” и “первых объяснений”. Дальнейший ход событий ведет каждый раз к катастрофе, причем совершается эта катастрофа еще до того, как судьбы любящих соединились» (Андреев Д. Л., 1992). Можно предположить, что личный жизненный опыт Тургенева не давал ему материала для иного развития романтической истории.

«Бурная сексуальная жизнь дала свои плоды»

О физической ущербности Тургенева, высокого и очень сильного мужчины, свидетельствуют следующие данные. «“У меня кости черепа так тонки (говорит Тургенев), что если кто из товарищей хлопнет по голове – мне делалось дурно”. После, будучи взрослым, он говорил Полонскому: “Дотронься до моего темени – у меня до сих пор не срослись кости черепа”». После смерти было подтверждено, что «кости черепа… при нажиме гнулись под пальцами, как тонкая пластинка» (Сегалин Г. В., 1926). Тургенев с рождения отличался непропорционально большой головой (гидроцефалия?): вес его мозга равнялся 2 012 граммам, что на 600 граммов больше веса среднего человека.

Начиная с 1874–1875 годов современники писателя в последующих воспоминаниях описывали различные его недомогания, «особенно те, где речь идет о каком-то урогенитальном заболевании, требующем каутеризации и бужирования мочеиспускательного канала. Видимо, бурная и не очень разборчивая сексуальная жизнь писателя дала свои плоды» (Гиндин В.П., 2005).

Можно предположить заражение писателя сифилисом, весьма распространенным в то время. В этом случае проще объяснить его заболевание головного мозга, протекавшее с психотическими расстройствами в последнее десятилетие жизни, которое могло быть вызвано нейросифилисом. В эти же годы Тургенев лечился у знаменитого французского психиатра и невролога Жана Мартена Шарко.

Предполагаемый диагноз

Мозаичный склад личности. Стержневым синдромом является депрессия с ипохондрическими и фобическими переживаниями. Наблюдаются также истероидные черты – склонность к псевдологии, демонстративность и кокетливость, проявляющиеся в дамском обществе. Галлюцинаторная симптоматика в результате поражения головного мозга (нейросифилис?) нашла отражение и в других его произведениях: «Довольно», «Собака», «Стук… Стук… Стук!», «Сон» и прочих.

  • Андреев Д. Л. Роза Мира. М. : Иной Мир, 1992.
  • Анненков П. В. Молодость И. С. Тургенева // И. С. Тургенев в воспоминаниях современников. В 2 т. Т. 1. М. : Художественная литература, 1983. С. 82–103.
  • Волкогонова О. Д. Константин Леонтьев. М. : Молодая гвардия, 2013.
  • Вольфсон Б. Я. О нервно-психической болезни Тургенева (перед смертью) // Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). 1927. Вып. 2. Т. 3. С. 167–174.
  • Гиндин В. П. Психопатология в русской литературе. М. : ПЕР СЭ, 2005.
  • Грузенберг С. О. Психология творчества. Введение в психологию и теорию творчества. Т. 1. Минск : Белтрестпечать, 1923.
  • Зайцев Б. К. Далекое. М. : Советский писатель, 1991.
  • Иванюк Т. И. Творчество и личность. М. : ТОР, 2006.
  • Мережковский Д. С. Вечные спутники. Портреты из всемирной литературы. СПб. : Наука, 2007.
  • Молева Н. М. Тургенев без Виардо, или Три надежды на любовь. М. : АСТ ; КРПА Олимп, 2008.
  • Мопассан Г. де. Иван Тургенев // И. С. Тургенев в воспоминаниях современников. В 2 т. Т. 2. М. : Художественная литература, 1983. С. 258–261.
  • Никитин М. А. Здесь жил Достоевский. М. : Современник, 1973.
  • Петинова Е. Ф. Знаменитые россияне XVIII–XIX веков. Биографии и портреты. По изданию великого князя Николая Михайловича «Русские портреты XVIII и XIX столетий». СПб. : Лениздат, 1995.
  • Плессо Г. И. К вопросу о патогенезе личности И. С. Тургенева // Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). 1928. Вып. 4. Т. 4. С. 54–68.
  • Сегалин Г. В. Патогенез и биогенез великих и замечательных людей // Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). 1925. Вып. 1. Т. 1. С. 24–90.
  • Сегалин Г. В. К патологии детского возраста великих людей // Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). Вып. 2. Т. 2. 1926. С. 83–94.
  • Kotsovsky D. Tragödie des Genius. Genialität, Altern, Tod. München, 1959.
  • Lange-Eichbaum W., Kurth W. Genie, Irrsinn und Ruhm. Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. München-Basel : Reinhardt, 1967.

«Любовь – вовсе не чувство, а болезнь»

Тургенев отрицательно относился к браку. «Был момент в его жизни, когда женитьба могла бы состояться. Речь идет о Татьяне Бакуниной, сестре знаменитого теоретика анархизма» (Волкогонова О. Д., 2013). Но, думая о своих отношениях с певицей Полиной Виардо, Тургенев констатировал (1855 год): «Любовь даже вовсе не чувство. Она – болезнь, известное состояние души и тела…»

Писатель Дмитрий Мережковский считал, что в связи с таким мироощущением «у него, который, можно сказать, всю жизнь только и делал, что мучился над вопросом пола, поразительное отсутствие вопроса о деторождении, о материнстве. Тургеневские женщины и девушки как будто не могут родить» (Мережковский Д. С., 2007). Впрочем, у Тургенева была связь с «белошвейкой» Авдотьей Ивановой, приведшая к рождению дочери, которая жила в семье Полины Виардо.

И. С. Тургенев умирал от опухоли спинного мозга, которая разрушила три позвонка. Он испытывал сильные боли и понимал всю безнадежность своего состояния. Физические мучения осложнились психическими расстройствами: «смутными представлениями о преследовании, страстным враждебным отношением ко всем окружающим его лицам, систематическим недоверием к своим самым преданным друзьям. Время от времени у больного являются помыслы о самоубийстве и даже человекоубийстве».

В мае 1883 года Тургенев поведал доктору о своем убеждении, «что причина его болезни в том, что он отравлен, рассказывал длинную, весьма фантастическую и нелепую до крайностей историю отравления и на все доводы и возражения твердил: “Поверьте, это так, я уж знаю”» (Вольфсон Б. Я., 1927). Дочь Полины Виардо предполагала, что постоянное употребление морфия – а чем еще могли в то время уменьшать болевые ощущения? – отразилось на его психике.

По другим данным Тургенев умер от рака легких, так как последние 20 лет жизни у него отмечалось кровохарканье, о чем писатель сообщал в письмах Афанасию Фету.

Иван Сергеевич Тургенев в 26 лет, в период первого знакомства с Полиной Виардо

Иван Сергеевич Тургенев, (родился 9 ноября (28 октября по старому стилю) 1818 в Орле; умер 3 сентября, 22 августа по старому стилю 1883 в Буживале, Иль-де-Франс, под Парижем) — писатель, поэт, драматург, переводчик, классик русской художественной литературы.

Цитаты

  • Слово “завтра” придумано для людей нерешительных и для детей.
  • Счастье как здоровье, его не замечаешь, пока оно есть.
  • С аппетитом говоришь только о самом себе.
  • Житье дуракам между трусами.
  • Нет ревности, у кого нет хотя бы капли надежды.
  • Чернышевский — просто змея, а Добролюбов — очковая.
  • О молодость, молодость! Может быть, вся тайна своей прелести не в возможности все сделать, а в возможности думать, что ты все сделаешь.

  • Ложь так же живуча, как и истина, если не более.
  • Слезы — что грозы, после них человек всегда тише.
  • Подражатели всегда склонны пересаливать.
  • Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись.
  • Без горького, постоянного труда не бывает художника.
  • Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!

  • Первая любовь не повторяется — и слава Богу!
  • О чем бы ни молился человек — он молится о чуде. Всякая молитва сводится на следующее: “Великий Боже, сделай, чтобы дважды два — не было четыре”!
  • Пока не стыдно лгать — не стыдно надеяться.
  • Смех без причины — лучший смех на свете.
  • Какую клевету ни взведи на человека, он, в сущности, заслуживает в двадцать раз хуже того.
  • Мы самих себя изучаем с большим прилежанием и воображаем потом, что знаем людей.
  • Страшно то, что нет ничего страшного.
  • Добро по указу — не добро.
  • Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта.
  • Вся жизнь наша — сон, и самое лучшее в ней опять-таки сон.
  • Жизнь, какая бы она не была, лучше мечтаний, как здоровье лучше болезней.
  • Заметили ли вы, что человек, необыкновенно рассеянный в кружке подчиненных, никогда не бывает рассеян с лицами высшими?

Ссылки

[]

  • (крупнейший русскоязычный ресурс, посвященный Тургеневу)

Музеи Тургенева

Статьи

  • Февраль 1996 До моря — 911 метров. Портрет немцев в европейском интерьере (в числе прочего — мнение Тургенева о немецкой кулинарии)

  • Февраль 2002 Сказки черного леса (Тургенев в Баден-Бадене)

  • Октябрь 2003 Гений места (Усадьба Тургенева «Спасское-Лутовиново»)

  • Январь 2005 Ф.М. Достоевский. О времени и о себе. (Ф.М. Достоевский о романе Тургенева «Новь»)

Материалы «Телеграфа»

7.6.2010 Квазипсихоз: мастер-класс Достоевского (торжества, связанные с открытием знаменитого памятника Александру Сергеевичу Пушкину в Москве, организованные Обществом любителей российской словесности, должны был стать поединком славянофилов и западников, Достоевского и Тургенева; Иван Сергеевич, перечислив все заслуги поэта, выразил некоторую неуверенность в том, что Пушкина можно считать национальным, а тем более всемирным поэтом; в ответ ему, Достоевский блестяще решил проблему, признав подражательность пушкинской поэзии, он не отказал русской культуре в самобытности, зрелости и ценности для культур других народов)

[]

Восстановить после войны

– Мы начали собирать экспонаты и комплектовать фонды, расчищать парк, – вспоминает Зуев. – В усадьбе к тому времени почти полностью исчезли все исторические пейзажи, земля была изрыта оставшимися после войны окопами, многие дорожки и тропинки, существовавшие при Тургеневе, затерялись в буреломе и поднявшейся за 30–40 лет сорной поросли. Но у нас был проект реставрации усадьбы, разработанный выдающимся специалистом по возрождению старинных парков Валентиной Александровной Агальцовой, и мы понимали, куда двигаться.

Фото — Юрий Зуев

Работы было невпроворот. Не хватало ни сил, ни рук. И тогда через центральный аппарат ВООПиК была организована помощь энтузиастов (сейчас бы их назвали волонтерами). В Спасское группами приезжали москвичи, их размещали в домиках-времянках, и они все лето помогали сотрудникам «зеленой бригады» приводить в порядок парк: проводить санитарную вырубку, подсаживать деревья ценных пород, искать следы ландшафтных экспериментов XIX века – зеленого лабиринта и дорожки-«змейки».

Все вместе восстанавливали Кузнечный пруд и пруд Сажелку, куда во времена Варвары Петровны из Большого Спасского пруда отсаживали рыбу для приготовления к обеду.

Сохранить амосферу

– Юдин был удивительным человеком, – говорит Юрий Зуев. – Его подход к работе выражался фразой, которую он произнес при нашем знакомстве и потом часто повторял: «Мы служим красоте». И он всегда действовал по принципу: восстанавливать надо так, как было, а не так, как, по нашему мнению, будет лучше. Золотые слова!

Сохранить атмосферу заповедного места – вот что, по мнению Зуева, должно быть миссией каждого, кто работает в Спасском.

– А то после ухода Юдина нам, бывало, приходилось вести очень жесткие дискуссии, доказывая очевидные вещи. Например, что ни в коем случае нельзя кронировать двухсотлетние липы, как бы ни хотелось кому-то придать им «аккуратный парковый» вид. Или что нельзя выгребать с полян опавшую листву, потому что это обедняет почву.

Дерзость Зуева была не по нраву людям, пришедшим на смену Юдину. В конце концов он был понижен в должности – до мастера зеленого хозяйства.

Зуев продолжил работать в усадебном парке. По-прежнему ухаживал за деревьями и кустарниками, следил за их «самочувствием», фотографировал живые экспонаты для истории и мечтал о времени, когда к руководству музеем придут люди, разделяющие его отношение к Спасскому.

И эти времена настали. С октября 2019 года в музее-заповеднике сменилось руководство. Идеи, планы и мечты Юрия Зуева совпали с новой стратегией развития музея.

Особенности личности знаменитого писателя

Воспоминания Ги де Мопассана: «Доводя свою скромность почти до смирения, он не желал, чтобы о нем писали в газетах, и не раз бывало, что статьи, в которых его восхваляли, воспринимались им как оскорбление… И он в самом деле был невероятно наивен, этот гениальный романист, изъездивший весь свет, знавший всех великих людей своего века, прочитавший все, что только в силах прочитать человек, и говоривший на всех языках Европы так же свободно, как на своем родном» (Мопассан Г. де, 1983).

Тургенев часто объявлял, что он «очень болен», и всегда воображал в себе какие-то необычные ощущения: то у него внутри головы что-то «сдирается», то «какие-то вилки выталкивают ему глаза». Малейшее нездоровье повергало его в отчаяние. При этом жизнь писатель вел умеренную и не был любителем ни вина, ни карт. А ипохондрия его доходила до такой степени, что во время питерской холеры он от одного воображения заболел так, что пережил все клинические признаки этой болезни (Никитин М. А., 1973). Испытывал Тургенев и обонятельные галлюцинации, о которых рассказывал писателю Эдмону Гонкуру.

Воспоминания историка литературы и современника писателя Павла Анненкова: «До получения наследства в 1850 г. он пробавлялся участием в обычной жизни богатых друзей своих займами в счет будущих благ, забиранием денег у редактора под ненаписанные еще произведения – словом, вел жизнь богемы знатного происхождения, аристократического нищенства» (Анненков П. В., 1983).

Писатель Серебряного века Борис Зайцев считал, что «среди тургеневских червоточин была одна, очень его мучившая, – он заметил ее за собою еще в детстве: неполная правдивость. Живое ли воображение, желание ли “блеснуть”, “выказаться”, текучесть ли и переменчивость самой натуры, но он иногда бывал лжив. Это отдаляло от него многих… создавало впечатление позера и человека, на которого нельзя положиться (на него и действительно нельзя было положиться!)» (Зайцев Б. К., 1991).

Современные психиатры констатируют: «По типу своей личности близок к псевдологам-фантастам» (Lange-Eichbaum W., Kurth W., 1967), «истерические черты личности» (Kotsovsky D., 1959).

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий