👍 биография мандельштама

Гильдия поэтов

Акмеизм, или «Гильдия поэтов», был переходной поэтической школой, возникшей в 1910 году в России. Основные положения этого поэтического направления впервые были озвучены Михаилом Кузьминым в его эссе 1910 года «О прекрасной ясности». Идеал ясности акмеисты противопоставляли творчеству поэтов-символистов, которые в своих стихах четкие и ясные эпитеты заменяли символическими намеками.

В 1913 году Осип Мандельштам опубликовал манифест «Утро акмеизма», в котором определил его как «тоску по мировой культуре». Он призывал вернуться к использованию ясных, точных и конкретных образов в стихах. Основными поэтами этого направления русской поэзии стали Гумилев, Ахматова, Мандельштам и Георгий Иванов.

Сборник стихов Мандельштама «Камень» является лучшим среди всех, написанных поэтами-акмеистами.

Пожалуй, период 9011-9016 годов стал самым в светлым в биографии Мандельштама. Творчество его не ограничивалось никакими идейными рамками, Осип писал стихи, прозу, переводил…

Образы и символы

Образы и символы в стихотворении «Мы живём, под собою не чуя страны» описаны в списке:

  1. 1.Центральным образом произведения, безусловно, является фигура верховного вождя – Иосифа Сталина. «Кремлёвский горец» рисуется поэтом существом примитивным, грубым, пугающим и жестоким, что выражается как во внешности правителя, так и в его манере правления.
  2. 2.Представлен в произведении и образ народа – онемевшего, напуганного, безвольного.
  3. 3.Возникающее в окончании стихотворения упоминание «малины» отсылает к преступному прошлому Сталина.
  4. 4.Подчинённые вождя являются в образе существ, почти утративших человеческие черты. Они, как марионетки, послушно исполняют любое желание правителя, штампующего указы, что подковы.

Проблемы

Основная проблема стихотворения «Мы живём, под собою не чуя страны» – тирания нового режима. Поэт ставит вопрос, возможно ли высвобождение народа из-под гнёта тиранической власти? Стихотворение, которое по прямолинейному, даже несколько грубому характеру написания, являет собой скорее акт гражданского неповиновения, нежели чисто поэтическое событие, послужило толчком к очередному проявлению той беспощадной силы, которая в произведении обличается.

Не преувеличением будет сказать, что эти шестнадцать строчек разделили жизнь Мандельштама на «до» и «после». Высмеивать и обличать существующую власть, беспощадную к своим противникам, – поступок храбрый, пускай и отчаянный. Поэт несомненно внёс свою лепту в борьбу с жестокостью сталинского режима ценой собственной свободы.

Литература

Дебютная книга Осипа Мандельштама называлась «Камень» и переиздавалась в 1913, 1916 и 1923 годах с разным содержанием. В это время он ведет бурную поэтическую жизнь, находясь в ее эпицентре. Как читает свои стихотворения Осип Мандельштам, можно было часто услышать в литературно-артистическом кабаре «Бродячая собака». Период «Камня» характеризуется выбором серьезных, тяжелых, «сурово-тютчевских» тем, но легкостью подачи, напоминающих о Верлене.

Осип Мандельштам, Корней Чуковский, Бенедикт Лившиц и Юрий Анненков. Петроград, 1914 год

После революции к поэту приходит популярность, он активно печатается, сотрудничает с газетой «Наркомпрос» и ездит по стране, выступая со стихами. Во время гражданской войны у него был шанс сбежать с белогвардейцами в Турцию, но он предпочел остаться в советской России.

В это время Мандельштам пишет стихотворения «Телефон», «Сумерки свободы», «За то, что я руки твои не сумел удержать…» и другие.

Скорбные элегии в его второй книге «Tristia» в 1922 году — это плод пережитых волнений, вызванных революцией и Первой Мировой войной. Лик поэтики периода «Тристий» — фрагментарный и парадоксальный, это поэтика ассоциаций.

В 1923 году Мандельштам пишет прозаическое произведение «Шум времени».

Георгий Чулков, Мария Петровых, Анна Ахматова и Осип Мандельштам. 1933 год

В период с 1924 по 1926 год Мандельштам пишет стихотворения для детей: цикл «Примус», стихотворение «Два трамвая Клик и Трам», книгу стихов «Шары», куда вошли стихотворения «Калоша», «Рояль», «Автомобилище» и другие.

С 1925 по 1930 год Мандельштам берет поэтическую паузу. Зарабатывает на жизнь он в основном переводами. Пишет прозу. В этот период Мандельштам создает повесть «Египетская марка».

В 1928 году выпускается последний сборник поэта «Стихотворения» и сборник статей «О поэзии».

В 1930 он путешествует по Кавказу, куда поэт уехал в командировку по просьбе члена Политбюро ЦК ВКП(б) Николая Бухарина. В Эриване он знакомится с ученым Борисом Кузиным, который оказал на поэта большое влияние. И, хотя Мандельштам почти нигде не печатался, он много пишет в эти годы. Выходит его статья «Путешествие в Армению».

Верхний ряд: Н.Я. Мандельштам, Н.Е. Штемпель. Нижний ряд: О.Э. Мандельштам, М.В. Ярцева. Воронеж, 1937 год

По возвращении домой поэт пишет стихотворение «Ленинград», которое Мандельштам начинает ставшей крылатой строчкой «Я вернулся в мой город, знакомый до слёз» и в котором признается в любви к родному городу.

В 30-х годах наступает третий период поэтики Мандельштама, в котором главенствует искусство метафорического шифра.

Второй арест

После воронежской ссылки Осип Эмильевич жил то в Подмосковье у друзей, то в Калинине (ныне г. Тверь), но всеми правдами и неправдами пытался вернуться в столицу. Большие надежды поэт возлагал на генерального секретаря Союза писателей СССР Владимира Петровича Ставского. Тот обещал помочь, однако шли месяцы, а весточки от него все не было.

Ставский напомнил Мандельштаму о себе, когда тот совсем уже отчаялся. В начале весны Владимир Петрович пригласил поэта к себе, был необычайно приветлив и неожиданно предложил 2 путёвки в подмосковную профсоюзную здравницу «Саматиха» на два месяца. Это предложение Осип Эмильевич воспринял как подарок судьбы и сразу заметно приободрился, поверив, что скоро дела его пойдут в гору.

В «Саматихе» Мандельштамов поселили на отшибе, в стороне от других отдыхающих. Местный главврач был предупрежден о психической нестабильности поэта и специально освободил для супругов избу-читальню. Это было лучшее время в их жизни: днями напролет Осип Эмильевич и Надежда Яковлевна гуляли по подмосковному лесу, наслаждаясь неспешными разговорами и обществом друг друга.

В ночь с 1 на 2 мая в дверь избы-читальни тихо постучали. На пороге стояли главврач и двое военных. Мандельштама снова уводили. Один из военных мягко пресек попытки Надежды Яковлевны наскоро собрать мужу хоть какие-то вещи, мол, «спросят и отпустят», но несчастная женщина предчувствовала недоброе…

Всю дальнейшую жизнь супруга поэта пыталась понять, кто же донес на Мандельштама, в том, что это был донос, она не сомневалась и, как выяснилось, не ошибалась.
Спустя годы, когда с дела Осипа Эмильевича сняли гриф «секретно», был обнаружен документ следующего содержания:

«Союз Советских Писателей СССР – Правление. 16 марта 1938 г. НАРКОМВНУДЕЛ тов. ЕЖОВУ Н. И.
	Уважаемый Николай Иванович!
	В части писательской среды весьма нервно обсуждался вопрос об Осипе МАНДЕЛЬШТАМЕ.
	Как известно – за похабные клеветнические стихи и антисоветскую агитацию Осип МАНДЕЛЬШТАМ был года три-четыре тому назад выслан в Воронеж. Срок его высылки окончился. Сейчас он вместе с женой живет под Москвой (за пределами «зоны»).
	Но на деле – он часто бывает в Москве у своих друзей, главным образом – литераторов. Его поддерживают, собирают для него деньги, делают из него «страдальца» – гениального поэта, никем не признанного. В защиту его открыто выступали Валентин КАТАЕВ, И. ПРУТ и другие литераторы, выступали остро.
	Вопрос не только и не столько в нем, авторе похабных клеветнических стихов о руководстве партии и всего советского народа. Вопрос – об отношении к Мандельштаму группы видных советских писателей. И я обращаюсь к Вам, Николай Иванович, с просьбой помочь.
	За последнее время О. Мандельштам написал ряд стихотворений. Но особой ценности они не представляют, – по общему мнению товарищей, которых я просил ознакомиться с ними (в частности тов. Павленко, отзыв которого прилагаю при сем).
	Еще раз прошу Вас помочь решить этот вопрос об Осипе Мандельштаме.
С коммунистическим приветом
В. СТАВСКИЙ»

Мерзкая кляуза, при составлении которой Ставский советовался с НКВД, сделала своё дело. На её основе был составлен официальный документ, послуживший сигналом к аресту Мандельштама. Многое из доноса было включено в «Справку» НКВД практически дословно: «Антисоветские элементы из литераторов используют О. Мандельштама в целях враждебной агитации, делают из него «страдальца», организуют для него сборы среди писателей».

Несколько месяцев Осип Эмильевич провел в Бутырской тюрьме, единственный допрос состоялся 17 мая. 22 августа 1938 г. поэт был приговорён к 5 годам лагерей. Обвинение то же: контрреволюционная деятельность. 8 сентября Мандельштама отправили этапом на Дальний Восток.

Основная идея

Смысл стихотворения «Ленинград» – обращение к образу города на Неве, противопоставление прошлого и настоящего города и непринятие лирическим героем произошедших изменений. Лирический герой после долгого отъезда вернулся в родной, «знакомый до слез» Петербург, который изменился до неузнаваемости за время его отсутствия и стал Ленинградом. Теперь город вызывает в нем смешанные чувства и переживания. Он любит знакомый и родной Петербург, но Ленинград ассоциируется у лирического героя с горечью, тоской и зловещим мраком. Он живет на черной лестнице в ожидании ареста и испытывает колоссальную тревогу за свое будущее и будущее всей страны.

Лирический герой не может принять реалии нового мира. Такова главная мысль стихотворения «Ленинград».

Несчастная любовь

Общение с господином Н. Н. пробуждает в сердце юной и неопытной девушки бурю новых и невразумительных для нее чувств. Она, непонимающая себя и страшащаяся своих ощущений, ведет себя странно и переменчиво, но это не обычные капризы. Поведение Аси отражает ее внутреннюю борьбу и смятение, ее желание понравиться и очаровать.

Не умея скрывать своих чувств и даже не осознавая, что это необходимо делать, девушка открывает душу своему брату и любимому. В этом детском наивном поступке раскрывается вся она — невинная и порывистая Ася Тургенева. Главные герои не могут по достоинству оценить ее откровенность и темпераментность.

Гагин называет сестру сумасшедшей и сокрушается, что “она погубит себя, непременно”. Однако он все же отмечает возвышенные и благородные чувства Аси, а также ее чистоту и искренность.

Главный же герой, напротив, не может оценить редкие и прекрасные качества девушки, которая любит его и которую любит он сам. «Жениться на семнадцатилетней девочке, с ее нравом, как это можно!» — думает господин Н. Н. Да, он не может идти наперекор светским правилам, не может жениться на незаконнорожденной, не может бороться за свою любовь. И даже когда Гагин прямолинейно и грустно спрашивает друга о том, собирается ли он жениться на его сестре, тот избегает прямого ответа и молчит.

Чем же заканчивает свою повесть “Ася” Тургенев? Отзывы и рецензии о произведении свидетельствуют о том, что выбранный эпилог очень реалистичен и удачен.

Первый сборник стихов

В 1913 году создал свой первый сборник стихов Мандельштам. Биография и творчество его к этому времени уже были отмечены многими важными событиями, а жизненного опыта уже тогда было более чем достаточно. Поэт издал этот сборник за свой счет. Сначала он хотел назвать свою книгу «Раковина», однако затем выбрал другое название — «Камень», которое было вполне в духе акмеизма. Его представители хотели словно открыть мир заново, дать всему мужественное и ясное имя, лишенное туманного и элегического флера, как, например, у символистов. Камень — основательный и прочный природный материал, вечный в руках мастера. У Осипа Эмильевича он является первичным строительным материалом духовной культуры, а не только материальной.

Осип Мандельштам еще в 1911 году принял христианство, совершив «переход в европейскую культуру». И хотя он был крещен в методистской церкви (в Выборге 14 мая), стихи первого его сборника запечатлели увлеченность католической темой. Мандельштама пленил в римо-католичестве пафос всемирной организующей идеи. Под властью Рима единство христианского мира Запада рождается из хора народов, несхожих между собой. Так же «твердыня» собора складывается из камней, их «недоброй тяжести» и «стихийного лабиринта».

Темы, проблемы и настроение

Проблематика и тематика стихотворения «Век» интересны с точки зрения отечественной истории:

Основная тема стихотворения «Век» — трагическая гибель прошлой эпохи, века, который сломался под натиском революционных событий

Беспощадные перемены заставляют лирического героя содрогнуться и привлечь наше внимание ко всему происходящему. Лирический герой не то что призывает к переменам – нет, он, напротив, сочувствует умершему веку, но признает всеобщее безразличие к нему.
Еще одна тема произведения — преемственность поколений, которой поэт не наблюдает вокруг себя

Связь времен нарушена, и никто не может скрепить минувшее и будущее: «Чтобы вырвать век из плена, чтобы новый мир начать, узловатых дней колена нужно флейтою связать». Поэтому лирический герой почти не упоминает будущее — без прошлого его нет, а прошлое умирает при всеобщем безразличии к нему.
Основная проблема стихотворения «Век» — это равнодушие людей к прошлому, безразличие к жестокости и крови, пролитой этой эпохой: «И с высокой сетки птичьей, от лазурных влажных глыб льется, льется безразличье на смертельный твой ушиб» — эта фраза замыкает стихотворение, является самой сильной и значимой. Век гибнет, старая эпоха лежит в крови, но никто не выражает сострадания, все проходят мимо, надеясь на то, что будущее будет другим. А оно не будет, ведь равнодушие — самая крайняя степень жестокости, а значит, настоящее уже перегнало прошлое по степени безнравственности. Что будет дальше? Этот вопрос так и остался открытым.
Еще одна проблема — жестокость. «Снова в жертву, как ягненка, темя жизни принесли» — так поэт говорит о войне, о том, что мирная жизнь народа снова стала необходимой платой для движения вперед. Это предложение звучит горько, ведь жертва принесена «снова», и люди вновь захлебываются в агрессии.
Основные мотивы в стихотворении «Век» — кровь и кости. Поэт упоминает название костей почти в каждой строфе, а кровь в тексте проливается дважды. Хребет — это основа живого организма, а кровь — это его энергия. Упоминая их так часто, он создает мрачную атмосферу казни: мы видим кости и кровь, буквально слышим их скрежет. Эти мотивы формируют настроение и фон: мы как будто видим раненого зверя со смертельным переломом.

Осип Мандельштам — Когда в далекую Корею

Когда в далекую Корею Катился русский золотой, Я убегал в оранжерею, Держа ириску за щекой.

Была пора смешливой бульбы И щитовидной железы, Была пора Тараса Бульбы И наступающей грозы.

Самоуправство, своевольство, Поход троянского коня, А над поленницей посольство Эфира, солнца и огня.

Был от поленьев воздух жирен, Как гусеница, на дворе, И Петропавловску-Цусиме Ура на дровяной горе…

К царевичу младому Хлору И — Господи благослови! — Как мы в высоких голенищах За хлороформом в гору шли.

Я пережил того подростка, И широка моя стезя — Другие сны, другие гнезда, Но не разбойничать нельзя.

Средства выразительности

Стихотворение «Нотр Дам» наполнено различными средствами выразительности. Вот тропы с примерами:

Особое внимание автор уделил олицетворению, особенно при описании собора. Например, «чудовищные рёбра», «свод играет мышцами», «распластывая нервы».
Особую эмоциональную окраску стихотворению дали эпитеты

Например, «дерзкий свод», «непостижимый лес», «недобрая тяжесть».

Египетская (языческая) мощь противопоставляется христианской робости — это антитеза. В последней строфе противопоставлено чудовищное прекрасному, как материал, из которого создаются шедевры («недобрая тяжесть»), противопоставлен творению человеческих рук.
Рассудочная пропасть – это оксюморон. Пропасть не может быть разумной, но для готической души, объединяющей противоположности, мир выглядит именно так.

1918 г. Москва революционная

В следующий раз Мандельштам приезжает в Москву через два года, в мае 1918-го. Это уже новое, революционное время. Мандельштам – сотрудник отдела реформы высшей школы Народного комиссариата просвещения (Наркомпроса). Наркомпрос с 1918 г. находился на улице Остоженка, дом 53/2.

Здание Наркомпроса, а во времена царской России – Катковского лицея, было построено во второй половине XIX в. австрийцем Августом Вебером. Оно предназначалось для обучения детей из привилегированных дворянских семей. В настоящее время оно снова стало престижным учебным заведением – Дипломатической академией. Мандельштам поселился в гостинице «Метрополь» на Театральной площади (Театральный проезд, д. 2), одной из лучших столичных гостиниц того времени, сохранившей этот статус и в наши дни.

Когда в теплой ночи замираетЛихорадочный Форум МосквыИ театров широкие зевыВозвращают толпу площадям…

Главное в стихотворении для поэта – передать тяжелый, но величественный дух ночного города. Поэт упоминает театры – Большой и Малый, которые так же, как и гостиница, в которой жил Мандельштам, находятся на Театральной площади.

Величественное классицистическое здание Большого театра (Театральная площадь, д. 1), безусловно, самая заметная постройка на площади. О дорическом портике, увенчанном колесницей бога Аполлона, запряженной четверкой лошадей, которая была выполнена скульптором Клодтом, Мандельштам упоминает в конце стихотворения. Другой театр – Малый (Театральный проезд, д. 1) – также имеет дорические колонны, но не в портике, а на пилястрах двух ризалитов. Это здание было перестроено в театр из купеческого особняка сначала по проекту Бове, потом некоторые изменения были внесены Константином Тоном. Оба театра и сейчас остаются самыми известными в России.

«Убогим рынком» Мандельштам называет Охотный ряд. В 1918 г. здесь еще располагалось множество мелких лавок, которые впоследствии были снесены. Если в стихотворении 1916 года Мандельштам сравнивает Москву с Римом, то в стихотворении 1918 года он упоминает о другом известном античном городе – Геркулануме, погибшем при извержении Везувия. Возможно, здесь поэт имеет в виду, что ночью Москва как будто воскресает; а может быть, указывает на историческое событие – пожар Отечественной войны 1812 года, после которого Москва заметно преобразилась, в том числе был заново отстроен ансамбль Театральной площади.

Смертельные слова

Но главное стихотворение своей жизни — не с точки зрения творчества, а именно для своего физического существования — Мандельштам написал в ноябре 1933 года.

Осип Мандельштам, 1925 год

Он не был принципиальным противником советской власти подобно Бунину, не испытывал романтического увлечения Белой гвардией, как Цветаева, не пытался преуспеть в обмен на отказ от собственного «я», как Горький, и не рассчитывал на мирное сосуществование с большевиками без потери чувства достоинства, как Пастернак или Булгаков. Но принципы для Мандельштама-поэта и Мандельштама-человека всегда были важнее каких-то там бытовых неурядиц и даже физической свободы.

Автор цитаты

Страшные эти строфы Мандельштам не спрятал и не сжег — напротив, читал их едва ли не в открытую, в том числе и малознакомым людям. Пастернак (по легенде, услышавший эти стихи от автора в какой-то московской подворотне) сухо заметил, что это не поэзия, а осознанное самоубийство. Так и случилось. Мандельштама арестовали и выслали в Свердловскую область, где он действительно пытается покончить с собой (неудачно). Жена поэта начинает слать «отчаянные телеграммы» Бухарину, который пишет о деле Мандельштама Сталину.

Бросивший вызов

Тюремная фотография из следственного дела Осипа Мандельштама, 1934 год

Фото: commons.wikimedia.org/ОГПУ при СНК СССР

О том, почему Сталин, человек обидчивый и злопамятный, не просто вмешался, а фактически спас в тот раз Мандельштама, существует масса версий — от не слишком правдоподобных (вроде бы помог телефонный разговор с Пастернаком, которого «вождь народов» якобы очень ценил) до откровенно конспирологических (остатки антисталинской оппозиции в партии хотели использовать арест поэта для критики вождя на XVII съезде партии). Так или иначе по приказу Сталина был достигнут некий компромисс: Мандельштама не помиловали, но разрешили выбрать место ссылки самому. Поэт с женой отправились в Воронеж.

«Очень резкое сочинение»

Осенью того же года появилось одно из самых известных сегодня стихотворений Мандельштама — «Мы живем, под собою не чуя страны…». Он прочитал его примерно пятнадцати знакомым. Борису Пастернаку принадлежат слова: «То, что Вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но факт самоубийства, которого я не одобряю и в котором не хочу принимать участия».

Поэт уничтожил бумажные записи этого стихотворения, а его жена и друг семьи Эмма Герштейн выучили его наизусть. Герштейн позже вспоминала: «Утром неожиданно ко мне пришла Надя , можно сказать влетела. Она заговорила отрывисто. «Ося написал очень резкое сочинение. Его нельзя записать. Никто, кроме меня, его не знает. Нужно, чтобы еще кто-нибудь его запомнил. Это будете вы. Мы умрем, а вы передадите его потом людям».

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина
И широкая грудь осетина.

На Мандельштама донесли. Сначала его выслали в Чердынь-на-Каме. Позже — благодаря заступничеству Николая Бухарина и некоторых поэтов — Мандельштам с женой смогли переехать в Воронеж. Здесь он работал в журналах, газетах, театрах, писал стихи. Позже они были опубликованы в сборниках «Воронежские тетради». Заработанных денег катастрофически не хватало, но друзья и родственники поддерживали семью.

Когда срок ссылки закончился и Мандельштамы переехали в Калинин, поэта вновь арестовали. Его приговорили к пяти годам лагерей за контрреволюционную деятельность и отправили этапом на Дальний Восток. В 1938 году Осип Мандельштам умер, по одной из версий, в больничном лагерном бараке недалеко от Владивостока. Причина его смерти и место захоронения доподлинно неизвестны.

Произведения Осипа Мандельштама были запрещены в СССР еще 20 лет. После смерти Сталина поэта реабилитировали по одному из дел, а в 1987 году — по второму. Его стихи, прозу, мемуары сохранила Надежда Мандельштам. Что-то она возила с собой в «рукописном чемодане», что-то держала только в памяти. В 1970–80-х годах Надежда Мандельштам опубликовала несколько книг-воспоминаний о поэте.

Годы жизни в Воронеже

Воронеж приютил Осипа Эмильевича, но приютил его враждебно. Однако не переставал сражаться с отчаянием, неуклонно подступавшим к нему, Осип Эмильевич Мандельштам. Биография его этих лет отмечена многими трудностями. У него не было средств к существованию, встречаться с ним избегали, была неясной дальнейшая его судьба. Мандельштам всем своим существом ощущал, как его настигает «век-зверь». А навестившая его в ссылке Ахматова свидетельствовала, что в его комнате попеременно «дежурят страх и муза». Неостановимо шли стихи, они требовали выхода. Мемуаристы свидетельствуют о том, что Мандельштам однажды кинулся к телефону-автомату и стал читать следователю, к которому был в то время прикреплен, свои новые произведения. Он сказал, что больше читать некому. Оголены были нервы поэта, в стихах он выплескивал свою боль.

Воронеже с 1935 по 1937 год были созданы три «Воронежские тетради». Долгое время произведения этого цикла не были опубликованы. Политическими их нельзя было назвать, однако как вызов воспринимались даже «нейтральные» стихи, поскольку они представляли собой Поэзию, неостановимую и неподконтрольную. А для власти не менее опасную, поскольку она, по словам И. Бродского, «колеблет весь жизненный уклад», а не только политическую систему.

Читать все стихи Осипа Эмильевича Мандельштама:

Notre Dame (Где римский судия судил чужой народ…)Silentium (Она еще не родилась…)Адмиралтейство (В столице северной томится пыльный тополь…)Айя-София (Айя-София,- здесь остановиться…)Актер и рабочий (Здесь, на твердой площадке яхт-клуба…)Бессоница, Гомер, тугие паруса… (Бессонница. Гомер. Тугие паруса…)Бесшумное веретено…В морозном воздухе растаял легкий дым…В непринужденности творящего обмена…В огромном омуте прозрачно и темно…В Петрополе прозрачном мы умрем…В тот вечер не гудел стрельчатый лес органа…Вечер нежный. Сумрак важный…Возьми на радость из моих ладоней…Вооруженный зреньем узких ос…Вот дароносица, как солнце золотое…Все чуждо нам в столице непотребной..Вы, с квадратными окошками… (Вы, с квадратными окошками, невысокие дома…)Где связанный и пригвожденный стон?..Да, я лежу в земле, губами шевеля…Дано мне тело… (Дано мне тело — что мне делать с ним…)Декабрист («Тому свидетельство языческий сенат…)Довольно кукситься!.. (Довольно кукситься! Бумаги в стол засунем!..)Если утро зимнее темно…Еще не умер ты, еще ты не один…Жизнь упала, как зарница…Жил Александр Герцович…За гремучую доблесть грядущих веков…За Паганини длиннопалым…За то, что я руки твои не сумел удержать…Заблудился я в небе — что делать?..Зверинец (Отверженное слово «мир»…)Звук осторожный и глухой…Змей (Осенний сумрак — ржавое железо…)Золотистого меда струя… (Золотистого меда струя из бутылки текла…)И поныне на Афоне…Из омута злого и вязкого…Из полутемной залы, вдруг…Как кони медленно ступают…Как по улицам Киева-Вия…Как светотени мученик Рембрандт…Как этих покрывал и этого убора…Кассандре (Я не искал в цветущие мгновенья…)Когда в теплой ночи замирает…Когда мозаик никнут травы…Когда на площадях и в тишине келейной…Когда октябрьский нам готовил временщик…Колют ресницы, в груди прикипела слеза…Кто знает! Может быть… (Кто знает! Может быть, не хватит мне свечи…)Куда как страшно нам с тобой…Ленинград (Я вернулся в мой город, знакомый до слез…)Люблю морозное дыханье…Мадригал (Дочь Андроника Комнена…)Мастерица виноватых взоров…Меганом (Еще далеко асфоделей…)Мне Тифлис горбатый снится…Мне холодно. Прозрачная весна…Мой тихий сон, мой сон ежеминутный…Мороженно! Солнце. Воздушный бисквит… («Мороженно!» Солнце. Воздушный бисквит…)Мы живем, под собою не чуя страны…На меня нацелилась груша да черемуха…На розвальнях, уложенных соломой…На страшной высоте блуждающий огонь!..Нашедший подковуНе веря воскресенья чуду…О красавица Сайма, ты лодку мою колыхала…О свободе небывалой…Обиженно уходят на холмы…Образ твой мучительный и зыбкий… (Образ твой, мучительный и зыбкий…)От вторника и до субботы…Отравлен хлеб, и воздух выпит…Петербургские строфыПою, когда гортань сыра, душа — суха…Природа — тот же Рим… (Природа — тот же Рим и отразилась в нем…)Пусти меня, отдай меня, Воронеж…Пусть имена цветущих городов…Разрывы круглых бухт, и хрящ, и синева…Раковина (Быть может, я тебе не нужен…)Рим (Где лягушки фонтанов, расквакавшись…)С веселым ржанием пасутся табуны…С миром державным я был… (С миром державным я был лишь ребячески связан…)Сегодня ночью, не солгу…Собачья склока (Перевод из Огюста Барбье…)Сохрани мою речь… (Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма…)Среди лесов, унылых и заброшенных…Среди священников левитом молодым…Средь народного шума и спехаСтансы (Я не хочу…)Стихи о неизвестном солдатеСумерки свободы (Прославим, братья, сумерки свободы…)Сусальным золотом горят…Твое чудесное произношенье…Твой зрачок в небесной коркеТелефон (На этом диком страшном свете…)Темных уз земного заточенья…Только детские книги читать…Тянется лесом дороженька пыльная…Убиты медью вечерней…Умывался ночью на дворе…Холодок щекочет темя…Чарли ЧаплинЧто поют часы-кузнечик…Эта ночь непоправима..Это какая улица?..Я буду метаться по табору улицы темной…Я вздрагиваю от холода…Я вижу каменное небо…Я должен жить, хотя я дважды умер…Я к губам подношу эту зелень…Я наравне с другими…Я не увижу знаменитой «Федры»…Я ненавижу свет…Я около Кольцова…Я скажу это начерно, шопотом…

«Онлайн-Читать.РФ»Обратная связь

Биография Мандельштама

Осип Эмильевич Мандельштам родился 3 января 1891 г. в Варшаве. Интересно, что изначально будущего поэта назвали Иосифом, однако через какое-то время он решил сменить имя на «Осип».

Мальчик рос в интеллигентной еврейской семье.

Его отец, Эмиль, являлся профессиональным перчаточником и был купцом первой гильдии. Мать, Флора Овсеевна, была музыкантом, поэтому ей удалось привить сыну любовь к музыке.

Позже Осип Мандельштам скажет о том, что поэзия по своей сущности очень близка к музыке.

Детство и юность

В 1897 г. семейство Мандельштамов переезжает в Петербург. Когда мальчику исполняется 9 лет, он поступает в Тенишевское училище.

Стоит заметить, что это учебное заведение называли русской кузницей «культурных кадров» начала 20-го века.

Осип Мандельштам в детстве

В скором времени 17-летний Осип отправляется в Париж для учебы в Сорбонне. В связи с этим он находится в столице Франции в течение 2 лет.

Благодаря этому он с большим интересом изучает произведения французских поэтов, а также зачитывается Бодлером и Верленом.

В данный период биографии Мандельштам знакомится с Николаем Гумилевым, с которым сразу же находит общий язык.

В скором времени он начинает писать свои первые стихи. Из-под его пера выходит стихотворение «Нежнее нежного», посвященное Марине Цветаевой.

Оно интересно тем, что написано в стиле любовной лирики, поскольку Мандельштам мало писал в данном направлении.

В 1911 г. поэт испытывает серьезные материальные проблемы, поэтому ему приходится оставить учебу в Европе. В связи с этим он решает поступить в Петербургский университет на отделение историко-филологического факультета.

Стоит заметить, что Осипа Мандельштама мало интересовала учеба, поэтому он получал низкие оценки. Это привело к тому, что он так и не получил диплома о высшем образовании.

В свободное время поэт часто ходит в гости к Гумилеву, где знакомится с Ахматовой. Дружбу с ними он будет считать одним из важнейших событий в своей биографии.

В скором времени Мандельштам начинает публиковать свои произведения в разных изданиях.

Осип Мандельштам в юности

В 1912 г. после знакомства с Александром Блоком он проявляет интерес к акмеистам, которые пропагандировали в своем творчестве материальность и точную передачу слов и образов.

В итоге Мандельштам присоединяется к данному течению и становится участником объединения «Цеха поэтов».

В 1915 г. он сочиняет одно из самых известных стихотворений в своей биографии «Бессонница. Гомер. Тугие паруса».

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий