Варфоломеевская ночь

Гугеноты. Кальвинисты

Гугеноты – французские протестанты-кальвинисты (последователи реформатора Жана Кальвина). Стоит заметить, что войны между католиками и гугенотами велись уже долгие годы. В 50-х годах кальвинизм приобрел широкое распространение на западе страны.

Важно отметить одну из основных доктрин кальвинизма, которая звучит следующим образом: «Только Бог заранее решает, кто спасется, поэтому человек не в состоянии что-либо изменить». Таким образом, кальвинисты верили в божественное предопределение, или говоря простыми словами – в судьбу

Следовательно, гугеноты снимали с себя ответственность и освобождались от постоянных забот, поскольку все и так предопределено Творцом. Помимо этого, они не считали нужным отдавать церкви десятину – десятую часть от заработка.

С каждым годом количество гугенотов, среди которых было немало высокопоставленных лиц, увеличивалось. В 1534 г. монарх Франциск I обнаружил на дверях своих покоев листовки, в которых критиковались и высмеивались католические вероучения. У короля это вызвало гнев, вследствие чего в государстве начались гонения кальвинистов.

События Варфоломеевской ночи

Гугеноты боролись за свободу вероисповедания своей религии, однако позже война переросла в серьезное противостояние политических кланов за престол – Бурбонов (протестантов), с одной стороны, и Валуа и Гизов (католиков), с другой.

Бурбоны были первыми после Валуа претендентами на королевский трон, что подогревало их стремление к войнам. К предстоящей Варфоломеевской ночи с 23 на 24 августа 1572 г. они пришли следующим образом. По окончании очередной войны в 1570 г. было подписано мирное соглашение.

Не смотря на то, что гугенотам не удалось выиграть ни одной серьезной битвы, французское правительство не имело никакого желания участвовать в военном конфликте. В результате, король согласился на перемирие, пойдя кальвинистам на большие уступки.

С этого момента гугеноты имели право вести службы везде, за исключением Парижа. Также им разрешалось занимать государственные посты. Король подписал указ о предоставлении им 4-х крепостей, а их лидер адмирал де Колиньи получил место в королевском совете. Такое положение вещей не могло нравится ни матери монарха, Екатерине Медичи, ни, соответственно, Гизам.

И все же, желая достигнуть мира во Франции, Екатерина решила выдать замуж свою дочь Маргариту за Генриха IV Наваррского, который был знатным гугенотом. На предстоящую свадьбу молодоженов съехалось множество гостей со стороны жениха, которые являлись кальвинистами.

Через 4 дня по личному распоряжению герцога Генриха де Гиза было совершено покушение на адмирала Колиньи. Герцог мстил за Франсуа де Гиза, убитого несколько лет назад по приказу адмирала. Одновременно с этим, он был раздосадован, что Маргарита не стала его женой.

Однако стрелявший в Колиньи лишь ранил его, вследствие чего тому удалось выжить. Гугеноты потребовали от правительства немедленно наказать всех, кто был причастен к покушению. Боясь мести протестантов, приближенные короля посоветовали ему раз и навсегда покончить с гугенотами.

Королевский двор испытывал большое отвращение к кальвинистам. Правящий клан Валуа опасался за свою безопасность и на то были причины. За годы религиозных войн, гугеноты дважды пытались похитить монарха Карла IX Валуа и его мать Екатерину Медичи, чтобы навязать им свою волю.

В добавок к этому, основная часть приближенных короля являлась католиками. Следовательно, они делали все возможное, чтобы избавиться от ненавистных протестантов.

Погибшие и выжившие в Варфоломеевскую ночь

Эдуар Деба-Понсан. Утро у ворот Лувра. 1880. Клермон-Ферран. Франция. Коллекция Музея Роже-Кийо.На картине изображена Екатерина Медичи (в чёрном) в сопровождении свиты, бесстрастно разглядывающая тела жертв массового убийства гугенотов-протестантов на следующее утро после Варфоломеевской ночи.

С августа по октябрь вспыхивали подобные эксцессы во многих других городах Франции, таких как Тулуза, Бордо, Лион, Бурж, Руан и Орлеан. В них погибло около 6 тысяч человек. Принцы крови — Генрих Наваррский и Генрих де Конде — были помилованы, так как были двоюродными братьями Генриетты де Невер и Елизаветы де Гиз.

Известными жертвами стали:

  • в Париже:
    • Франсуа-Жан-Жерве де Барбье, сеньор де Франкур
    • Гайо де Крюссоль, сеньор де Бодиснер
    • Бернар-Роже де Комменж, виконт де Брюникель
    • Жан-Роже де Комменж, сеньор де Брюникель
    • Жермен Гарро
    • Антуан де Маразен, сеньор де Герши
    • Жером де Гроло
    • Гаспар де Колиньи, граф де Шатийон, адмирал Франции, убит (предположительно) немецким наёмником Бэмом у себя дома, вместе с ним погибли его зять де Телиньи, камердинер Лабом и другие дворяне свиты адмирала
    • Франсуа-Номпар де Комон, сеньор де Кастельно
    • Арман де Комон, сеньор де Кастельно
    • Шарль де Боммануар, сеньор де Лаварден
    • Франсуа де Ла Рошфуко III, принц де Марсиллак,
    • Франсуа де Монейн, сеньор
    • сеньор де Монмор
    • Гийом д’Астарак, барон де Монтама
    • Помпе де Карназе, сеньор де Монтобер
    • Жан де Сегюр, барон де Пардальян, убит швейцарцами во дворе Лувра
    • Дени Перро
    • Арман де Клермон, барон де Пиль, убит швейцарцами во дворе Лувра вместе с Пардальяном, Сен-Мартеном и Бове
    • Этьен де Шевалье, сеньор де Прюн
    • Кристоф де Клэво, сеньор де Пюивио
    • Антуан де Клермон, сеньор д’Амбуаз, маркиз де Ренель
    • Пьер де Бришанто, сеньор де Сен-Мартэн де Нижель
    • Шарль де Кельнек, барон дю Пон де Субиз
    • Шарль де Телиньи, сеньор де Монреоль
    • Франсуа де Бовэ, сеньор де Брикмо
    • Арно де Кавань
    • философ-гуманист Пьер де ла Рамэ
    • Бреу, учёный, воспитатель Конде, был убит в комнате принца, несмотря на заступничество последнего.
    • шевалье Бурс
  • в Лионе

    композитор Клод Гудимель.

    :

Несмотря на огромные жертвы, многим протестантам, в том числе видным дворянам, тем или иным способом удалось спастись. Так, сумели избежать гибели:

  • Генрих де Бурбон, король Наваррский (будущий король Франции Генрих IV)
    • Анри де Бурбон, принц де Конде
    • Рене (Рената) Французская, герцогиня Шартрская и Монтаржи
    • Жофруа де Комон, аббат де Клейрак
    • Жак-Номпар де Комон, герцог де Ла Форс (племянник предыдущего и будущий маршал Франции)
    • Максимильен де Бетюн, барон де Рони (будущий герцог де Сюлли и министр финансов; его отцу также удалось спастись). Прошёл от Бургундского коллежа по Парижу, сжимая в руках часослов.
    • Николя Руо, сеньор де Гамаш (один из четырёх видных протестантов, которым Карл IX спас жизнь)
    • Антуан I д’Ор, виконт д’Астер, граф де Граммон (один из четырёх видных протестантов, которым Карл IX спас жизнь)
    • Ги-Поль де Колиньи, граф де Лаваль де Монфори (племянник адмирала)
    • Франсуа де Колиньи, сеньор де Шатильон (сын адмирала)
    • Жан де Боммануар, маркиз де Лаварден (будущий маршал Франции)
    • Франсуа IV де Ларошфуко, граф (сын убитого)
    • Франсуа де Бон, герцог де Ледигьер (будущий маршал Франции)
    • Габриэль де Монтгомери, сеньор де Лорж, граф
    • Гийом де Саллюст, сеньор Дю Бартас (французский дипломат и поэт)
    • Филипп Дю Плесси-Морне (публицист и дипломат)
    • Теодор-Агриппа д’Обинье (поэт и историк)
    • Филип Сидни (английский поэт и общественный деятель)
    • Амбруаз Паре (личный врач французских королей)
    • Жан де Роган, сеньор де Фронтенэй
    • Жан II де Феррьер, сеньор де Малиньи, видам Шартрский
    • Жеро де Ломань, виконт де Сериньяк
    • Рене де Фротт, сеньор де Сей
    • Гийом де Клюньи, барон де Конфоржьен
    • Франсуа де Бриквиль, барон де Коломбьер
    • Жан де Бовэ, сеньор де Брикмо
    • Ги де Монферран, барон де Лангуаран
    • Оливье д’Аллэнвиль, сеньор де Ла Мотт-Журанвиль
    • Габриэль де Леви, барон де Леран
    • Франсуа де Рабоданж, сеньор
    • Жан де Ла Тур, сеньор де Ренье
    • Ги де Сент-Желе, сеньор де Лансак
    • Жиль де Машку, сеньор де Сент-Этьен
    • шевалье де Миоссан, первый дворянин свиты Генриха Наваррского
    • шевалье д Арманьяк, камердинер Генриха Наваррского
    • Гастон де Леви, виконт де Леран был спасён капитаном королевской гвардии бароном де Нансе барон де Пардайян — отец убитого, спасся с графом Монтгомери, переправившись через реку в предместье Сен-Жермен

Предыстория

Перед массовыми убийствами середины XVI века во французском обществе шло активное разделение на католиков и протестантов. Чтобы понять, что предшествовало Варфоломеевской ночи, необходимо осознать всю степень нетерпимости и религиозного фанатизма царивших во Франции в то время. После ранней смерти короля Генриха II страна была сильно ослаблена. Начался период кризиса, наследники короля показали свою глубокую некомпетентность и неспособность управлять страной. Франциск II, Карл IX и Анри III находились во власти амбиций своей матери Екатерины Медичи, либо во власти различных дворянских групп. В то же время, в стране все возрастало число убежденных протестантов. Несмотря на жестокие преследования со стороны Церкви и государства, протестанты процветали.

Гугеноты выбрали своим лидером Жана Кальвина, и он внушил им идею «избранности». Они верили, смогут спастись во время страшного суда, в отличие от своих собратьев католиков. Вскоре гугеноты основали свои церкви на всей территории Франции, но особенную власть имели на юге. Некоторое время спустя гугеноты и католики жили в отдельных, независимых друг от друга сообществах и были непримиримо враждебны по отношению друг к другу.

И протестантское и католическое сообщества возглавлялись дворянами. Католиками руководила семья Гизе, считавшая гугенотов еретиками, которые должны быть уничтожены. Насилие стало во Франции привычным явлением, даже скорее некой особенностью жизни страны. Семья Гизе спровоцировала первую Религиозную войну в 1562 году. Они уничтожали протестантов вплоть до 1564 года. Потом было еще три аналогичные войны: В 1566, 1567 и 1568 годах. Все эти войны были кровопролитными и отмечены актами массового насилия, истребления людей и анархии. Кроме того, войны не привели к решению конфликта, а только способствовали еще более ожесточенному сопротивлению гугенотов.

Во Франции воцарилось беззаконие, бандиты свободно ходили по улицам, король был бессилен прекратить беспорядки и убийства. К 1572 году гугеноты смогли укрепить свою силу. Несмотря на то, что официально война была окончена, на самом же деле французское общество просто пришло к такому режиму существования, когда беспорядки и насилие стали признанной нормой. Государственная власть была слишком слаба, чтобы остановить этот процесс.

Причины Варфоломеевской ночи

Кроме того, гугеноты приглашали себе в помощь иностранные войска (англичан и немцев-протестантов), и разумеется, обещали уступки за счет королевства. Гугеноты были в меньшинстве (около 10% населения, т. е. почти 2 млн человек), но желали всех привести к своей вере и были очень энергичны. Войны с ними разоряли Францию. Так что они стали большой угрозой.

Совет планировал только устранение раненого Колиньи (что и было сделано) и еще десятка гугенотских вождей, захват Генриха Наваррского и его кузена Конде (это тоже было сделано, и Генриха заставили принять католичество; потом он сбежал и вновь принял протестантство). Однако парижане давно просили короля огнем и мечом истребить всех гугенотов. И как только в ночь на 24 августа начались расправы над их вождями, горожане высыпали на улицы и начали погромы.

Обыкновенно одетых в черное гугенотов легко было отличить от католиков. Женщины, дети, старики — убивали всех без разбора. Погибло от 2 до 3 тыс. человек. Расправы длились несколько дней во многих городах: Париж, Орлеан, Мо, Труа, Сомюр, Руан, Тулуза, Лион… В результате в провинции было убито еще 6−10 тыс. гугенотов. В погромах участвовали даже дети (их жертвами становили дети враждебного лагеря). Поэт Агриппа д’Обинье писал, что «ветер обратился в стон и крики», а в Сене «не вода, а кровь». Устроенную католиками кровавую баню осудил даже не склонный к гуманности Иван Грозный. До 200 тыс. гугенотов в панике бежали из страны. С большим трудом по приказу короля войска навели порядок.


Е. Медичи осматривает трупы гугенотов. (aif.ru)

Чем была обусловлена такая жестокость? С одной стороны, все усугублялось тем, что во время безумств толпы многие люди сводили личные счеты с кредиторами, оппонентами в суде, просто врагами…

Кто там потом разберет, кто был гугенот, а кто его убийца. Многие во время Варфоломеевской ночи обогатились. Безнаказанность увеличивала количество жертв. Например, граф де Бюсси д’Амбуаз зарезал своего кузена гугенота Антуана де Клермона только потому, что так он устранил конкурента за наследство, из-за которого они долго судились. Философ П. Рамус был убит по заказу другого мыслителя, Ж. Шарпантье: они по-разному понимали философию Аристотеля и сломали в спорах много копий.

Но главной причиной стихийного буйства католиков стала всеобщая ненависть к гугенотам. Ведь по плану королевского совета убиению подлежали единицы, а не десятки тысяч людей: это была народная инициатива. Несколько факторов способствовало ненависти толпы. Во-первых, в то время любые изменения в религиозной жизни воспринимались как покушение на давно устоявшийся порядок, выстроенный для спасения души.

События после резни

Некоторые гугеноты бежали из страны. Оставшихся преследовали по политическим мотивам, обвиняя в заговоре против королевской семьи. Найденных резали на месте поимки. После того как от рук головорезов начали появляться жертвы католического общества, ситуацию взяла под контроль королевская семья.

Было объявлено перемирие. Однако оно оказалось формальным, и гугеноты продолжали погибать. События Варфоломеевской ночи негативно сказались на внутренней и международной политике. Население перестало доверять властям, в страну боялись ехать иноземцы. Европейские государства осудили кровавые методы принуждения к порядку.

Литература

  • Кастело А. Королева Марго / Перевод с французского и примечания А. Д. Сабова; научная редакция и предисловие А. П. Левандовского. — 2-е, испр. и доп. — М.: Молодая гвардия, 2009. — 231 с. — (Жизнь замечательных людей). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03178-4.
  • Д. Крузе. // Французский ежегодник. — М., 2005. — С. 150—173.
  • Д. Крузе. // Варфоломеевская ночь: Событие и споры. Сб. статей. — М.: РГГУ, 2001. — С. 102—137.
  • Эрланже Ф. Генрих Третий / перевод с французского и примечания М.Ю.Некрасова. — 1-е. — СПб.: Евразия, 2002. — 410 с. — (Clio personalis). — 2000 экз. — ISBN 5-8071-0096-4.
  • Леони Фрида. Екатерина Медичи. Итальянская волчица на французском троне. — АСТ, Астрель, Харвест, 2012. — 580 с. — ISBN 978-5-17-074264-6.
  • Holt, Mack P. The French Wars of Religion, 1562-1629 (англ.). — Cambridge: Cambridge University Press, 1995. — ISBN 0521 35873 6.

Резня в Варфоломеевскую ночь

Господь, как считалось, покарает всю страну за неспособность христианского общества хранить верный уклад жизни. А именно гугеноты внесли раскол. Примерно так же восприняли старообрядцы реформы Никона в сер. 17 в., из-за чего русское общество раскололось на непримиримые группы. Во-вторых, когда гугеноты прибыли в Париж, население которого составляли в основном фанатичные католики, они раздражали их еще и своим богатством, ведь на свадьбу людей королевских кровей прибыли знатные гости. А Франция того времени переживала тяжелый экономический кризис, и толпы бедняков не могли сдержать агрессию при виде роскоши религиозных врагов. А самое главное, гугеноты заслужили недовольство той же нетерпимостью, которую проявляли и католики. Сам Кальвин давал пример свои последователям: он казнил своих противников, сжигая их на костре.

Гугеноты действовали не менее решительно. Обе стороны обвиняли друг друга в пособничестве сатане. А сатанистов нужно высмеивать и громить: религия — это не личное дело, как в XXI веке, и не может быть двух религий в одном королевстве! Там, где гугеноты преобладали, они требовали от католиков навсегда уйти из города или села. Они разрушали и грабили католические храмы, ломали и жгли реликварии, иконы, разбивали распятия, ломали статуи, пытали и калечили монахов и священников, вешали их. Иконоборчество стало у гугенотов еще в конце 1550-х гг. хорошим тоном: на погромы отправлялись целыми семьями, как на праздник. Ритуалы католиков они считали идолопоклонничеством и суеверием.

4 июля 1560 г. гугеноты Лиможа голову статуи Святой Девы прикрепили к позорному столбу. Как пишет историк Ж. М. Констан, такие символические казни происходили нередко. В другом случае, в Труа в том же году, гугеноты забросали статую Святой Девы помоями, а на шею ей повесили дохлую кошку. Иногда оскорбления католиков и убийства настолько повышали накал в обществе и доводили католиков до такой исступленной ненависти, что самому Колиньи и даже Кальвину приходилось просить гугенотов умерить пыл. Самый жуткий случай произошел в Ниме в 1567 г.: гугеноты за одну ночь убили десятки местных католических священников, а тела сбросили в колодец (погибло от 80 до 90 человек). В Париже обо всех этих случаях отлично знали. В общем, гугеноты были так же жестоки к католикам, как и католики к ним. И за это получили Варфоломеевскую ночь.

Варфоломеевская ночь ничего не решила. Лишь обострилась вражда и началась новая война. Войн было еще несколько. В ходе последней (1584−1589) от рук наемных убийц погибли все основные претенденты на корону (включая короля Генриха III), кроме гугенота Генриха Наваррского. Он и взял власть. Чтобы это сделать, ему пришлось принять католичество. Без особых переживаний он стал католиком (уже во второй раз, первый был как раз в Варфоломеевскую ночь). По легенде, Генрих произнес: «Париж стоит мессы», показывая, что готов ради власти пожертвовать верой. Война двух партий, оформленная в религиозное противостояние, завершилась победой Бурбонов. Десятки тысяч жертв ради победы одного клана над другим…

Но выиграли наконец и гугеноты. В 1598 г. король Генрих IV издал Нантский эдикт, давший гугенотам равные с католиками права.

События после Варфоломеевской ночи

Кровопролития не закончились и после 24 августа. Еще неделю Париж был опасен для всех, кто решился приехать туда, или проживал там постоянно.

Во многих уголках страны гугенотов резали и убивали в течение нескольких месяцев. Король Франции взял на себя ответственность за происходящее, но преподнес это так, что как будто бы был раскрыт заговор гугенотов против французской знати.

Варфоломеевская ночь в Париже

Когда от последствий кровавой ночи начали страдать добропорядочные горожане, влияние Екатерины Медичи пошатнулось. Мир наступил спустя долгое время, но был формальным. Свобода вероисповедания сохранялась на словах, но на деле регулярно вспыхивали распри между двумя религиозными конфессиями.

Варфоломеевская ночь имела для страны следующие последствия:

  • Сокращение населения;
  • Недоверие к власти;
  • Смена правителя;
  • Осложнения в международных отношениях.

Все вышеприведенное не положило конец войне между католиками и гугенотами, а лишь дало новый повод продолжить противостояние.

Генрих Наваррский смог спастись от смерти только приняв католичество. Затем он бежал на юг страны. И там поднял восстание против парижской знати и всех католиков Франции.

Варфоломеевская ночь в Париже

Многие протестанты были вынуждены разъехаться по разным городам Европы, так как оставаться во Франции для них было опасно. Когда страсти немного улеглись, Генрих Наваррский стал королем Генрихом IV. Он положил начало династии Бурбонов. И погиб от рук фанатиков, когда ехал в карете на встречу к своей второй жене из рода Медичи.

На Руси, в Польше, в Англии и Германии осудили действия французских политиков, остальной мир молчаливо одобрил события Варфоломеевской ночи.

Варфоломеевская ночь в Париже

Эта резня была настолько наглой, шокирующей и страшной, что сегодня любое массовое убийство людей именуют «Варфоломеевской ночью». Причиной данного события были закулисные игры обличенных властью людей. А погибали и страдали простые жители Парижа. Варфоломеевская ночь навсегда вошла в историю, как пример жестокости, на которую способны люди, воюя за свои идеалы. И стала тяжелым историческим уроком для потомков. Хотя в истории и после данной ночи случались похожие события, Варфоломеевская ночь была первым происшествием подобного масштаба.

Ход событий[ | код]

Грядущий брак послужил поводом к сбору в Париже большого количества именитых протестантов, которые приехали, чтобы сопровождать своего принца Генриха на брачной церемонии. Но в Париже господствовали антигугенотские настроения, и парижане, подавляющее большинство которых было католиками, нашли присутствие гугенотских лидеров неприемлемым. В парламенте самого Парижа было решено пренебрежительно отнестись к церемонии брака. Ненависть католиков-простолюдинов подогревалась плохими урожаями, увеличением налогов, повышением цен на продукты и предметы первой необходимости. Обыкновенных горожан возмущала показная роскошь, устроенная по случаю королевской свадьбы.

Карл Гун. Канун Варфоломеевской ночи. 1868. Санкт-Петербург. Государственный Русский музей

Карл Гун. Сцена из Варфоломеевской ночи. 1870. Москва. Государственная Третьяковская галерея

Сам королевский двор был чрезвычайно разделён. Екатерина Медичи не получила разрешения Папы Римского на этот брак, поэтому французские прелаты были на распутье. Королеве стоило немалых усилий уговорить кардинала Шарля де Бурбона (единственного католика в семье Бурбонов) поженить пару. Назревало противостояние в среде католиков, но Гизы были не готовы вступить в противоборство со своими конкурентами, домом Монморанси. Губернатор Парижа, Франсуа де Монморанси, чувствуя свою неспособность поддерживать в городе порядок и предчувствуя взрывоопасную ситуацию, покинул город за несколько дней до свадьбы.

Мать французского короля Карла IX и правительница Франции Екатерина Медичи повелела начать резню гугенотов после того, как не удалось покушение на убийство предводителя гугенотов Гаспара де Колиньи. Де Колиньи оказывал всё больше влияния на Карла IX и убеждал его поддержать восстание протестантов во Фландрии против испанского короля Филиппа II, послав против него объединённую армию католиков и гугенотов. Он видел в этом единственную альтернативу гражданской войне во Франции, однако мешал планам Екатерины по установлению мира с Испанией. Вместе с тем следует отметить определённую обоснованность курса Екатерины Медичи, так как ослабленная десятилетними гражданскими войнами Франция вряд ли могла бы сплотиться против общего врага и уж тем более нанести поражение Испании, находившейся в зените своего могущества.

По мнению историков и беллетристов, в планы королевы-матери не входила массовая резня гугенотов. Первоначально планировалось устранение Колиньи и ещё примерно десятка основных военных предводителей гугенотов, а также захват номинальных лидеров гугенотской партии — принцев Бурбонского дома — Генриха Наваррского и его двоюродного брата, принца де Конде. Ненависть парижского населения к гугенотам, а также давняя вражда семейных кланов Колиньи и Гизов превратили намечавшуюся акцию в массовую резню. Легко узнаваемые по чёрным одеждам, гугеноты становились лёгкой добычей для обезумевших убийц, которые не давали пощады никому, будь то старики, дети или женщины. Город оказался во власти разбушевавшейся черни. Мёртвых раздевали — многим хотелось ещё и поживиться одеждой. В таком хаосе можно было спокойно ограбить соседа, разделаться с кредитором, а то и с надоевшей женой. Никто уже не отслеживал, кто гибнет под шпагами, гугенот или католик. В конце концов король приказал немедленно навести порядок на улицах Парижа.

Считается, что сигнал к началу резни прозвучал с колокольни церкви Сен-Жермен-л’Оксеруа. Однако Агриппа д’Обинье пишет о колоколе королевской часовни: «…чтобы они узнали час экзекуции по звону большого колокола во дворце…», «она (королева) ускоряет набат во дворце, приказав звонить на полтора часа раньше колокола Сен-Жермен-Оксерруа». Волна насилия прокатилась по Парижу, а позже и по другим городам и сёлам и вылилась в кровавую бойню в масштабах всей страны, длившуюся на протяжении нескольких недель. Количество жертв до сих пор служит предметом споров среди историков, однако, по мнению большинства из них, число жертв варьируется от 5000 до 30 000 человек.

Резня стала коренным переломом в Религиозных войнах во Франции. Гугенотам был нанесён сокрушительный удар, в результате которого они лишились многих из своих видных предводителей. Резня была «самой ужасной религиозной резнёй столетия», во всей Европе она «оставила в умах протестантов неизгладимый след и мнение, что католицизм был кровавой и предательской религией».

Маргарита Валуа — королева-разведёнка

Уже семь лет жившая в замке Юссон Маргарита вдруг стала королевой. Хотя это для неё мало что изменило. Супругу было хорошо и без жены, покинувшей его в ответственный момент, и он запретил ей покидать замок. Лувр заполнили молодые красавицы, и от отсутствия женских ласк новый король явно не страдал. Его основная фаворитка Габриэль д’Эстре родила ему сына.

Новый король Франции остро нуждался в законных наследниках — он видел, чем заканчиваются царствования бездетных монархов. К Маргарите в Юссон помчались гонцы с предложением развестись. Королева отвлеклась от написания мемуаров и занялась изучением бракоразводных тонкостей. Уступать мужа, пускай и номинального, какой-то мадам д’Эстре она отчаянно не желала, и поэтому сперва на уговоры не шла. Генрих попытался прибегнуть к помощи Папы, попросив Рим подтвердить, что его брак с Маргаритой не был благословлен Ватиканом. Понтифик это делать отказался. Пока шла напряженная переписка между Юссоном, Римом и Парижем, Габриэль д’Эстре умерла от последствий выкидыша. Её смерть мгновенно смягчила упрямство Маргариты, и она не только согласилась на развод, но и сама предложила официальный повод для него. Так как венценосные супруги никогда не спали в одной постели, то их брак действительным считаться не мог. При этом она потребовала себе огромных отступных, на что желавший свободы супруг тут же согласился. 30 декабря 1599 года состоялся развод Генриха и Маргариты.

Через год король Франции женился на Марии Медичи, родственнице своей бывшей тёщи. Новая жена быстро родила ему наследника и бесперебойно продолжала приносить потомство мужу-монарху. Маргариту на всякий случай Генрих еще несколько лет продержал в Юссоне и разрешил ей вернуться в Париж только в 1605 году. Для королевы Маргариты (право на этот титул за ней сохранилось) построили дворец на берегу Сены, в котором она собирала цвет французской литературы и науки. Ей уже перевалило за 50, но она продолжала пользоваться успехом у мужчин. Однажды прямо на её глазах её девятнадцатилетний любовник убил 18-летнего соперника, тоже возжелавшего сердца и прочих прелестей немолодой красавицы. Маргарита приказала отдать убийцу под суд и лично присутствовала при его казни. Она вновь наладила дружеские отношения с королём, а Марии Медичи часто помогала ценными советами. Маленького дофина бездетная Маргарита любила, как собственного сына.

В 1610 году Генрих IV был убит католическим фанатиком Равальяком. Королём провозгласили девятилетнего Людовика XIII, и началась свара за право регентства. В этой суматохе про стареющую Маргариту все забыли. 27 марта 1615 года она умерла от воспаления лёгких. Её не смогли похоронить с полагавшимися почестями. Лишь через год её прах перенесли в королевскую усыпальницу Сен-Дени.

Реформация и Религиозные войны

Варфоломеевская ночь возникла не сама по себе, важно знать контекст, логику событий того времени, чтобы правильно её представить. XVI век – это время Реформации и Котрреформации, время церковных реформ, противостояния новых религий старым, гражданских войн

И сложно в то время найти более ожесточённое и длительное противостояние жителей одной страны, чем это было во Франции, где гугеноты и католики обладали собственными армиями и полководцами, собственными королями и выдающимися лидерами. Нам сейчас сложно представить, что люди могли ссориться и воевать из-за догматических расхождений, зачастую даже не самых значительных, ведь и те, и другие всё-таки верили в одного бога. И даже в рядах протестантов нередко возникали теологические споры и расхождения, появлялись собственные еретики, многие из которых и просто использовали народный протест в личных целях, для обогащения и разбоя, отрицая все моральные нормы и государственные законы.

К. Ф. Гун. Канун Варфоломеевской ночи

К. Ф. Гун Сцена из Варфоломеевской ночи

Реформация явилась реакцией на произвол католических властей, падение нравов, вмешательство духовных лиц в мирские дела, обогащение и интриги католической церкви, циничную продажу индульгенций и «мест в раю», подавление аристократией самостоятельности горожан. За пышной религиозной формой, торжественностью, роскошью католицизма терялось действительное содержание. Священнослужители пренебрегали правилами своей собственной религии, думая больше о мирских благах, участвуя в дворцовых интригах, вмешиваясь в дела князей и королей. Папа Римский был таким же участником политических процессов и дипломатических отношений, как и обычные короли, он мог возводить на трон, устраивать политические браки, а мог отлучать от церкви и провоцировать войны и смуты. Папы давно уже больше заботились о собственных богатствах и об удержании влияния и власти, чем о духовности народов и мире между странами. Именно поэтому беднеющий и закрепощённый народ чувствовал необходимость в обновлении и реформе религии, в избавлении от гнёта католической церкви, очищении веры от мирского, заботе о ближних. Реформация вызывало пробуждение национального самосознания, способствовало общественной перестройке, освобождению стран от влияния Рима. В каждой стране в XIV-XVI вв. являлись собственные проповедники и духовные лидеры. В Германии это был Мартин Лютер, во Франции —  Жан  Кальвин, в Чехии – Ян Гус, в Англии – Джон Виклиф. Реформация способствовала ослаблению влияния Рима и пробуждению национальных настроений, улучшению жизни и нравов, усилению роли буржуазии, среднего класса. Протестанты быстро богатели благодаря тому, что отказывались от дорогих обрядов, церковной роскоши, предпочитали посту и молитве реальные дела, профессиональный и честный труд, ценили бережливость, практичность. Моральная часть их религии соблюдалась более строго, чем у католиков. Но церковь не могла столь легко сдаться и просто позволить людям верить в то, во что они хотят, религиозные реформы не обошлись без противостояния и жертв. На реформацию церковь повсеместно отвечала контрреформацией, кровавой борьбой с еретиками, кострами инквизиции, судебными процессами, пытками и реставрацией католичества. Но для многих протестантов вера не была пустой формой, многие из них не отступили от неё до конца и пошли ради неё на смерть, стали мучениками. Рим со временем вынужден был отступить, однако произошло это не сразу. И одним из эпизодов этой борьбы, охватившей разные государства, стала Варфоломеевская ночь.

Хотя фактическая сторона этих событий почти полностью известна, в историографии нет единого мнения относительно событий 24 августа 1572 года. Ранее господствовала старая теория, сложившаяся во многом под влиянием протестантов. Согласно этой версии, Варфоломеевская ночь была частью плана короля Карла IX, его матери Екатерины Медичи и герцогов де Гизов, желавших разом избавиться от наиболее влиятельных представителей гугенотов. Закреплению этой концепции в массовом сознании во многом способствовал Александр Дюма своим романом «Королева Марго». Однако сложно назвать массовую расправу над протестантами спланированной акцией. В том, что народ в данном случае мог действовать по приказу Екатерины Медичи, представляющейся многим настоящим исчадием ада, возникают серьёзные сомнения. Проследим основные события, предшествовавшие трагедии в Париже.

Заключение

Кровавая резня во Франции была одобрена папой римским и королём Испании. Зато вызвала неодобрение в Англии и Германии. Отрицательно к этому отнеслись также в Речи Посполитой и Московском царстве. Жестокие убийства спровоцировали продолжение Гугенотских войн. Однако теперь протестанты уже не шли ни на какие сделки с королевским правительством. Их главной задачей стало создание независимого государства в южных районах Франции.

Однако ни католики, ни протестанты не желали, чтобы Варфоломеевская ночь повторилась. Она напугала всех неконтролируемым народным бунтом, а само название приобрело нарицательное значение. С тех пор организованные массовые убийства стали именовать именно так.

Дмитрий Кириллов

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий