Вселенная-25: мыши дохнут, метро едет, мы живем или умираем?

Авторы Гайдпарка

  • валерий рыженко

    Пьеса в десяти действиях . «Москва. Совет Министров. КГБ. Дзержинский»

    Читать полностью

  • Михаил Салтыков-Щедрин

    Чиновники взялись обсуждать минимальные цены на пиво

    Читать полностью

  • Николай Холодов

    Маленькие острова — большие последствия

    Читать полностью

  • Александр Попов

    Первые 22 боевых робота «Уран 9» поступили в войска

    Читать полностью

  • Доктор Борменталь

    Как вы относитесь к тому, что Навальный получил реальный срок

    Читать полностью

  • Кот Баюн конь

    Хамство государевых людей

    Читать полностью

  • Наталия Хроникер

    Навального осудили все

    Читать полностью

  • Виктор

    Американцы тупые или всё же не очень?

    Читать полностью

  • Ярый Ватник

    Испытания комплекса «Сармат» и подлодки — носителя «Посейдонов»

    Читать полностью

  • Александр Попов

    Мощный ракетный удар нанесен по базам турецкой армии в Сирии

    Читать полностью

  • МУСТАФА

    Почему КПРФ не проводит масштабные акции протеста, а напоминает о себе лишь к выборам и праздникам малочисленными шоу?

    Читать полностью

  • Михаил Васильев

    Что вы ждете от послания Путина Федеральному Собранию-2021

    Читать полностью

Эксперимент №4

Четвертый эксперимент доказал, что зависимость можно контролировать. 20 крыс были помещены в парк, в котором были разные ходы, тоннели, колеса, домики, бассейн, длинные переходы и много пищи. Других 20 крыс держали в традиционных клетках. Первой и второй группе поставили по 2 поилки: одна с обычной водой, а в другой был подслащенный раствор наркотика. Жители парка пили только воду. Даже если кто-то из крыс пил воду с наркотиком, то зависимости у них не было, они все равно предпочитали пить обычную воду. В свою очередь крысы из клеток быстро пристрастились к наркотику. Через некоторое время крыс поменяли местами. Крысы из парка развлечений, оказавшиеся в клетках, быстро перешли на наркотик. А крысы, которые были помещены в парк, стали больше пить обычную воду.

Клубника и алкоголь

Впрочем, крысиная жизнь не всегда ужасна. Возьмем, к примеру, недавний эксперимент в Политехническом университете провинции Марке, Италия, в ходе которого ни одно животное не пострадало. Скорее наоборот.

В процессе опытов крысы на протяжении десяти дней вместе с основной пищей употребляли клубничное пюре из расчета 40 мг на кило веса. После этого им давали алкоголь. Контрольная группа в этот момент употребляла спирт без всяких клубничных церемоний.

Правда, в конце всех счастливых участников эксперимента ждало похмелье, усугубленное изучением состояния слизистой их желудков, которое затеяли исследователи.

Оказалось, что у крыс, употреблявших ягоды, снизилась вероятность возникновения язвы. «Позитивный эффект клубники заключается не только в содержащихся в ней антиоксидантах, — уверяет доктор Сара Тьюлпани, — но и в том, что она стимулирует выработку естественных ферментов в организме». Кто бы спорил! Мы тоже считаем, что в ходе экспериментов с алкоголем многие вещи кажутся очень позитивными. И клубника, безусловно, одна из них.

Обжорство

Пожалуй, научным крысам удалось поучаствовать во всех грехах человечества (не без помощи ученых, конечно). Такой примитивный грех, как обжорство, тоже не обошли стороной. Для его полноценного воплощения братья Луис и Теодор Зукеры вывели специальных генетически модифицированных крыс, которые гордо носили имена своих создателей.

Собственно, все предназначение зукеровских крыс состояло в том, чтобы всю жизнь поглощать пищу. Они обладали повышенным чувством голода и могли весить в два раза больше своих немодифицированных предков. Крысы поплатились за свои грехи еще в этой жизни: у них был повышенный уровень холестерина в крови и целый букет болезней.

История эксперимента «ВСЕЛЕННАЯ 25»

Сначала история эксперимента «Вселенная 25», а потом, как всегда, серия выводов. 

В далеком 1943 году Джон Б. Калхун (John B. Calhoun 1917-1995гг.) известный американский эколог и зоопсихолог, начал серию опытов на грызунах (норвежских крысах, а позже и белых мышах) на тему моделирования возможного поведения человеческого общества на перенаселенной планете (что оказалось актуально и в условиях перенаселенного города).

Калхун придумал термин для социальной психологии — «поведенческая раковина».
Поведенческая раковина (behavioural sink) — или социальный поведенческий сбой, поведенческая ловушка: феномен возрастания отклонений от норм поведения (например отказ от всех социальных взаимодействий) при высокой плотности популяции, например, в городе. 

Вашингтон

Власти американской столицы, жители которой страдают от крыс, также приняли решение взять на вооружение по борьбе с грызунами сухой лед.
Руководитель столичного управления по борьбе с грызунами Джерард Браун рассказал, что твердая форма диоксида углерода (углекислого газа) не заменит, а дополнит эффект от отравы, которую используют коммунальные службы города.
«Сухой лед станет еще одним средством в нашем комплексе мер», — отметил Браун, который занимается борьбой с крысами в городе на протяжении последних 30 лет.
Отмечается, что количество жалоб жителей американской столицы на распространившихся на улицах крыс стало рекордным за последние четыре года. Эксперты выделяют четыре причины роста популяции грызунов.
Во-первых, население столицы увеличивается, а вместе с ним растут объемы мусора, в котором любят жить крысы. Во- вторых, открывается все больше ресторанов и баров, что в свою очередь также увеличивает количество мусора.
В-третьих, последние зимы в Вашингтоне были довольно мягкими, а значит, не так много грызунов погибло от низких температур. И, в-четвертых, строительные и ремонтные работы в городе привели к разрушению подземных крысиных нор, что вынудило животных чаще вылезать наружу. Теперь они бегают по тротуарам и дворам столицы и даже заползают в дома местных жителей.

Ход эксперимента

Кэлхун и его помощники построили бак величиной два на два метра. Температура внутри всегда поддерживалась на максимально комфортном для мышей уровне — 20 градусов. Гордостью экспериментаторов была система снабжения, которая была настолько продуманной, что могла одновременно кормить и поить 9,5 тыс. мышей — и ни один грызун не испытывал бы дискомфорта.

Первыми жителями мышиного Эдема стали четыре пары совершенно здоровых, сильных белых мышек. Грызуны быстро освоились, осознали всю прелесть проживания в раю и начали размножаться усиленными темпами. Количество жителей Эдема начало стремительно расти. С момента начала эксперимента каждые 55 дней количество мышей в баке удваивалось, однако, на 315 день темпы прироста популяции значительно снизились.

К этому моменту в Эдеме находилось уже порядка 600 мышей. В мышиной «Вселенной» сформировались уникальные особенности жизнедеятельности. Пространства стало меньше, что привело к появлению иерархии и некоего подобия социальной жизни.

В баке появились «отверженные» — мыши, которых общество не приняло. Этих бедолаг кусали, избивали, их шкурки были покрыты кровоточащими ранами. В основном отверженными были молодые мыши, не сумевшие найти своего места в обществе мышиного Эдема.

Проблема была в том, что в условиях полного обеспечения продовольствием, отсутствия хищников и болезней, мыши не только активно плодились, но и жили гораздо дольше своего репродуктивного периода. В итоге матерые старики направляли агрессию на молодежь, еще не готовую дать отпор. Избитые молодые самцы теряли «мужественность», не умели защищать самок и проявлять необходимую для этого социальную агрессию.

Начались проблемы и среди самок. Из-за пассивности самцов мышки становились нервными, беспокойными, агрессивными. И почему-то свою агрессию они стали направлять на собственных детей. В колонии стали вполне обыденными случаи убийства матерью своих детенышей. Самки, убившие потомство, становились отшельницами, отказывались от дальнейшего размножения. Рождаемость в «раю» и смертность детенышей стали расти стремительными темпами.

Скоро Эдем перешел к последней стадии своего существования. Эта стадия была ознаменована появлением новой разновидности мышей, которых Кэлхун назвал «красивые». Это были самцы, которые не проявляли ни малейшего интереса к спариванию с самками и борьбе за территорию. Каста «красивых» предпочитала иную жизнь — еду, питье, сон и уход за шкуркой. Конфликтов, выполнения каких-то общественно-социальных функций красивые всячески избегали.

Вскоре в баке подавляющее большинство самцов стали «красивыми». Они сидели на верхних ярусах бака, ели, пили и облизывали свои шкурки. В этот момент среди мышей распространился и гомосексуализм.

Последняя стадия ознаменовалась трагическими цифрами — смертность детенышей составляла 100%, самки в Эдеме практически не беременели, а вскоре количество беременностей достигло нуля.

В мышином «раю» процветало насилие, жестокость, гомосексуализм и каннибализм при наличии избыточного количества пищи и воды. Самки, которым случалось рождать детенышей, практически сразу их убивали.

Спустя 1780 дней после начала эксперимента, скончался последний житель мышиного «Эдема».

Теперь мы все живем во Вселенной-25

В середине 70-х годов Джон Кэлхун собрал крупную международную конференцию, посвященную проблемам перенаселенного социума. По итогам конференции весьма небольшим тиражом был выпущен сборник докладов ее участников.

Все доклады были сделаны в стиле апкалиптического пророчества. Ученые отчаянно предупреждали – нашему обществу угрожает скорая и страшная гибель! Однако никакого особенного общественного резонанса ни конференция ни выводы ученых не получили. Тогда как раз разыгрался энергетический кризис и нефть интересовала мир куда больше, чем дохлые мыши. Постепенно все программы изучения будущего были свернуты и история пошла своим путем. Ответ на вопрос о перенаселенности и перекормленности общества повис в воздухе.

«Разные эксперименты проводятся на разном социокультурном фоне, – говорит Анча Баранова, – Дело не в выводах Кэлхуна, а в самой среде, в которой этот эксперимент проводился. Именно она способствовала тому, чтобы выводы были сделаны такие, а не другие.

Неплохо было бы сейчас повторить этот эксперимент, чтобы померить все современными методами и понять, что там происходило с этими мышами. Почему они дохли? Кэлхун вводит термины «смерть души» и «социальная воронка». Но там все могло быть совершенно по-другому. На все это нужны очень большие деньги, которых сейчас никто не даст, потому что это сейчас никого уже не интересует. Почему? Опять-таки все зависит от среды.

Кэлхун в своей книге собрал все научные работы по этому направлению. Например, там были исследования о том, что езда в метро вызывает у людей дикую депрессию. Тогда метро было новым феноменом, и все эти депрессии казались очень важными. Сейчас это уже никого не интересует. Мы перестали ездить в метро? Нет. Просто поменялся социокультурный фон, и из одних и тех же посылок делаются совершенно другие выводы. Метро по-прежнему вызывает депрессию. Но в одном случае мы делаем вывод, что нужно бороться с депрессией, а в другом случае, что нужно привыкать к метро.

Проблема с теми мышами осталась. И нарушения поведения в обществе остались. Но у нас сейчас нет никакого контроля этих процессов. Раньше мы сажали мышей в куб и контролировали их, а теперь мы все живем во Вселенной-25. И где мы возьмем контроль?».

С тех пор прошло 50 лет. Похоже, что за это время мы сами стали и исследователями и исследуемыми.

Вселенная-25, или как рай стал адом

Наибольшую популярность Джону принес эксперимент «Вселенная-25», проведенный с мышами в 1972 г. Цель заключалась в том, чтобы изучить и понять то, насколько плотность популяции может влиять на жизнь грызунов. Экспериментатор создал прекрасные условия для полноценного существования и размножения мышей.

Была построена большая конструкция 2х2 м и высотой в 1,5 м. Внутри нее всегда поддерживалась максимально комфортная для мышей температура (+20°C). Мыши не испытывали недостатка в корме и воде. Кроме этого, для мышей были сделаны гнезда для взращивания потомства.

Автор эксперимента следил за тем, чтобы загон содержался в постоянной чистоте

Особое внимание уделялось безопасности мышей. Их регулярно осматривали ветеринары, чтобы исключить появление какой-либо эпидемии

Интересно, что в загоне могли одновременно пить воду более 6140 мышей, а питаться до 9500. При этом проблемы с «жильем» у грызунов могли возникнуть только в том случае, если бы их количество превысило 3840 особей. Однако такого никогда не было. Максимальное число мышей не превышало 2200 особей.

Эксперименты с мышами[править | править код]

Кэлхун внутри полигона для экспериментов с мышами, 1970 год

Период освоения территории первыми четырьмя парами мышей Кэлхун назвал стадией А. Стадия B началась с момента рождения первых детёнышей. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях — число мышей удваивалось каждые 55 дней. Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, и численность мышей удваивалась каждые 145 дней. Началась третья стадия (C) эксперимента. В этот момент в баке проживало 620 мышей, и сформировалась определённая социальная иерархия. Появилась категория молодых самцов, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии в колониях по периметру загона и изгнанных в центр бака. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. После изгнания самцы ломались психологически, характеризовались пассивностью либо чрезмерной агрессивностью с нападением на любых других мышей. Беременные самки становились менее защищёнными от случайных атак. В итоге они сами стали проявлять агрессию, именно они — а не самцы — стали активно защищать свою территорию, при этом агрессия проявлялась по отношению и к своим детям. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Нет сведений о происхождении первых 8 мышей, которые дали начало всей популяции. В частности, не было проверено, не являются ли они близнецами братьями и сёстрами из одного помёта. Близкородственные связи могли оказать самое негативное влияние на все дальнейшие поколения мышей.
Температура в загоне могла достигать +32 градусов, что неблагоприятно для мышей.
Загон чистился раз в 1–2 месяца, то есть большую часть времени мыши проводили в помещении, загрязнённом фекалиями, мочой, трупами и остатками еды.
Нет точного описания методов подсчёта мышей. Оценки численности даны приблизительно.
На последней стадии Кэлхун описывает появление группы «мышей-красавчиков» (мыши не вступали в борьбу за самок и территорию, не проявляли активности к размножению и только питались, спали и чистили шёрстку…), отмечая такое поведение как аномальное, однако не ясен возраст этих мышей. Указано однако, что средний возраст мышей на последней стадии составлял 770 дней. К этому времени репродуктивный период у самцов давно завершён, и описанное поведение является для них нормальным.
Причины смертей и бесплодия самок не были достаточно исследованы. Загон не был защищён от попадания каких-либо инфекций, которые могли повлиять на смертность и репродуктивную функцию.

Неверен вывод о том, что чем больше численность популяции, тем сильнее тенденция к её деградации. Кэлхун ставил основной задачей исследование поведения мышей в условиях перенаселённости: у мышей был неограниченный доступ к еде и воде, но территория, которая является не менее важным фактором для нормального существования, была урезана до минимума. Когда территория не ограничена, рост популяции в идеальных условиях может продолжаться практически бесконечно без социальных и генетических последствий (примером тому может бытьдемографический взрыв популяции кроликов в Австралии).

Полученные результаты

Эксперимент продемонстрировал любопытный парадокс. Улучшение условий существования крыс привело не к максимальному заполнению территории, а к уничтожению популяции. Ключевым моментом в этой ситуации Кэлхун считал снижение смертности и увеличение продолжительности жизни: старые самцы, наслаждавшиеся жизнью и вытеснившие из социального пространства более молодых, в том числе собственных детей, сами запустили механизм гибели своего сообщества.

Точно такой же исход, по мнению Кэлхуна, ожидает и человечество, которое встало на путь цивилизации. Получается, что повышение уровня жизни, развитие медицины и образования, отказ от войн и насилия вообще, ограничение рождаемости – это путь к уничтожению человечества. Свидетельством угасания человечества, по его теории, служит появление в обществе большого количества чайлдфри и гомосексуалов. А попытки ликвидировать насилие приводят к обратному результату – росту агрессивного поведения, в том числе и по отношению к детям.

Кто это — Джон Кэлхун

Джон Кэлхун, американский , ученый-этолог обожал грызунов. Он считал что крыса ненамного уступает человеку в интеллекте, а сообщество крыс в своем развитии почти полностью копирует человеческое.

D экспериментах Кэлхун создавал различные условия жизни для отдельных групп крыс и наблюдал, как они отвечали на разные жизненные ситуации которые он им создавал.

Исследователи до него тоже не скучали:

Изучая процессы и тенденции которые возникали в этой маленькой изолированной колонии, он сопоставлял их людьми, которые могут действовать подобным образом при схожих обстоятельствах.

Проведя т.о. 24 исследования, Кэлхун начал свой 25-ый, самый результативный и известный эксперимент.

Для мышек построили бак размером 2×2 метра и высотой полтора метра. Он был рассчитан на огромное количество мышей — почти 4000 штук могли существовать там в полнейшем комфорте.

Было устроено 256 гнезд, создан запас строительных материалов, если бы мыши захотели строить домики сами.
Никаких кошек, собака, сов, лис и прочей городской и лесной братии. По идее, колония могла была жить долго и процветать вечно.

Вселенная-25

Однажды доктор Джон Б. Калхун решил создать мышиный рай. Взял бак два на два метра, установил в нем перекрытия, проложил систему тоннелей с индивидуальными отсеками и поилками и в начале 1972 года запустил в этот рай четыре пары здоровых, генетически безупречных мышей. В баке всегда было +20 оС, каждый месяц его чистили и набивали кормом и материалом для гнезд.

Во «Вселенной-25», как Калхун назвал бак, царил золотой век. Через сто дней, осознав свое счастье, грызуны начали бешено размножаться. Население удваивалось каждые 55 дней, и никакого изгнания за грехопадение не предвиделось.

Однако еще в момент своего создания «вселенная» была обречена. Ведь номер 25 выбрали неслучайно. Это был уже 25-й эксперимент на крысах и мышах, и каждый раз рай превращался в ад. Мышам, к 315-му дню размножившимся до 600 особей, уже категорически не хватало пространства.

Общество начало стремительно разрушаться. Сформировались любопытные классы: «нонконформисты», которые сгрудились в центре и регулярно нападали на владельцев гнезд, «прекрасные» — самцы, которые не интересовались размножением и ухаживали исключительно за собой, и, наконец, «средний класс», который пытался любой ценой сохранить привычный уклад. В баке процветало насилие, свальный грех и даже каннибализм.

В конце концов 90% самок репродуктивного возраста покинули популяцию и поселились в изолированных гнездах в верхней части бака. На 560-й день со «Вселенной-25» фактически было покончено. Популяция достигла пика в 2200 особей, рождаемость упала, редкие беременности кончались убийством детенышей. Возросшая смертность не спасла рай: последние восемь мышей умерли одна за другой, так и не вернувшись к привычным ролям и не пытаясь завести детенышей!

В своей работе «Плотность популяции и социальные патологии» Калхун вместе со «Вселенной-25» похоронил и все человечество: «Еще до того, как нам перестанет хватать ресурсов, люди задохнутся в своих городах!» Хотелось бы сказать: не дождется! Но…

Начало фазы D

Переход проекта «Вселенная-25» в последнюю фазу D Дж. Кэлхун связал с появлением в колонии особой касты мышей, которая исследователем была названа «красивые», потому что на их телах не было кровавых следов зубов и ссадин. К этому виду он относил самцов, которые отказывались принимать участие в драках, не участвовали в борьбе за территорию и самок. Они были пассивны в социальном плане, интерес к спариванию у них отсутствовал. Как правило, они были заняты едой, сном, а также чисткой своей шкурки. Они напоминали знаменитого мифологического героя Нарцисса. Ученый был удивлен тем, что эта каста с течением времени стремительно увеличивалась.

На этой стадии эксперимента с мышами «Мышиный рай» средний возраст особей составлял 776 дней. В этом возрасте грызуны уже не способны к размножению. Молодые мышки массово умирали, беременности у самок постепенно свелись к 0.

Мышиный рай «Вселенной-25» превратился в колонию девиантных гомосексуалов и каннибалов. Они демонстрировали немотивированную агрессию. Несмотря на достаточное количество еды и воды, самки вместо выращивания потомства убивали своих детенышей. Численность колонии стремительно снижалась.

Мышиный рай

В самом начале эксперимента Вселенная-25 внутрь загона поместили 4 пары здоровых мышей, которые весьма быстро привыкли к новой обстановке и начали активно размножаться. Этот период освоения Джон обозначил фазой A.

Фаза B началась с того момента, когда в «мышином государстве» начало появляться потомство. В это время численность грызунов удваивалась каждые 55 дней. Однако через 10 месяцев ситуация изменилась – наступила фаза C.

Начиная с 315 дня проведения эксперимента Вселенная-25, темп рождения мышей существенно снизился: количество грызунов удваивалось уже каждые 145 дней.

К этому времени в загоне проживало порядка 600 особей, среди которых сформировалась иерархия и некая социальная жизнь. При этом ме́ста становилось все меньше.

«Отверженные»

Появилась категория «отверженных», которых выгоняли в центр загона, после чего они превращались в жертв.

Эти мыши часто подвергались агрессии, по причине чего у них были искусаны хвосты, а тело покрывали окровавленные раны.

Как правило «отверженными» становились молодые мыши, которые не успели достичь какого-либо положения среди своих сородичей.

То есть старые мыши, которые смогли обрести хорошие жилища и получить определенный социальный статус, не освобождали мест для своего потомства. В связи с этим, агрессия прежде всего проявлялась в отношении молодых особей.

Когда самцы становились изгоями мышиного общества, они ломались психологически, старались избегать конфликтных ситуаций и даже не стремились заботиться о своих беременных самках. При этом периодически они могли нападать на таких же «отверженных» грызунов.

Самки

Беременные самки становились более нервными, поскольку из-за пассивности самцов им приходилось самостоятельно защищаться от возможных атак.

В результате самки начинали драться со своими обидчиками, заступаясь за детенышей. Интересен факт, что такая агрессия нередко была направлена и к своему потомству.

Во время эксперимента Вселенная-25 было зафиксировано множество случаев, когда самки загрызали своих мышат, после чего занимали верхние гнезда.

Кэлхун внутри полигона для экспериментов с мышами, 1970 год

Они утрачивали интерес к размножению и начинали вести аскетический образ жизни. Как следствие, рождаемость резко упала, а смертность молодых мышей существенно возросла.

«Красивые»

После этого в эксперименте началась последняя фаза D – стадия смерти. Ее особенностью стало рождение новой категории мышей, получившей название «красивые».

К последнему виду относились самцы, которые были совершенно не похожи на своих прародителей. Они не дрались за территорию, вели спокойный образ жизни и совершенно не интересовались самками. «Красивые» только питались, ухаживали за собой и не стремились выполнять какие-либо социальные функции.

Такое прозвище эта категория мышей получила вследствие того, что в отличие от своих сородичей, они не имели на своем теле никаких ран или выдранных клоков шерсти.

Кэлхун вместе со своими коллегами поражался тому, что происходило в загоне. «Красивые» наряду с самками-одиночками не желали спариваться, предпочитая жить на верхних этажах «мышиного царства». В конечном счете, их начало становиться все больше и больше.

Мышиный рай

В начале эксперимента Вселенная-25

Кэлхун попытался проанализировать, как высокая плотность населения влияет на поведение людей. Правда, обитателями его модели перенаселенного города стали не люди, а мыши. На базе Национального института психического здоровья грызунам создали поистине райские условия. В куб площадью 12 квадратных метров поместили 4 пары мышей. В кубе поддерживалась оптимальная температура и чистота. Мыши имели неограниченный доступ к еде, воде, а также материалу для строительства гнезд.

Сам Кэлхун и не подозревал, что с точки зрения его коллег через 50 лет он будет выглядеть наивным баловнем судьбы. Он был уверен, что творит историю. Так оно, в сущности, и было. Потому что эксперимент Кэлхуна так и остался единственным в истории науки. Но вернемся к мышам.

Жизнь грызунов была организована настолько комфортно, что в баке, по подсчетам Кэлхуна, могли проживать 9500 тысяч особей одновременно. Чем не рай? Первые поселенцы стали с воодушевлением совокупляться – а чем еще заниматься в раю? Этот отрезок времени ученый назвал стадией А. Следующая – стадия В – началась с момента рождения первых детенышей. Мыши плодились со страшной скоростью. Число грызунов удваивалось каждые 55 дней. Однако на 315 день эксперимента скорость размножения внезапно замедлилась почти втрое. Теперь на удвоение численности популяции требовалось как минимум 145 дней. Это свидетельствовало о наступлении следующей фазы – С.

К этому моменту до сих пор мирное сообщество мышиного рая существенно изменилось. Внутри мышиного социума сформировалась кастовая иерархия, возглавляемая старшими особями. Почтенные старцы внезапно стали проявлять откровенно садистские наклонности: кусали молодых мышей за хвосты, вступали в беспричинные драки. Жестокость аксакалов привела к тому, что искусанный молодняк сформировал касту отверженных, которым не нашлось места в стае. «Главари» то и дело провоцировали молодежь на драки, сгоняя молодых самцов в центр резервуара. Молодые мыши дрались, как львы, неизвестно за что и неизвестно с кем, а затем ожидаемо теряли силы и впадали в депрессию.

Впрочем, несмотря ни на что мыши продолжали плодиться. Численность популяции по-прежнему возрастала. А вместе с ней возрастала и неконтролируемая агрессия ее членов. Но история мышиного рая на этом не остановилась. Впереди мышей ждал еще больший ужас.

Выводы Джона Кэлхуна по результату эксперимента

В результате он создал теорию двух смертей:

  • Первая смерть — это смерть духа, наступает, когда молодое поколение отказывается от борьбы и выбирает пассивный стиль жизни.
  • Далее идёт вторая смерть — физическая. В первую очередь имеется в виду не физическая смерть конкретной особи, а всего сообщества. Особи погибнут  уже вместе  с ним.

Результаты экспериментов стали несколько неожиданными для социологов.

Зато историки не сильно удивлялись его результатам. Что-то подобное они наблюдали ранее. Например, в истории древнего Рима

По свидетельству Плутарха

Конечно нельзя назвать эксперименты «чистым» и полностью переносить его на человеческое общество. Много здесь нюансов. И не всё так плохо в обществе, как могло бы показаться. Общество способно восстанавливаться и саморегулироваться!

В результате таких опытов может вымереть лишь «способ существования белковых тел», но не сами тела. Теперь на этом месте прекрасная страна — Италия!

На выводы сделанные Джоном Кэлхуном в результате своего эксперимента обрушилось много критики. Разберемся.

Когда появилась смерть духа?

По мнению учёного, это произошло когда в социальной иерархии
мышиного общество стало недостаточно социальных ролей для молодых подрастающих мышек. Увеличилась скученность, уменьшилось личное пространство каждой особи. Возникла противостояние молодых старых грызунов появилась немотивированная агрессия.

Перенесем мысленно обстановку на современные мегаполисы.

В результате такого психологического стресса появились особи, способные только к простейшему поведению.

В идеальных, по мнению учёного, условиях в отсутствие опасности со стороны хищников, изобилии пищи большинство особей стало только есть, пить. спать. ухаживать за собой.

Самым сложным действием для них стало ухаживание за самками. поскольку, необходимость добычи пищи попросту отпала. Далее, в обычной жизни, следовала забота о потомстве, защита территории. Но от этого сломленные психологический мыши отказались. Наступила первая смерть — смерть духа.

Результат первой — вторая смерть — физическая

После этого, поскольку мыши даже перестают размножаться, неизбежно следует смерть как все популяции, так и отдельных её составляющих. Это и есть Вторая смерть — физическая.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий